vozduh

Сторінки (1/57):  « 1»

Вершина

[i]Воззови  ко  Мне  -  и  Я  отвечу  тебе,  
покажу  тебе  великое  и  недоступное,  
чего  ты  не  знаешь.  
Иер.33:3[/i]


[b]02100  ул.  Тьер  35/2,  Сен-Кантен,  Франция
18  октября  1949[/b]
     «Здравствуй,  моя  дорогая  Эмилия.
     Я  тут  как-то  вечером  подсчитал  –  суммарно  я  уже  почти  год  в  Шамони,  всё  чем  я  живу  –  жесткий  рацион  питания  и  изнурительные  восхождения  на  Монблан  по  леднику  Тет  Рус.  Боже,  я  ненавижу  тут  каждый  камень.  Альпы  –  единственное,  что  нам  сейчас  доступно  для  тренировок  перед  восхождением  в  Непале,  а  Монблан  –  их  самый  высокий  пик.  Следующей  весной  Луи  предлагает  тренироваться  на  северной  стене  Эйгера,  но  я  колеблюсь,  слишком  высокий  риск  получить  там  травму,  из-за  которой  сорвётся  вся  экспедиция.
У  нас  было  всего  два  года  для  подготовки  к  самому  важному  событию  в  нашей  жизни.  Следующий,  1950-й  год,  просто  обязан  стать  для  нас  победоносным.  Ты  только  представь  себе,  я  –  Тео  Морель,  Луи  Лашеналь  и  Морис  Эрцог  –  первые  покорители  горы  Аннапурна.  Кстати,  на  непальском  это  означает  Богиня  плодородия.  Неприступный  восьмитысячник  в  самом  сердце  Непала  –  настоящая  песня  сирен  для  таких  как  я.  Никто  в  целом  мире  ещё  не  совершал  подобного  восхождения.
     Как  себя  чувствует  дядя  Одрик?  Помнишь,  как  он  учил  нас  шнуровать  ботинки  в  детстве?  Скажи  ему,  что  за  последний  год  я  наловчился  завязывать  их  со  скоростью  звука.  Не  позволяй  моей  матери  перекармливать  Тома,  у  спаниелей  плохо  с  чувством  меры,  пусть  не  слушает  его  лживый  скулеж.  Поцелуй  от  меня  мою  маленькую  Клэр  и  скажи  ей,  что  папа  очень  скучает  и  помнит  о  её  прошедшем  дне  рождения,  посылка  с  подарком  уже  в  пути.  
Я,  правда,  очень  скучаю  по  всем  вам.  К  Рождеству,  как  и  обещал,  вернусь  в  родной  Сен-Кантен.»

     Июнь  в  Непале  в  1950  году  выдался  не  очень  жарким  и  в  общем-то  благоприятным  для  восхождения.  Всё  начиналось  в  штатном  режиме,  как  и  во  время  тренировок  в  Швейцарии,  но  на  высоте  пяти  тысяч  метров  на  Тео  напала  горная  болезнь.  Его  лихорадило  всю  ночь  и  в  конце  концов  жуткие  головные  боли  заставили  его  принять  решение  спустится  ко  второму  лагерю  на  один-два  дня  дополнительной  акклиматизации.  После  обсуждения  дальнейшего  плана  действий  было  решено,  что  Морис  и  Луи  поднимутся  на  пол  километра  выше,  разобьют  там  третий  лагерь  и  станут  дожидаться  Тео,  последний  должен  будет  спуститься  во  второй  лагерь,  набраться  сил  и  через  два  дня  подняться  обратно.  Если  на  третий  день  он  не  появится,  это  будет  означать,  что  Тео  решил  вернуться  в  Катманду  и  команда  продолжит  восхождение  без  него.  Спускаясь,  Тео  ни  разу  не  оглянулся,  чтобы  не  видеть  их  удаляющиеся  силуэты  и  не  лишиться  и  без  того  отравленной  мотивации.
     Снежная  буря  усиливалась,  ветер  нес  в  себе  признаки  настоящей  угрозы,  видимость  постепенно  сокращалась,  пока  не  стала  меньше  двух  метров.  Тео  сперва  спрятался  за  какой-то  выступ,  закутался  в  накидку  с  головой  и  решил  выждать.  Вскоре  он  понял,  что  замерзает  и  лучшим  способом  было  хоть  понемногу,  но  двигаться  в  сторону  палатки,  оставленной  во  втором  лагере.
     Снег  проваливался  под  ногами,  ноги  давно  промокли  от  попавшего  в  обувь  снега  и  пота,  мокрые  носки  скатывались  с  пятки  и  натирали  ноги  до  крови.  Сперва  Тео  подтягивал  их  руками,  а  после  и  вовсе  снял.  Палатки  всё  не  было.  Он  шёл,  отмеряя  дыхание,  один  шаг  –  вдох,  второй  шаг  –  выдох,  шаг  -  вдох,  второй  –  выдох.  Колкий  воздух  обжигал  и  царапал  холодом  горло,  как  будто  он  весь  был  наполнен  битым  стеклом.  Тео  периодически  кашлял,  что  тут  же  сбивало  дыхание  и  вызывало  неприятные  ощущения  растущей  нехватки  кислорода  в  мозге,  отчего  Тео  злился  и  старался  прокашляться  сильнее  и  быстрее,  чтобы  снова  набрать  полные  лёгкие  промерзшего  насквозь  воздуха.  «Я  сдаюсь,  сдаюсь,  заберите  меня  отсюда!»  -  он  то  злился  на  судьбу,  то  молил  пощады,  то  хотел  отчаянно  рыдать.  Мысли  смешались  в  голове  в  неясные  воспоминания  и  какие-то  обрывки  событий,  фраз,  звуков  и  образов,  бесцельных  и  бессвязных,  как  будто  разум  бился  в  лихорадке.  Горы,  снег,  небо  такого  же  цвета  как  снег…  ни  конца  ни  края  этому  белому  безумию.
     Крыша  каменного  дома,  отчасти  занесенного  снегом,  темным  пятном  выделялась  на  фоне  бесконечных  сугробов.    Геометрия  здания  для  коренного  француза  показалась  бы  просто  немыслимой  -  вкривь  и  вкось,  но  всё  же  от  его  расхристанного  вида  стало  внутри  теплее  и  даже  немного  прибавилось  сил.  Дом  –  это  убежище,  это  спасение.  «Строят  непальцы,  как  и  всё  остальное  делают  -  абы  как»  -  подумал  про  себя  Тео,  -  «Чё  ты  придрался,  тебе-то  какая  разница,  крыша  есть  и  хватит!».  
     Когда  Тео  подошел  уже  на  расстояние  вытянутой  руки,  он  увидел,  что  дверь  всего  на  четверть  замело  снегом.  «Значит  нет  никого,  ну  хоть  не  придётся  проситься»  -  мелькнуло  в  голове.  
     -  Есть  кто?  –  крикнул  Тео,  скорее  для  приличия,  чем  в  надежде  застать  хозяев  дома.  Сперва  он  попробовал  отгрести  снег  ногой,  но  от  холода  уже  почти  не  чувствовал  свои  ноги  и  плохо  с  ними  справлялся,  тогда,  он  рухнул  на  четвереньки,  чуть  отдышался  и  принялся  раскапывать  руками,  попеременно  опираясь  то  на  одну  руку,  то  на  другую  -  спина  просто  отказывалась  помогать  ему  в  этом.  Он  останавливался  три  или  четыре  раза,  приподымался  и  пробовал  дергать  дверь,  но  она  не  поддавалась,  тогда  он,  глубоко  вдохнув,  снова  принимался  за  работу.  В  очередной  раз,  схватившись  обеими  руками  за  обледеневшую  толстую  деревянную  ручку,  Тео  потянул  на  себя  и  дверь  неожиданно  поддалась,  отчего  он  рухнул  на  бок.  «Боже,  как  я  устал»  -  стучало  в  голове  альпиниста.  Опираясь  о  дверной  косяк,  он  шагнул  внутрь  и  попал  в  абсолютный  мрак.  Тео  прошел  не  больше  метра  вдоль  стены,  остановился,  развернулся  к  ней  спиной  и  медленно  сполз  вниз  совершенно  обессиленный.  Глаза  привыкли  не  сразу,  он  не  хотел  доставать  керосиновый  фонарь,  потому  что  пришлось  бы  сейчас  расстёгивать  рюкзак  и  копаться  внутри  в  его  поисках,  после  чего  долго  чиркать  спичками  в  попытках  его  зажечь,  а  для  таких  усилий  нужны  были  более  веские  причины,  чем  темнота  в  пустом  доме.

     Тео  бесцельно  шарил  глазами  по  медленно  проявляющимся  элементам  комнаты,  нужно  было  найти  печь,  чтобы  натопить  в  доме.  Он  собрался  с  силами  и  морщась  от  напряжения  встал,  опираясь  левой  рукой  о  стену.  Немного  подождав,  Тео  двинулся  к  предмету  больше  всего  напоминавшему  печь,  и  вдруг  возле  самой  печи  наткнулся  в  темноте  на  что-то  лежащее  на  полу.  Он  нагнулся,  чиркнул  спичкой  и  увидел  комок  толстого  шерстяного  пледа,  лежащего  на  полосатом  коврике.  Внутри  свертка  спала  девочка,  по  лицу  на  вскидку  лет  трёх.  Тео  как  током  пронзило  –  «Боже,  куда  смотрят  эти  родители!  Здесь  же  холодно!»  Мужчина  на  мгновение  забыл  об  усталости,  он  быстро  отыскал  в  рюкзаке  фонарь,  зажёг  его,  поставил  на  пол  и  стал  выгребать  из  печи  старый  уголь.  После  минутного  поиска  дров,  в  печи  заиграл  огонь.  «Как  можно  бросить  маленького  ребенка  в  холодном  доме  одного?!»  -  не  унимался  Тео.  Он  нагнулся,  аккуратно  взял  свёрток,  чтобы  не  разбудить  ребёнка  и  поднёс  его  ближе  к  огню.  «Ничего,  сейчас  согреешься»  -  Тео  скорее  успокаивал  себя,  чем  спящую  девочку,  -  «Ты  только  не  начни  кричать,  когда  проснёшься,  от  того  что  в  доме  незнакомый  дядя»,  от  этой  мысли  Тео  совсем  полегчало.  В  ожидании  родителей  ребёнка,  Тео  занялся  приготовлением  еды.  Он  понимал,  что  еду  лучше  будет  приготовить  минимум  на  двоих,  и  скорее  всего  в  таком  возрасте  девочка  не  откажется  от  овсянки  с  хорошо  перемолотой  тушенкой,  тем  более  в  стране  с  дефицитом  мясных  продуктов.  С  этими  мыслями  он  прошелся  по  дому,  нашел  миску  с  ложкой,  вытер  её  рукой,  оценивая  чистоту  при  свете  лампы,  и  принялся  готовить.
     Через  полчаса,  наевшись,  Тео  аккуратно  прикоснулся  ко  лбу  спящего  ребенка  тыльной  стороной  кисти,  девочка  была  холодная  как  лёд.  «Боже,  да  ты  совсем  замёрзла,  бедняжка»,  -  он  отшвырнул  тарелку  в  сторону,  обхватил  сверток  и  прижал  ребенка  к  себе,  -  «Они  что  совсем  обалдели,  ребёнка  одного  оставить  в  холодном  доме  и  уйти  так  надолго!  Ну  ничего,  пусть  только  вернутся».  Тео  яростно  прокручивал  в  голове  сцены  ругани  в  присутствии  вымышленных  родителей  бедняжки  вплоть  до  рукоприкладства,  пока  качал  девочку  на  руках  стараясь  согреть.  Постепенно  гнев  сменила  тревога,  чем-то  сродни  детской  тревоге,  когда  родители  задерживались  на  работе  или  в  гостях  и  маленький  Тео  стоял  у  открытого  окна,  прислушивался  к  шагам  прохожих,  всматривался  в  силуэты  и  пытался  распознать  в  них  маму  или  папу.  Иногда  он  даже  выходил  на  улицу  и  топтался  возле  фонарного  столба,  пока  родители  не  возвращались.  Тео  аккуратно  положил  сверток  обратно  к  печи,  одел  плащ  и  вышел  на  улицу.  В  поисках  соседнего  дома  он  прошагал  метров  триста  на  запад,  потом  спустился  на  столько  же  вниз,  но  никаких  признаков  хозяйства  или  жилого  дома  ему  обнаружить  не  удалось.  Подумав  о  том,  что  так  растёт  вероятность  заблудиться  и  ребёнок  останется  совсем  один,  он  вернулся  обратно.
     Ребёнок  лежал  на  том  же  месте.  Тео  снова  взял  девочку  на  руки,  снова  попробовал  температуру  –  холодная,  никак  не  может  согреться.  Он  нагнулся,  но  едва  мог  уловить  её  дыхание.  Несколько  раз  постарался  её  разбудить  –  всё  тщетно.  Тогда  он  достал  из  рюкзака  флягу  со  спиртом,  размотал  плед,  стянул  тёмно-зелёный  дамдьям  (национальное  платье)  и  растёр  спиртом  всё  тело  ребенка.  Одев  и  замотав  её  обратно,  Тео  снова  обнял  её  и  стал  носить  по  комнате  думая,  что  ему  делать  дальше.  
     Мысли  беспорядочно  метались  в  голове  –  «Может  быть  она  в  коме…  А  может  она  была  больна  и  родители  ушли  за  доктором…  Или  была  безнадежно  больна  и  они  просто  оставили  её  и  ушли…  А  может  это  сильное  воспаление  лёгких,  в  доме  ведь  было  холодно…».  И  вдруг  Тео  словно  иглой  пронзила  мысль,  вгоняющая  его  в  ярость  безысходности  смешанную  с  тревогой  и  щемящим  ощущением  потерянного  времени  –  в  любом  случае  девочке  срочно  нужна  медицинская  помощь.  «Тео,  ты  сумасшедший!  Ты  теряешь  драгоценное  время!»  -  сердце  Тео  казалось  выпрыгнет  сейчас  из  груди  –  «Надо  спускаться  в  долину  туда,  где  есть  хоть  какие-то  дороги  и  какое-нибудь  село,  и  как  угодно,  на  чём  угодно,  но  довести  девочку  до  больницы!».
     Он  выглянул  ещё  раз  на  улицу,  убедился,  что  взошла  луна  и  её  света,  отраженного  от  снега,  достаточно,  чтобы  можно  было  видеть  куда  идти.  «Здесь  она  пропадёт,  надо  идти,  с  родителями  потом  разберемся».  Он  поплотнее  завернул  спящую  девочку  в  спальник,  потом  обернул  её  пледом,  вывалил  всё  из  своего  рюкзака  и  поместил  в  него  девочку,  так  что  голова  в  капюшоне  от  спальника  оказалась  снаружи.  Тео  свернул  брезентовый  тент,  запихнул  в  него  остатки  сухарей,  тушенки,  флягу  со  спиртом  и  флягу  с  водой,  связал  его  веревкой,  сделав  две  петли  на  подобие  лямок  рюкзака,  чтобы  продеть  в  них  руки  и  нести  тент  спереди,  а  рюкзак  с  девочкой  сзади.  Тео  привязал  к  рюкзаку  лампу,  керосиновую  горелку  и  кастрюлю  для  готовки.  Действовал  он  быстро,  силы  словно  снова  вернулись  к  нему,  сердце  усиленно  стучало  и  мысль  о  том,  что  время  беспощадно  уходит  не  давала  ему  ни  секунды  покоя.  «Потом  найду  родителей,  сейчас  важнее  не  дать  ей  погибнуть.  Пусть  понервничают,  так  им  и  надо,  идиотам».  Он  попробовал  было  вспомнить,  что  хранится  у  него  в  аптечке,  но  быстро  понял,  что  заталкивание  любых  таблеток  в  горло  спящего  ребенка  приведёт  лишь  к  тому,  что  она  просто  подавится.  Отогнав  от  себя  остальные  варианты,  он  двинулся  в  путь,  стараясь  больше  не  терять  ни  минуты.
     Снова  проваливающийся  снег  и  ледяной  воздух  вступили  в  сражение  с  Тео,  только  на  этот  раз  у  него  была  цель,  чёткая,  бескомпромиссная  и  как  ему  казалось  самая  важная  в  его  жизни.  Он  снова  мерял  шаги  на  вдохе,  и  хватал  ртом  воздух  борясь  с  кислородным  голоданием,  но  он  чувствовал  спиной  каждую  клеточку  маленького  спящего,  закутанного  в  тряпки  человечка,  и,  если  бы  его  сейчас  спросили,  он  не  нашёл  бы  разницы  в  чувствах  к  этой  девочке  или  к  своей  родной  дочери.  Несколько  раз  он  останавливался  передохнуть,  но  не  позволял  себе  садиться  на  снег,  чтобы  не  расслабиться  и  не  заснуть,  он  наклонялся,  упирался  руками  в  колени  и  глубоко  дышал,  потом  выпрямлялся  и  двигался  дальше.  Иногда  он  проваливался  в  сугробы,  это  забирало  достаточно  сил,  но  он  выбирался  и  двигался  дальше.  Через  час  или  два  часа,  подозревая  что  до  соседней  деревни  явно  ещё  не  близко,  Тео,  растянул  тент,  разжег  керосиновую  горелку  и  поставил  на  неё  плотно  набитую  снегом  кастрюлю.  Он  попробовал  губами  лоб  и  виски  девочки  –  они  не  согревались.  Тогда  он  нагрел  свои  руки  над  горелкой,  налил  в  ладонь  немного  разогретого  во  фляге  спирта  и  просунул  их  в  спальник,  растирая  ребенка  внутри,  чтобы  не  вытаскивать  её  на  холод.  Это  было  тяжело  и  очень  неудобно,  но  Тео  действовал  методично  и  терпеливо,  отгоняя  от  себя  любые  сомнения,  прижимая  девочку  к  себе,  он  старался  дышать  на  неё  тёплым  воздухом.
     Потом  он  съедал  несколько  сухарей,  ложку  другую  тушенки,  выпивал  кружку  теплой  воды  и  снова  двигался  в  путь.  После  чего  снова  делал  привал  и  повторял  всю  процедуру  заново.  Тревога  росла,  так  как  улучшений  не  наблюдалось.  Тео  выбиваясь  из  сил  то  проклинал  всё  на  свете,  то  взывал  к  милосердию  Небеса.  «Господи!  Я  прошу  тебя  не  дай  ей  умереть!  Я  тебя  умоляю,  слышишь?»,  -  он  совсем  не  помнил,  как  нужно  молиться,  в  детстве  бабушка  брала  его  на  мессу  несколько  раз,  но  он  мало  что  мог  вспомнить  оттуда.  Он  неплохо  помнил  запах  старых  стен  собора,  гулкое  эхо  приходских  скамеек,  шелест  загнутых  страниц  раздаваемого  Евангелия,  загадочный  свет  цветных  витражей,  но  совершенно  не  помнил  молитв.  Кожа  на  пальцах  потрескалась  и  местами  стала  кровоточить  от  постоянных  перепадов  холода  и  тепла,  спирт  жёг  руки,  кашель  усиливался  от  холодного  воздуха,  носки  снова  промокли  и  стали  натирать  ноги  в  тех  же  местах  что  и  раньше,  отчего  боль  казалась  невыносимой.  В  попытках  откопать  в  голове  хоть  какие-то  молитвы,  Тео  вспомнил  как  обиженный  на  свою  мать,  он  изрезал  ножницами  её  вечернее  платье,  и  как  она  беспомощно  смотрела  на  него,  когда  обнаружила  детскую  месть.  Тео  кольнуло  в  сердце  от  воспоминания,  но  он  отмахнулся  от  этих  мыслей,  вытаскивая  провалившуюся  в  снег  ногу.  Новая  порция  холодного  снега  попала  в  ботинок.  Через  несколько  шагов  в  памяти  всплыло  как  Тео  отдал  однокласснику  не  все  конфеты,  переданные  ему  учительницей  на  день  рождения,  и  то,  что  об  этом  так  и  не  узнали,  но  почему-то  от  этого  не  становилось  легче.  Шаг  за  шагом,  привал  за  привалом,  Тео  будоражила  неугомонная  память  окончательно  растаптывая  былую  уверенность  уступая  место  иному,  незнакомому  доселе  отвратительному  представлению  о  самом  себе.  Каждое  воспоминание,  каждое  событие,  каждый  чей-то  взгляд  и  сказанное  кем-то  слово,  как  мешок  с  песком  один  за  другим  наваливались  на  плечи  Тео  и  затрудняли  его  шаг.  Глядя  на  маленькие  сомкнутые  губки  и  не  тающий  снег  на  ресничках  закрытых  глаз,  он  ощущал  непреодолимое  чувство  вины  почему-то  именно  перед  этим  ребёнком  за  то,  каким  он  был.  Он  варился  в  котле  ошибок  своего  прошлого  и  как  ему  казалось  результатом  этого  -  невозможности  помочь  ускользающей  детской  жизни.  Словно  холодное  молчание  маленькой  девочки  стало  вдруг  самым  страшным  судьей  его  поступков,  знающим  о  нём  абсолютно  всё.  Снег  стал  вязким  как  бетон.  Совершенно  обессиленный,  Тео  свалился  на  колени,  крепко  обнял  ребёнка  и  разрыдался  так  сильно,  как  не  делал  этого  с  глубокого  детства.  Он  старался  согреть  в  своих  потрескавшихся  и  кровоточащих  ладонях  маленькие  детские  пальчики.  «Господи!  Я  никто!..  Я  никто,  Господи!..  Мне  так  жаль,  что  я  стал  таким…  правда  жаль!..  Я  ничего  не  могу  сделать,  я  даже  молитву  ни  одну  вспомнить  не  могу…  Ты  же  всё  видишь…  И  обо  всём  знаешь…  Ну  почему  ты  не  привёл  к  этому  ребёнку  врача  или  каких-нибудь  местных  с  санями,  чтобы  они  смогли  быстро  привезти  её  в  больницу?..  Почему  ей  встретился  такой  беспомощный  и  безнадёжный  я?..»  -  слёзы  без  остановки  текли  по  его  настолько  промёрзшим  скулам,  что  он  уже  даже  не  мог  их  почувствовать,  -  «Услышь  меня,  Господи!  Потому  что  нету  здесь  ни  святых,  ни  служителей  церкви,  некому  просить  за  неё  из  угодных  тебе…  Нет  никого,  только  я  стою  перед  тобой  на  коленях…  И  от  всего  своего  сердца,  от  всего,  что  было  во  мне  когда-либо  светлого,  от  всего  того  во  мне,  за  что  тебе  были  когда-либо  благодарны  люди,  молю  тебя  –  не  дай  умереть  ей!..»  От  слёз  он  почти  ничего  не  видел  перед  собой.  Вытираясь  шершавым  рукавом,  тяжело  дыша,  Тео  еле  хватило  на  то,  чтобы  разжечь  горелку,  руки  больше  не  слушались,  ноги  не  могли  идти,  ещё  раз  насколько  смог  достать  протёр  девочку  спиртом  и  прижал  к  себе,  укутав  как  можно  плотнее.  То  надежда  просыпалась  в  Тео,  то  отчаяние,  сменяя  друг  друга  как  времена  года  в  горах,  он  каялся  во  всём  что  только  мог  вспомнить  о  себе  и  давал  обещания,  хоть  малейшую  ценность  которых  способен  был  осознать  в  тот  момент,  только  бы  это  маленькое  создание  в  его  руках  осталось  в  живых.  Поливая  её  слезами,  прижимая  к  себе  и  стараясь  укрыть  её  расстёгнутой  шинелью,  Тео  медленно  перешёл  на  шёпот  с  редким  всхлипыванием.  Из  последних  сил  борясь  со  своим  состоянием,  прямо  перед  тем  как  окончательно  провалиться  в  сон,  он  вдруг  отчетливо  почувствовал  охватившее  его  невесть  откуда  взявшееся  тепло,  словно  тысячи  материнских  и  отцовских  рук  одновременно  бережно  подхватили  его  унося  от  всех  ненастий  на  свете.  
     Проснулся  Тео  от  самого  желанного  звука  в  тот  день  –  детского  крика.  Спохватившись,  ему  понадобилось  несколько  секунд,  чтобы  прийти  в  себя  и  вспомнить  где  он  и  кто  он.  У  него  в  руках  ворочалась  и  кричала  заплаканная  девочка,  поднимая  клубы  пара  теплого  дыхания  в  утреннем  промозглом  воздухе.
     -  Сейчас,  сейчас,  маленькая,  -  очнулся  наконец  Тео,  лихорадочно  ища  в  кармане  спички,  чтобы  быстро  разогреть  горелку  и  напоить  ребёнка  тёплой  водой.  Девочка  лепетала  что-то  на  непальском,  
     -  Извини,  я  ничего  не  понимаю,  -  улыбаясь,  отвечал  на  французском  самый,  как  он  ощущал,  счастливый  на  свете  мужчина,  мимоходом  смахивая  с  лица  градом  льющиеся  слезы  искренней  радости.  Невыразимая  никакими  словами  благодарность  и  трепет  почти  мистического  счастья  в  одно  мгновение  наполнили  его  сердце  до  самых  краёв.
     Спустившись  в  Мананг,  в  котором  уже  не  было  снега,  а  царствовала  настоящая  июньская  погода,  Тео  с  девочкой  с  помощью  местных  селян  довольно  быстро  смогли  добраться  до  Покхары,  в  которой  врач  осмотрел  девочку  и  не  обнаружив  никаких  серьёзных  повреждений,  выписал  ей  витамины.  Специалистов  лучше  в  городе  не  оказалось.  В  государстве,  переживающем  наплыв  тибетских  беженцев  в  связи  с  аннексией  Тибета  Китаем,  заставить  полицию  начать  поиски  родителей  девочки  удалось  не  меньше,  чем  за  пять  сотен  рупий.  Когда  Тео  убедился  в  том,  что  её  мать  нашли  и  она  едет  в  Покхару,  он  тут  же  отправился  к  себе  на  родину.

     В  том  же  году  на  адрес  Тео  неожиданно  пришло  письмо:
[b]02100  ул.  Тьер  35/2,  Сен-Кантен,  Франция
24  августа  1950[/b]
     «Здравствуйте,  уважаемый  Теодор  Морель.
Меня  зовут  Лакшми,  я  живу  в  Катманду.  Мою  дочь,  которую  Вы…  спасли,  зовут  Амрит.  В  полиции  любезно  согласились  дать  мне  Ваш  адрес.  К  сожалению,  у  меня  нет  денег  прилететь  лично  во  Францию,  поэтому  я  решила  написать.  Я  работала  в  Индии  посудомойкой  у  одной  английской  семьи,  до  того,  как  Индия  обрела  независимость,  и  эта  семья  не  уехала  обратно  в  Великобританию.  Поэтому  я  знаю  английский  и  пишу  Вам  на  нём.  Два  года  назад  я  приехала  в  Найам  навестить  старшую  сестру.  Пошла  в  соседнее  село,  Мананг,  за  специями,  маленькая  Амрит  осталась  с  сестрой.  В  тот  же  день  в  Найаме  сошла  лавина  и  полностью  похоронила  его  под  снегом.  Все  соседние  села  участвовали  в  поиске,  но  не  смогли  отыскать  ни  одного  дома,  сошел  слишком  толстый  слой  снега.  По  какой-то  счастливой  случайности  именно  в  этой  деревне  Вы  и  оказались,  мистер  Морель,  в  доме  моей  сестры.  Вы  нашли  там  мою  погибшую  девочку…  погибшую  два  года  назад…  понимаете,  сэр?  Она  вместе  с  моей  сестрой  были  в  розыске  в  списке  всех  остальных  жертв,  опубликованном  в  газете  и  развешанном  на  стендах  полицейских  участков,  когда  велись  поиски  пропавших.  Я  тогда  чуть  с  ума  не  сошла…  Она  погибла,  сэр,  как  и  все,  кто  тогда  находился  в  деревне…  Когда  я  приехала  в  Покхару  и  обняла  свою  живую  дочь,  я  долго  не  могла  поверить  в  происходящее.  Мы  вместе  плакали  и  никак  не  могли  наобниматься,  это  и  вправду  оказалась  моя  маленькая  Амрит.  Родственники  думали,  что  у  меня  на  почве  горя  поехала  крыша,  пока  не  увидели  дочку  своими  глазами.  Вряд  ли  Вы  сможете  представить  себе,  как  я  благодарила  Бога  за  то,  что  он  вернул  мне  её  и  за  то,  что  однажды  Вы  собрались  в  горы  в  Непал  и  Вашей  веры  хватило,  чтобы  сотворить  чудо.  Я  могу  только  догадываться  насколько  Вы  прекрасный  человек,  раз  способны  сотворить  такое.
     Я  не  знаю  как  Вас  отблагодарить,  мистер  Морель…  Амрит  нарисовала  для  Вас  картинку,  которую  я  посылаю  с  этим  письмом.
     Я  не  перестану  благодарить  Бога  за  то,  что  Он  сотворил  Вас,  таким  какой  Вы  есть.
     Ещё  раз  спасибо  Вам  за  то,  что  Вы  сделали.
     С  благодарностью,  Лакшми  Нарайан.»

     Эмилия  вышла  на  балкон  и  подала  Тео  чашку  с  горячим  чаем,
     -  Я  видела  статью  в  Ле  Поинт,  там  есть  и  твоё  имя,  но  вершину  Аннапурны  покорили  Луи  Лашеналь  и  Морис  Эрцог,  -  она  сделала  медленный  глоток  со  своей  чашки,
     -  Я  покорил  вершину,  Эмилия,  просто  совсем  другую,  и,  поверь,  не  менее  важную,
     -  Правда?
     -  Скажи,  может  ли  любовь  человека  быть  однажды  такой  сильной,  что  даже  смерть  потеряет  перед  ней  свою  власть?  –  Тео  повернул  голову  и  посмотрел  Эмилии  прямо  в  глаза,  отчего  она  поняла,  что  вопрос  был  вполне  серьёзный.  Немного  подумав,  она  ответила  -
     -  Я  знаю  только  то,  что  сказал  мне  как-то  отец  Иов,  с  которым  ты  хорошо  знаком:  пребывающий  в  любви,  пребывает  в  Боге,  и  Бог  в  нём…  а  что  способно  победить  человека,  в  котором  пребывает  Бог?
     -  Может  быть  он  и  прав…  пусть  каждый  идёт  к  своей  вершине,  -  Тео  вытащил  из  кармана  конверт,  обклеенный  непальскими  марками  и  вручил  его  жене,
     -  Что  это?  –  заглянула  в  конверт  Эмилия,
     -  Моя  вершина.


адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=820879
рубрика: Проза, Лирика
дата поступления 10.01.2019


Чай

       Есть  такие  редкие  люди,  слушая  которых,  постоянно  чувствуешь  океанский  прилив.  И  не  важно  о  чём  такой  человек  говорит  -  мурашки  по  коже  от  его  необозримых  глубин…  Ты  пьёшь  с  ним  чай,  молчишь  и  наблюдаешь,  как  в  этом  человеке  расходятся  континенты,  высыхают  и  наполняются  моря,  выгорают  огромные  леса  и  возрождаются  снова,  наползают  древние  ледники  и  потом  отступают,  оставляя  за  собой  горные  хребты  и  равнины…  В  таком  человеке  на  глазах  сменяют  друг  друга  времена  года,  столетия,  целые  эпохи…  
       И  ты  обнаруживаешь  себя  в  самом  центре  того,  что  именуется  Жизнью,  пока  пьёшь  с  ним  чай…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=768366
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 27.12.2017


Жатва

Видишь,  Отец  засевает  землю  -
Падает  семя  куда  придётся,
Кажется  слабым,  немым  и  жалким…
Слипшийся  грунт  здесь  черствее  камня,
Ветром  разносит  сухую  пыль...
Я,  день  за  днём,  выхожу  на  поле,
Рыхлые  комья  тяжелой  глины
Бью  друг  о  друга  и  мну  руками,
Щедро  полив  их  слезами  с  кровью,
Словно  стелю  семенам  постель.
Слышишь,  Отец  их  зовёт  проснуться,
Почва  становится  вдруг  покорной,
Дух  её  словно  созрел  на  ощупь,
Вдох...  и  земля  уступает  воле,
Нежных  на  вид,  молодых  ростков.
Крошится  камень  и  рвётся  глина,
Жизнь  манит  в  небо  -  домой  вернуться,
Льёт  благодать  как  в  пустыне  воду,
Сердце  моё  наполняя  смыслом,
Словно  и  не  было  в  нём  краёв...
Чувствуешь...?  -  время  пришло  для  жатвы,
Стебли  окрепли,  пустили  корни.
Слышишь  ли,  видишь,  а  может  веришь  -
Гладя  колосья  своей  ладонью,
ходит  Отец  посреди  хлебов.
Всё,  что  я  знал  -  обратится  в  пепел,
Всё,  чем  владел  я  -  вернётся  к  праху,
Всё,  что  останется  после  жатвы  -
Я,  тот,  который  готовил  сердце,
Жизни,  которую  сеял  Бог.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=749658
рубрика: Вірші, Философская лирика
дата поступления 07.09.2017


Диалог

 –  Послушай,  ты  виделся  с  этим  человеком  меньше  минуты,  и  до  сих  пор  не  сомневаешься  в  его  величии,  совершенно  не  беря  во  внимание  сколько  разных  слухов  о  нём  ходит.  Не  зря  говорят,  чтобы  узнать  человека,  надо  съесть  с  ним  пуд  соли,  ты  ведь  даже  с  ним  ни  разу  за  стол  не  садился.  Ещё  говорят  –  хочешь  узнать  человека,  узнай  его  друзей,  а  ты  помнишь  –  друзья  у  него  были,  мягко  говоря,  разные.  Или  –  встречают  по  одежде,  провожают  по  уму,  ну  разве  хоть  что-то  из  этого  было  в  нём  достойно  внимания?  И  ты,  за  одно  короткое  знакомство,  по  сей  день  называешь  его  не  просто  великим,  а  целым  Богом!  Нельзя  же  быть  таким  опрометчивым!  Ну  что  он  такого  успел  тебе  сказать  за  несколько  секунд,  что  ты  настолько  в  нём  уверен?
 –  Он  сказал  мне  –  Лазарь,  выйди  вон…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=731462
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 01.05.2017


Народное

На  Летучем  Голодранце  
Ночь  гребли,  ломая  ложки,  
Бог  Анубрысь  с  БлаБлаватской,  
Всем  мечтателям  на  помощь.  
На  сухой  асфальт  дороги  
Затащил  мужик  сурово  
Алюминьевые  санки  
С  колесом  огромным  сверху,
Колесо  катить  не  стильно  –  
Это  он  усвоил  с  детства,  
В  думах  тяжких  за  державу  
Он  путей  простых  не  ищет.
Дикий  скрежет  раздаётся  –  
Это  видно  санки  стонут:  
Всё  у  нас  всегда  не  просто  –  
Все  в  борьбе  за  всё  со  всеми.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=719378
рубрика: Вірші, Гражданская лирика
дата поступления 20.02.2017


Он готовился стать святым

Он  готовился  стать  святым,
В  ярком  зареве  Новой  Жизни
Небом  свет  зачерпнуло  в  сердце,
Сам  не  ведая  кто  и  что  он,
Он  готовился  стать  святым.

Он  готовился  стать  слепым
К  грязи,  лжи  и  притворству  "честных",
К  "доброте"  мимолётной,  лестной,
К  лёгкой  "вере"  удобной,  светской,
Он  готовился  стать  слепым.

Он  готовился  стать  глухим
К  тем  мольбам  и  стенаньям  горьким,
Что  внутри  него  хором  ныли  -
Быть  помягче  к  своей  особе,
Он  готовился  стать  глухим.

Он  готовился  стать  немым
Отвечая  на  брань  и  крики,
На  удары  хлыстом  со  свистом,
Травлю  псами,  клеймо  изгнанья,
Он  готовился  стать  немым...

И  был  вечер  и  было  утро...
Он  готовился  стать  святым...

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=712667
рубрика: Вірші, Философская лирика
дата поступления 17.01.2017


Новое

Два  очень  лёгких  касания  -  и  накренился  мой  мир,
Он  набирает  свою  амплитуду,
Чтобы  коснуться  края  Вселенной,
И  на  обратном  ходу  разорвать  полотно  её  тайны.
Сильно  пульсирует  мир  по  ту  сторону  жизни,
Он  не  доступен  иному  сознанию,  кроме  того,
Что  срывает  с  меня  беззаботность,  сбивая  дыханье,  
Я  открываюсь  невольно,  ступая  в  глубины  познанья.
Кто-то  же  шьёт  мою  душу  слоистыми  измерениями,
Каждый  из  них  на  своём  языке,
Со  своими  цветными  узорами,
Отзовись!
Я  на  столе  из  столкнувшихся  звёздных  скоплений...
Кто  же  меня  препарирует?
Покажись!..

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=680821
рубрика: Вірші, Езотерична лирика
дата поступления 30.07.2016


Любовь

Она  пахла  цветеньем  полей,
И  в  словах  странный  вкус  –
Редкий  сорт  сильной  выдержки  правды,
Настоян  на  искреннем  свете.
Мне  её  легче  пить,  чем  вино,
Ею  дышится  легче,
Чем  воздухом  после  дождя,
С  нею  рядом  молчится  о  большем,
Чем  я  говорил  за  всю  жизнь.
Я  подумал  –  «Зачем  Бог  стучится  к  нам?
Наши  двери  помеха?
Они  ли  Его  остановят?»
А  она  мне  –
«А  что  если  в  каждые  двери  стучась  –
Он  стучится  к  себе  домой?»

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=670277
рубрика: Вірші, Философская лирика
дата поступления 04.06.2016


Пасха

Що  ж  таке  Пасха,  і  яке  значення  вона  має  для  усіх  нас?
Адже  Той,  хто  здатен  обертати  моря  у  пустелі,  міста  у  сіль,  царства  у  прах,  раптом  віддає  життя  заради  людини.
Він  міг  би  змусити  людину  повернутися  до  нього  багатьма  іншими  способами,  взагалі  позбавити  її  можливості  вчинити  гріх,  але  Він  власноруч  робить  її  незалежною.
Бог  ніколи  не  йде  на  таке  заради  іншої  істоти  або  якогось  творіння  ні  до,  ні  після  цієї  унікальної  події  у  масштабі  вічності.
Ми  бачимо,  як  дорого  стає  Йому  наша  незалежність,  адже  незалежність  дитини  перебачає  у  собі  незалежність  її  у  тому  числі  від  батьків,  а  значить  і  незалежність  людини  це  є  насамперед  незалежність  її  від  Бога.  Саме  тому  вона  здатна  на  гріх,  здатна  на  власне  рішення,  на  власну  волю.
І  тоді  Безодня  звертається  до  Безодні  -  Господь  звертається  до  Людини,  щоб  розповісти  їй,  хто  Він  такий  і  що  людина  значить  для  Нього.  Але  Його  мова  настільки  недосяжно  складна,  і  так  неймовірно  багато  сховано  у  виразі  "Бог  є  Любов",  що  Він  зважується  лише  на  один  спосіб  висловити  Себе  -  сміливий  і  важкий,  але  найвразливіший  і  зрозумілий  усім  народам.  Він  народжується  людиною  і  ставить  власний  закон  над  самим  собою,  проходить  свій  шлях,  вмирає  за  людей  і  воскресає,  відкриваючи  нам  дорогу  до  Себе.
Він  зупиняє  причинно-наслідковє  колесо  "гріх=смерть",  беручи  на  себе  тягар  усіх  людських  гріхів,  людську  слабкість  і  нерішучість,  жадобу  і  гординю,  боязливість  і  заздрість,  спускається  в  Пекло  і  долає  там  саму  Смерть.
Обрушення  вічності  у  незбагненності  миті.
Воскресіння  Господа  -  як  нездоланність  Його  волі,  як  непорушність  Його  обіцянок,  як  неймовірне  диво,  яке  не  могло  не  статися.
Уся  наша  віра  грунтується  на  цій  події.
Христос  дарує  нам  вічнє  життя  не  тому,  що  ми  цього  заслуговуємо,  а  тому  що  Він  -  Бог.  А  Бог  є  Любов.
Воскресіння  -  квінтесенція  людської  надії,  людського  змісту  і  людської  мети.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=663674
рубрика: Проза, Лірика кохання
дата поступления 03.05.2016


Жизнь

Как  же  мне  не  хватает  Тебя!
Я  царапаю  пальцами  глину,
Мои  руки  скользят  по  тягучим  гниющим  слоям
Бесконечных  теорий,  бесчисленных  правил  и  норм,
Я  в  цепях  «Жизнь  научит»  –  обмотан  по  самое  горло,
Недостаточность  «Истинно»  с  переизбытком  «Возможно»
Сводит  разум  как  ногу  хроническим  спазмом  души.
Знаю,  дело  в  горчичном  зерне,
Чуть  смелее,  чуть  больше  решимости  –
Нет  никаких  «Подожди»,
Или  «Надо  надеяться,  медленно  двигаясь  к  цели»,
«Не  спеши»,  «Как  бы  не  было  хуже»,  «Смирись»…
Я  как  будто  бы  видел,  как  это  однажды  случилось  –
Низвержение  вечности  в  непостижимость  мгновенья,
Всё  былое  разрушилось,  пеплом  осыпавшись  наземь…
Сильный  вдох,  гулкий  сердца  удар
Вдруг  пронёсся  долинами,  рябью  озёр,
Вихрем  рек  в  мёртвых  скалах  и  шумом  бескрайних  лесов,
Сотрясая  глубины  холмов  –
Жизнь  собралась  во  взгляд,  взмах  руки,
И  отважное:  «Лазарь,  явись!»

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=658034
рубрика: Вірші, Философская лирика
дата поступления 08.04.2016


Войско

Армия  в  тысячи  копий  брела  по  дюнам,
Пряча  потухшие  лица  -  чернее  ночи.
Топот  глухой  копыт,  мерный  лязг  доспехов,
Пыль  поднималась  к  небу,  скрывая  солнце.
Шли  крестоносцы,  устало  влача  знамёна,
Красно-кровавым  рябило  на  белой  ткани.
Шли  на  восток  завоёвывать  «силой  веры»
Новые  земли  народов,  «неверных  Богу»…
Не  было  слышно  ни  песен,  ни  бравых  баек,
Каждый  из  этого  войска  молчал  о  многом,
Каждый,  кого  взяла  в  плен  беспощадно  память,
Чувствовал  липкую  грязь  от  своих  поступков.
Им  с  каждым  днём  становилось  до  рвоты  ясно,
Что  возвращаться  бессмысленно  даже  с  победой.
К  вечеру  прямо  в  песках  разбивали  лагерь
И  разжигали  костры,  чтоб  сварить  похлебку.
Молча  ложились  спать,  обнимая  копья,
Чтобы  на  утро  снова  плестись  к  «победе».
Но  в  эту  ночь,  непонятно  откуда  взявшись,
В  лагерь  пришёл  человек  –  ни  богач,  ни  странник,
Был  он  ни  молод,  ни  стар,  ни  высок,  ни  низок,
Вроде  в  одежде,  но  простоволос  и  бос.
Странно,  но  он  не  просил  ни  еды,  ни  денег,
Просто  присел  у  костра,  помолчал  немного,
После  окинул  взглядом  и  тихо  начал:
Он  говорил  о  том,  как  цветут  деревья,
Как  поутру  просыпаются  лес  и  море,
Как  в  деревнях  заливаются  песнями  птицы,
И  разнотравьем  пускают  луга-долины.
Как  ребятня  у  ручья  корабли  пускает,
Их  звонкий  смех  долетает  почти  досюда.
Тёплый  хрустящий  хлеб  достают  из  печки,
Кутая  в  ткань,  чтобы  сдобнее  был  к  вечерне.
В  люльке  качается  сонная  беззаботность,
Слышен  напев  колыбельный  ночных  сверчков.
Лик  с  каждым  словом  его  становился  ярче,
Блики  огня,  танцуя,  в  рассказ  вплетались,
Грязной  рукой  вытирая  украдкой  слёзы,
Войско  медленно  в  сон  провалилось  сладкий,
Словно  в  бальзам  окунули  больные  души,
Тысячи  рук  материнских  обняли  разом,
Кутали  раны,  водой  омывали  нежно,
И  возвращали  тихонько  обратно  в  дюны,  
Словно  детей,  засыпающих  после  купанья.
Чтобы  на  утро  они  повернули  на  запад,
И  возвращались  скорей  по  домам  и  семьям.
Если  же  кто-то  спросит  у  них  однажды,
Что  там  случилось  в  дюнах,  они  расскажут:
Нам  не  хотелось  жить,  но  однажды  ночью,
Бог  приходил,  за  которого  мы  воюем,
Тот,  чью  казалось  нам,  мы  вершили  волю,
Уничтожая  всё  то,  что  Он  сам  засеял.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=625297
рубрика: Вірші, Философская лирика
дата поступления 01.12.2015


Смена

Вова  проснулся  в  великолепном  настроении,  солнце  уже  старательно  озаряло  светом  его  небольшую,  но  довольно  уютную  квартиру.  Он  поспешно  напялил  джинсы,  отыскал  под    кроватью  носки,  и,  накидывая  рубашку,  бодренько  зашагал  в  ванную.  Он  находился  в  превосходном  расположении  духа.  Заказчик  сегодня  должен  подписать  договор  и  со  дня  на  день  профинансировать  проект,  и  Вова  наконец-то  получит  свой  обещанный  и  долгожданный  процент  от  сделки.    Улыбка  не  сходила  с  его  лица.
—  Надо  быть  серьёзнее,  –  тихо  наставлял  он  сам  себя,  –  ты  ещё  начни  сейчас  лыбиться  на  скайп-конференции,  балбес.
В  клетке  на  подоконнике  что-то  зашуршало:  толстый  суетливый  хомяк  усердно  закапывал  какие-то  очередные  припасы  в  вытоптанную  прослойку  сена.  Вова  глянул  на  него,  допивая  кофе:
—  Надо  бы  тебе  подстилку  поменять  уже,  воняет,  заболеешь  ещё  чего,  –  он  поставил  чашку  на  стол,  схватил  ключи  и  весело  устремился  на  улицу.
Всю  дорогу  он  строил  планы  на  будущую  выручку,  сумма  контракта  была  известна,  поэтому  Вовин  процент  вычислить  было  проще  простого.  Ни  один  человек  в  мире  не  смог  бы  сейчас  испортить  ему  настроение.  Он  чувствовал  себя  хозяином  своей  жизни,  быстро  мелькали  в  голове  диалоги  годичной  давности,  особенно  не  очень  приятные  то  с  директором,  то  с  сотрудниками.
—  Не  зависеть  ни  от  кого…  Не  нужны  мне  твои  советы…  Да  идите  вы  все…  –  то  и  дело  прорывалось  у  Вовы.  Всё  с  улыбкой,  с  лёгкостью,  сегодня  он  другой  человек,  сегодня  ему  всё  нипочём.

Шустрый  хомяк,  закончив  наконец  складировать  своё  добро,  умостился  в  углу  клетки  и  стал  вычесывать  свою  шерсть.

В  офисе,  как  и  всегда,  беготня  и  звонки.  В  коридоре  улыбчивого  Вову  встретил  главный  менеджер,  молча  посмотрел  на  него  и,  почесав  висок,  пригласил  жестом  руки  в  свой  кабинет.  Захлопнув  за  собой  дверь,  менеджер  присел  на  край  своего  стола  и,  выждав  минуту,  сообщил:
—  Сделки  не  будет…  Они  прислали  официальный  ответ  сегодня  утром…  Нашли  другую  студию,  девелоперы  у  них  в  два  раза  дешевле.
Улыбка  медленно  сползла  с  Вовиного  лица,
—  Мы  можем  пересмотреть  цену,  уступим  им  дизайн,  пусть  за  него  не  платят…    Я  четыре  месяца  не  вылезал  из  скайпа,  пытался  с  ними  договориться!
—  Они  не  выходят  на  связь,  ответ  пришел  со  сканом  письма  с  регистрационным  номером  и  печатью  компании,  бла-бла-бла,  дико  извиняемся,  но  у  конкурентов  плюшки  слаще  и  всё  такое…    Это  их  окончательное  решение.
—  И  чё  будем  делать?  Может,  ещё  раз  позвоним?  –  Вова  плюхнулся  на  стул  и  скрестил  на  груди  руки,
—  Какой  смысл,  в  США  сейчас  уже  ночь,
—  А  директор  знает  об  этом  всём?
—  Знает…  Извини,  он  отстранил  тебя  от  проектов,  так  как  ты  ко  всему  прочему  ещё  и  не  брал  трубку,  а  он  немедленно  хотел  объяснений.
Вова  хлопнул  по  карманам  на  джинсах  и  понял,  что  мобильник  остался  дома.  Он  вздохнул  и  снова  скрестил  руки,
—  Надолго?
—  Думаю  да,  все  существующие  контракты  разобраны  по  отделам  и  уже  полгода  как  в  работе,  только  ты  никак  не  можешь  найти  себе  занятие.
—  То  есть  никакой  зарплаты?  –  Вова  опустил  голову  и  заговорил  тише.
—  Ты  же  знаешь  правила,  процент  от  сделки  плюс    три  оплачиваемых  месяца  на  подбор  и  запуск  проекта.  Извини,  я  ничего  не  смог  поделать.
Вова  помедлил,  уставившись  в  пол  ещё  минуты  три,  потом  встал  и  с  опущенной  головой  направился  к  выходу.

Приехав  домой,  он  не  спеша  открыл  дверь,  снял  туфли,  налил  на  кухне  стакан  воды  и  с  каменным  лицом  зашёл  в  комнату.  Он  не  хотел  ни  о  чём  думать,  не  хотел  ничего  предпринимать,  просто  не  вмешивался  в  поток  мыслей,  вяло  текущий  у  него  в  голове.  Сделав  глоток  воды,  Вова  остановил  свой  взгляд  на  клетке  с  хомяком.  Вспомнив,  что  надо  сменить  подстилку,  он  открыл  клетку,  аккуратно  взял  рукой  хомяка  и  опустил  на  пол.  Радостный  грызун  побежал  обследовать  знакомую  ему  территорию  на  предмет  каких-нибудь  новых  объектов.  Вова  отсоединил  пластиковое  дно  от  клетки  и  вытряхнул  всё  содержимое  со  всеми  припасами,  заначками  и  хомячьими  планами  на  будущее  в  мусорное  ведро,  скривившись  от  вони.  После  чего  вытер  дно  мокрой  тряпкой,  достал  из  пакета  свежее  сено  с  опилками,  заботливо  постелил  внутрь  и  собрал  клетку.  Побродив  по  квартире,  он  таки  обнаружил  хомяка,  поймал  его  и  посадил  обратно  в  его  уютный  домик.  Хомяк  принялся  рыскать  по  днищу  в  поисках  оставленных  там  сокровищ  и,  ничего  не  найдя,  упёрся  передними  лапками  в  прутья  клетки,  встревоженно  нюхая  воздух.  Вова  тем  временем  налил  свежей  воды  в  поилку,  насыпал  зерна  в  мисочку  и  наломал  туда  купленного  утром  круглого  крекера.
На  кухне  брякнул  мобильник  –  пришла  электронная  почта,  догадался  по  звуку  Вова,  и  тут  же  вспомнил  о  разговоре  в  офисе.  «Надо  бы  глянуть  пропущенные»,  –  с  тоской  подумал  он  и  пошёл  на  кухню.

Хомяк,  уже  откровенно  переживая,  стал  носиться  из  стороны  в  сторону,  шумно  дёргая  прутья  клетки.

Пропущенных  звонков  от  директора  было  четыре.  Вова  открыл  полученное  письмо,  пляшущее  конвертиком  на  главном  экране  телефона  –  «…Здравствуйте,  Владимир…»,  бормотал  он  себе  под  нос,  лениво  переводя  письмо  с  английского  –  «…приносим  извинения  за  неудобства,  доставленные  Вашей  нынешней  фирме…    хотим  предложить  Вам  должность  проджект-менеджера  в  нашей  команде,  с  оплатой…    долларов  в  неделю…    мы  свяжемся  с  Вами  по  скайпу  в  четверг  в  9:00  по  Вашингтонскому  времени…»,  –  от  удивления  у  Вовы  полезли  глаза  на  лоб.  Он  сел  на  стул,  не  выпуская  из  рук  мобильник,  снова  заглянул  в  него,  всё  внимательно  перечитал,  проверил  адрес  отправителя  –  да,  это  был  тот  самый  заказчик,  виновник  его  увольнения.  Потом  опомнился,  резко  встал,  подошёл  к  клетке  и  положил  в  неё  приготовленные  животному  вкусности.  Хомяк  жадно  накинулся  на  еду  и  стал  прятать  её  за  щёки  большими  порциями.

Совершенно  ошеломлённый  произошедшим,  Вова  повернулся  к  окну  и  взглянул  на  небо,  –  «Господи,  это  какая-то  шутка?..  Или  Ты  только  что  сменил  мне  подстилку?»

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=622972
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 22.11.2015


Плод

[i]Это  не  больше  чем  собственные  мысли  на  тему  схоластики  евхаристии  (причастия),  просьба  не  путать  их  с  мнением  Церкви  (мною  глубоко  уважаемым),  и  прошу  прощения  если  кого  введу  в  заблуждение  данным  текстом,  я  не  преследовал  такой  цели.[/i]





"И  произрастил  Господь  Бог  из  земли  всякое  дерево,  приятное  на  вид  и  хорошее  для  пищи,  и  дерево  жизни  посреди  рая,  и  дерево  познания  добра  и  зла."
"…  от  всякого  дерева  в  саду  ты  будешь  есть,  а  от  дерева  познания  добра  и  зла  не  ешь  от  него,  ибо  в  день,  в  который  ты  вкусишь  от  него,  смертью  умрешь."

Что  же  это  за  деревья  и  что  же  это  за  плоды  от  них?

Начнём  с  дерева  познания  добра  и  зла.
Как  и  в  наши  дни  существуют  два  способа  получения  мудрости  —  прислушаться  к  совету  чужого  опыта  и  пойти  путём  проб  и  ошибок.  Мне  кажется,  что  деревья  в  Эдемском  саду  —  это  опыт  и  знания  самого  Бога,  а  дерево  познания  добра  и  зла  —  как  раз  метод  проб  и  ошибок  в  отсутствии  вмешательства  свыше.  Почему  я  так  думаю?  Бог  творит  мир  вокруг  и  наделяет  его  своей  благодатью,  а  потом  Он  создаёт  человека  по  Образу  Своему,  но  для  того  чтобы  человек  действительно  был  создан  по  образу,  надо  чтобы  в  нём  пусть  и  в  меньшей  степени  но  всё  же  сохранились  хотя  бы  некоторые  свойства  Бога.  И  самое  сложное  дорогое  и  важное  среди  этих  свойств  —  свобода  воли.  Бог,  проникая  всюду  и  находясь  везде,  способен  дать  человеку  такую  свободу  только  одним  способом  —  оградив  человека  от  самого  себя,  освободив  его  от  своей  воли.  Дерево  познания  добра  и  зла  —  это  мир,  в  который  уходит  блудный  сын  из  притчи,  мир  вне  поместья  его  отца.  Это  такая  схема  бытия  в  которой  Бог,  заведя  механизм  часов,  больше  не  вмешивается  в  него.  Об  этом  свидетельствует  тот  момент,  что  сразу  после  того  как  Адам  и  Ева  вкусили  плод  познания  добра  и  зла,  Бог  не  может  найти  их  в  Раю,  они  уже  у  ворот  поместья,  готовые  выйти  наружу  и  всё  познавать  на  своих  ошибках:  "…  и  скрылся  Адам  и  жена  его  от  лица  Господа  Бога  между  деревьями  рая.  И  воззвал  Господь  Бог  к  Адаму  и  сказал  ему:  где  ты?"  Если  прочесть  внимательнее  —  скрылись  между  деревьями  Рая,  то  есть  между  опытом  и  знаниями  Бога,  это  как  собеседник,  запутавшись  в  собственных  мыслях,  вдруг  потерял  основную  нить  разговора  (и  вроде  мыслей  полно,  а  в  общую  картину  уже  не  складываются).  Они  скрылись  в  той  свободе,  в  которой  Бог  освободил  творение  от  Творца.
Дальше  Бог  прогоняет  Адама  и  Еву  из  Эдемского  сада,  "И  сказал  Господь  Бог:  вот,  Адам  стал  как  один  из  Нас,  зная  добро  и  зло;  и  теперь  как  бы  не  простер  он  руки  своей,  и  не  взял  также  от  дерева  жизни,  и  не  вкусил,  и  не  стал  жить  вечно",  но  так  ли  жесток  Бог  как  может  показаться  на  первый  взгляд?  Мне  кажется,  что  Бог  не  желает  давать  человеку  не  просто  вечную  жизнь,  а  вечную  жизнь  вне  Бога.  Иными  словами  Бог  оберегает  человека  от  последней  фатальной  ошибки  —  обретения  вечной  жизни  в  том  лишённом  Бога  мире,  в  который  Адам  и  Ева  собрались  в  своём  стремлении  к  собственным  познаниям.
"Адаму  же  сказал:  за  то,  что  ты  послушал  голоса  жены  твоей  и  ел  от  дерева,  о  котором  Я  заповедал  тебе,  сказав:  не  ешь  от  него,  проклята  земля  за  тебя",  за  что  Бог  проклинает  землю?  Я  думаю,  что  это  не  цель  Бога,  а  следствие  выбора  человека  в  рамках  того  закона,  который  установил  Бог.  А  Бог  назначил  Адама  главенствующим  над  всей  землёй:  "И  сказал  Бог:  сотворим  человека  по  образу  Нашему  по  подобию  Нашему,  и  да  владычествуют  они  над  рыбами  морскими,  и  над  птицами  небесными,  и  над  скотом,  и  над  всею  землею,  и  над  всеми  гадами,  пресмыкающимися  по  земле."
Если  король,  как  глава  государства,  вдруг  пошёл  путем  распутства,  грабежа  и  пресыщения,  разве  это  не  скажется  на  всём  его  королевстве?
Итак,  плод  древа  познания  добра  и  зла  —  это  наш  путь  собственных  шишек.

Вернёмся  же  к  дереву  Жизни.
Христос  говорит  "Я  есмь  Путь  и  Истина  и  Жизнь",  Он  возвещает  миру  то,  что  будут  ставить  в  аргументы  против  Него  фарисеи,  не  понимая  сути:  "Ядущий  Мою  Плоть  и  пиющий  Мою  Кровь  имеет  жизнь  вечную.",  Бог  в  Бытие  размышляет:  "…  и  теперь  как  бы  не  простер  он  руки  своей,  и  не  взял  также  от  дерева  жизни,  и  не  вкусил,  и  не  стал  жить  вечно".  В  знаменитой  молитве  Деве  Марии  "Аве  Мария"  обращаются  к  Ней  "Благословен  плод  чрева  Твоего"…  Плод…  Мне  кажется,  Христос  почти  прямо  говорит  о  том,  что  Он  —  плод  дерева  жизни…  Ешьте  Меня  и  обретёте  жизнь  вечную,  вот  хлеб  —  это  Тело  Моё  и  вино  —  Кровь  Моя.  Хлеб  —  как  символ  необходимости  есть  чтобы  жить  в  повседневности,  а  вино  —  как  символ  праздника  и  отдыха,  чтобы  у  человека  была  возможность  помнить  о  том,  что  он  не  животное,  что  у  него  есть  цель  и  в  нём  есть  смысл.
Женщина  (ещё  девственница,  но  задуманная  для  начала  рода  человеческого)  даёт  Адаму  плод  дерева  познания  добра  и  зла,  и  женщина  же  (девственница,  задуманная  для  окончания  рода  царей  Иудеи)  даёт  миру  Спасителя  —  плод  дерева  Жизни.
Плод,  для  того  чтобы  дать  семя  должен  умереть,  и  Христос  умирает  на  кресте,  
"…  Я  отдаю  свою  жизнь,  чтобы  потом  опять  взять  ее.  Никто  ее  у  Меня  не  может  отнять,  Я  отдаю  ее  добровольно.  У  Меня  есть  власть  отдать  ее  и  взять  ее  опять.  Так  было  Мне  определено  Моим  Отцом."  —  впечатление,  как  будто  Бог  сам  сорвал  плод  с  дерева  Жизни  и  отнёс  его  в  наш  мир,  лишенный  Его  Благодати,  ведь  Христос  умирает  осознавая  горечь  отсутствия  в  этом  мире  Бога-Отца:  "Боже  Мой!  Боже  Мой!  для  чего  Ты  Меня  оставил?".  По  преданию  Церкви,  Христос  спускается  в  Ад,  ломает  врата  и  выводит  оттуда  Адама  и  Еву.  Плод  дерева  Жизни  закатился  в  самый  дальний  уголок  мира,  лишённого  Благодати,  умер  и  дал  семя  новой  вечной  Жизни.  Люди  —  это  почва  готовая  взрастить  это  семя,  "…  если  кто  не  родится  свыше,  не  может  увидеть  Царствия  Божия.".  Бог  так  и  не  нарушает  нашей  свободы,  позволяя  самим  решать,  что  делать  с  этим  плодом  —  принять  его  или  отвергнуть.

Я  думаю,  что  Евхаристия  (Причастие),  это  символическое  поедание  плода  дерева  Жизни.  А  если  присмотреться  ещё  лучше,  то  весь  процесс  таинства  Причастия  —  это  миниатюрный  сценарий  жизни  человека  от  грехопадения  до  воскрешения.  Первое,  что  почувствовали  Адам  и  Ева  после  вкушение  плода  от  дерева  познания  добра  и  зла  —  стыд  "…  и  узнали  они,  что  наги,  и  сшили  смоковные  листья,  и  сделали  себе  опоясания.",  потом  страх  "…  голос  Твой  я  услышал  в  раю,  и  убоялся,  потому  что  я  наг,  и  скрылся.",  потом  несомненно  раскаяние  после  изгнания  из  Рая,  потом  вкушение  плода  от  дерева  Жизни  и  возвращение.  Человек  сперва  согрешил,  потом  пришёл  на  исповедь  испытал  стыд,  страх  и  раскаяние  рассказывая  о  своём  грехе,  потом  священник  просит  Господа  простить  этого  человека  и  допускает  его  к  Евхаристии,  тот  вкушает  плод  дерева  Жизни  и  происходит  таинство  Причащения.
Христос  умирает  на  кресте  из  дерева,  как  плод  дерева  жизни,  а  по  обе  его  стороны  умирают  на  своих  крестах  плоды  дерева  познания  добра  и  зла:
"Один  из  повешенных  злодеев  злословил  Его  и  говорил:  «если  Ты  Христос,  спаси  Себя  и  нас».
Другой  же,  напротив,  унимал  его  и  говорил:  «или  ты  не  боишься  Бога,  когда  и  сам  осужден  на  то  же?  и  мы  осуждены  справедливо,  потому  что  достойное  по  делам  нашим  приняли,  а  Он  ничего  худого  не  сделал»..."  —  правда  похоже  на  результат  собственных  жизненных  проб  и  ошибок?
Христос  —  плод  дерева  Жизни,  а  мы  почва  как  в  известной  всем  нам  притче:  "вот,  вышел  сеятель  сеять;  и  когда  он  сеял,  иное  упало  при  дороге,  и  налетели  птицы  и  поклевали  то;  иное  упало  на  места  каменистые,  где  немного  было  земли,  и  скоро  взошло,  потому  что  земля  была  неглубока.  Когда  же  взошло  солнце,  увяло,  и,  как  не  имело  корня,  засохло;  иное  упало  в  терние,  и  выросло  терние  и  заглушило  его;  иное  упало  на  добрую  землю  и  принесло  плод:  одно  во  сто  крат,  а  другое  в  шестьдесят,  иное  же  в  тридцать."
Сколько  народу  садят  на  дачах  картошку  одного  и  того  же  сорта,  но  кто-то  ухаживает  за  ней,  а  кто-то  нет,  отсюда  и  результат.

Плод  вечной  Жизни  доступен  постоянно,  но  от  нашей  заботы  о  нём  зависит,  вырастит  в  нас  что-то  или  нет,  родимся  ли  мы  новым  духовным  плодом  свыше  или  нет,  решимся  ли  мы  вернуться  обратно  домой,  в  надежде  на  прощение  любящего  Отца,  или  наша  гордыня  и  самонадеянность  не  позволят  нам  этого  сделать.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=607621
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 18.09.2015


Анхель

[b]Администрации
Берлинской  государственной  библиотеки
10785,  Потсдамер  штрассе  33,  Берлин,  Германия
12  сентября  1973[/b]

Здравствуйте,  уважаемая  администрация,
Меня  зовут  Карл  Хофман,  мне  27  лет,  уроженец  города  Магдебург,  мой  отец,  Питер  Хофман,  передал  мне  в  составе  общего  завещания  кое-какие  письма,  связанные,  как  я  полагаю,  с  историей  нашей  страны  периода  Второй  мировой  войны.  
Для  меня  эти  письма  не  представляют  ценности,  возможно,  каким-то  образом  они  окажутся  полезными  вам,  так  как,  судя  по  тексту,  мой  отец  пользовался  материалами  из  вашей  библиотеки.  В  любом  случае,  я  не  счел  необходимым  выбросить  их  и  оставить  у  себя  тоже.  Не  могу  ручаться  ни  за  достоверность  содержания,  ни  за  состояние  здоровья  моего  отца,  написавшего  их  в  последние  годы  своей  жизни.  С  этого  момента  все  эти  бумаги  в  вашем  полном  распоряжении.

Искренне  ваш,  [b]К.Хофман.[/b]
 


[b]19  марта  1962[/b]
Дорогой  Карл,  думаю,  ты,  в  силу  своей  юности,  не  готов  понять  то,  что  я  хочу  рассказать  тебе,  но  я  чувствую,  что  мне  осталось  не  так  много  времени  до  тех  пор,  когда  я  перестану  членораздельно  излагать  свои  мысли.    Я  знаю,  отношения  между  нами  нельзя  назвать  тёплыми,  мягко  говоря,  и  я  мало  рассказывал  о  своей  жизни.  В  ней  было  много  и  хороших  поступков  и  таких,  за  которые  мне  будет  стыдно  до  самой  смерти.
Я  не  могу  слать  тебе  письма,  потому  что  не  знаю,  где  ты  живёшь,  поэтому  я  просто  буду  складывать  их  в  ящик  стола  в  надежде,  что  однажды  они  попадут  в  твои  руки.
Весь  этот  год  у  меня  из  головы  не  выходила  одна  личность,  которая  повстречалась  мне  в  1942  году,  когда  я  приехал  в  Берлин.  Меня  перевели  на  службу  военным  курьером  сразу  после  получения  звания  ефрейтора.  Этот  человек  стал  настолько  занимать  мои  мысли,  что  мне  ничего  не  оставалось,  как  начать  собирать  о  нём  сведения  и  упоминания  где  только  возможно.  Понимаешь,  Карл,  когда  встречаешь  в  своей  жизни  человека  возрастом  шесть  лет  и  понимаешь  что  это  уже  личность,  такое  знакомство  не  может  не  врезаться  в  память.
В  рамках  компании  по  “защите  арийской  крови”  расовые  эксперты  СС  отдавали  приказы  насильственно  перевозить  детей  с  оккупированных  территорий  в  Германию  для  усыновления  их  расово  подходящими  немецкими  семьями.  Эта  загадочная  личность  появилась  из  ниоткуда,  шестилетний  мальчик  с  редким  тёмно-синим  цветом  глаз,  которого  привезли  в  Берлин  в  январе  1942  года.  Он  сразу  попал  в  семью  Вогель  в  Штеглице  –  южной  части  столицы.  Эта  семья  взяла  мальчишку,  чтобы  банально  получать  дополнительное  пособие  за  усыновление.  Я  частенько  заходил  к  ним  поболтать  о  всякой  ерунде.  Будучи  курьером,  мне  приходилось  бывать  в  разных  местах  и  видеть  разных  людей.  У  меня  часто  скапливались  новости  за  день  и  уж  тем  более  за  неделю,  а  Вогелей  хлебом  не  корми  –  дай  посплетничать.  Детей  с  цветом  глаз  из  вариаций  синего  и  голубого  усыновляли  охотнее,  так  как  их  сложно  было  причислить  к  евреям,  а  значит    и  никаких  проблем  с  властями.  Своего  рода  визитная  карточка  «истинного  арийца».  Никто  не  знал,  как  его  зовут  и  откуда  он  родом,  но  он  был  таким  спокойным  и  уравновешенным  для  своего  непоседливого  возраста,  что  фрау  Вогель  сразу  же  назвала  его  Анхелем.  Было  любопытно  порой  находить  его  в  задумчивости,  или  наблюдающим  за  людьми  на  улице.  Он  словно  постоянно  рассматривал  этот  мир,  но  не  как  ребёнок  в  пределах  своего  постоянно  прыгающего  с  объекта  на  объект  внимания,  а  как-то  особенно  вдумчиво,  как  художник,  который  вот-вот  начнёт  писать  маслом  то,  что  увидел.
Однажды  он  сидел  на  лавочке  возле  дома  и  смотрел  куда-то  вглубь  улицы,  как  всегда  спокойный,  словно  не  замечая  бегающих  и  шумящих  вокруг  детей.  Как  сейчас  помню,  Карл,  я  сел  рядом  с  ним  и  спросил,  просто  чтобы  завязать  ленивый  разговор  ни  о  чём:
-  ну  что,  Анхель,  сложно  привыкать  к  новому  месту?
-  не  сложнее  чем  тебе,  -  ответил  он,  не  отрывая  взгляд  от  улицы,  и  вдруг  указал  туда  пальцем.  На  другой  стороне,  шагов  в  двадцати  от  нас,  двое  солдат  Вермахта  отбирали  чемодан  у  женщины  с  желтой  звездой  на  рукаве  пальто.  Один  из  них  толкнул  её  ногой  в  спину,  от  чего  она  упала  на  тротуар.  Моё  сердце  обливалось  кровью,  но  страх  того,  что  мальчик  рядом  со  мной  указывает  пальцем  на  этих  солдат,  сковал  меня  полностью.  Анхель  повернулся  и  посмотрел  мне  прямо  в  глаза.  О  Боже,  в  один  миг  я  отчетливо  понял,  что  он  всё  обо  мне  знает.  Знает,  как  я  отношусь  к  этому…  Но  откуда?!  Мы  с  ним  вообще  до  этого  ни  разу  не  разговаривали,  да  и  с  его  новой  семьёй  я  познакомился  не  так  давно.  Я  молча  ушел,  но  меня  трясло  весь  тот  день  и  всю  ночь,  заснул  я  только  под  утро.
Генрих  Вогель  был  водителем  одного  из  унтерофицеров  Вермахта.  Кажется  его  звали  Горст.  Генрих  стал  иногда  брать  мальчика  с  собой.    Учитывая  его  спокойный  характер,  он  не  должен  был  создавать  проблем.  Унтерофицер,  симпатизируя  мальчику,  несколько  раз  брал  Анхеля  в  школу  для  детей  высокопоставленных  чинов,  и,  в  конце  концов,  переписал  опекунство  на  себя.  Через  два  месяца  Горст    был  арестован  за  то,  что  подвергнул  сомнению  истинность  расового  превосходства  немецкого  народа.  Донос  был  написан  фельдфебелем  Линцем  предположительно  после  того,  как  Анхель  побывал  с  унтерофицером  у  него  в  гостях.  Линц  не  мог  поверить  в  независимость  мышления  шестилетнего  Анхеля  и  посчитал  это  результатом  кухонных  разговоров  в  семье  Горста,  носивших  антиидеологический  характер.  Помнится,  это  был  большой  скандал.  После  ареста  Линц  забрал  мальчика  себе  на  «перевоспитание».
Так  Анхель  пропал  из  моего  поля  зрения,  остальное  придётся  искать  в  Берлинской  государственной  бибилиотеке.  Анхель,  Анхель,  видимо  не  дашь  ты  мне  покоя.  Не  прощаюсь  с  тобой,  Карл,  так  как  найду  я  что-то  или  нет  –  в  любом  случае  продолжу  тебе  писать.


[b]4  июля  1962[/b]
Карл,  ты  не  поверишь,  4  месяца  прошли  не  зря!  Я  познакомился  с  замечательной  фрау  Нойман  из  архива  Берлинской  библиотеки,  она  любезно  согласилась  мне  помочь  и  предоставила  доступ  ко  всем  интересующим  меня  бумагам.  Теперь  многое  прояснилось.  Но  не  будем  торопить  события,  всё  по  порядку.
Знакомство  Анхеля  в  школе  с  младшим  сыном  фельдмаршала  Вернера-фон-Бломберга  обернулось  как  для  фельдмаршала,  так  и  для  фельдфебеля  немедленной  отставкой.  От  трибунала  их  обоих  спасла  только  хорошая  репутация  Вернера,  и  подобный  инцидент  вызвал  бы  ненужный  резонанс  у  хорошо  знавших  его  офицеров.
Судя  по  записям  в  книге  приёма  доктора  Ральфа  Клеменса,  одного  из  известных  врачей  офицеров  Вермахта,  Анхеля  привезли  на  обычный  осмотр  12  июля  1942  года,  15  июля  генерал-фельдмаршал  фон  Бок  был  уже  отстранён  от  командования  группой  армий  «Юг»,  официальная  формулировка  —  по  болезни,  и  отправлен  в  резерв  фюрера.
Анхель  точно  находился  в  Орлином  гнезде,  когда  Гитлер  заменил  генерала  Герда  фон  Рундштедта  1  июля  1944  фельдмаршалом  Гюнтером  фон  Клюге.
По  той  же  загадочной  причине  фельдмаршал  Хуго  Шперле  впал  в  немилость  Гитлера  и  23  августа  1944  года  снят  с  должности  и  отправлен  в  резерв  фюрера,  фактически  —  в  отставку.

Из  записей  Евы  Браун  в  её  дневнике  я  нашёл  следующее:  «Анхель  стал  часто  оставаться  со  мной.  Это  необычный  ребёнок.  Он  ничего  не  боится  и  никогда  ничего  не  просит.  Его  мало  интересует  рисование,  игры  или  сказки,  которые  часто  выпрашивают  милые  Хельда  и  Хедвиг  Геббельс.  Он  лишь  молча  наблюдает  за  нами.  В  очередной  встрече  офицеров  после  того,  как  Адик  потрепал  Анхеля  за  щёку,  он  сказал  «Ладно  Анхель,  мне  пора  идти  решать  важные  вопросы»,  на  что  Анхель  ответил  «Но  дядя  Герман  говорит,  что  он  всё  решает».  Адик  только  улыбнулся,  но  на  следующий  день  23  апреля  Герман  Геринг  был  арестован  отрядом  СС  по  обвинению  в  государственной  измене».  
Кстати,  Карл,  в  результате  он  не  успел  организовать  противовоздушную  оборону  страны  и  Берлин  остался  открытым  для  бомбардировки.

1  мая  1945  года,  перед  тем  как  покончить  с  собой  в  берлинском  бункере  Адольфа  Гитлера,  супруги  Геббельс  отравили  всех  своих  детей  синильной  кислотой.  Среди  детей  в  бункере  находился  также  Анхель,  но  его  тела  так  и  не  нашли.  Свидетельство  его  нахождения  там  зафиксировано  только  Евой  Браун.

…Один  за  другим  эти  люди  становились  заложниками  собственных  идей  и  предубеждений,  один  за  другим  ключевые  офицеры  арестовывались,  отстранялись  и  отправлялись  в  отставку.  Словно  вся  отточенная  машина  Вермахта  со  всей  своей  железной  решимостью  и  неутомимой  методичностью  неожиданно  споткнулась  о  маленького  мальчика  с  тёмно-синими  глазами,  вставшего  у  неё  на  пути.  И  даже  если  отдельные  люди  вдруг  понимали,  кто  ставит  ногу  на  грудь  смертельно  раненного  зверя  Вермахта,  становилось  уже  слишком  поздно.



[b]17  января  1963[/b]
Здравствуй,  Карл,  ты  знаешь,  мне  захотелось  во  что  бы  то  ни  стало  узнать,  кто  такой  Анхель  и  откуда  он  родом,  я  потратил  на  это  больше  шести  месяцев,  архив  Берлинской  библиотеки  меня  уже  ненавидит,  но  всё  тщетно.  Я  не  смог  отыскать  людей,  которые  отдали  Анхеля  семье  Вогелей.  Кроме  каких-то  коротких  записей  очевидцев  и  фрагментов  моей  памяти,  видимо,  он  больше  не  оставил  никаких  следов  в  нашем  мире.  В  конечном  итоге  я  просто  стал  перечитывать  любые  попадавшиеся  на  глаза  документы,  датированные  1942  годом,  и  однажды  я  наткнулся  на  одно  очень  странное  письмо.  Не  знаю  можно  ли  его  связать  с  личностью  Анхеля,  но  если  бы  я  захотел  его  описать,  то  не  нашел  бы  слов  лучше.  После  массовых  арестов  священников  Сербской  церкви  в  Хорватии,  начавшихся  в  1941  году,  среди  изъятых  документов  находилось  это  письмо,  я  бы  даже  сказал  –  запись,  так  как  она  была  без  адресата  и  без  подписи  отправителя.  Просто  исписанный  чернилами  сложенный  вчетверо  лист  бумаги.  Он  сохранился  только  благодаря  тому,  что  немцы  решили  перевести  арестованного  в  Загребе  митрополита  Досифея  в  Белград  и  вместе  с  ним  передали  конфискованное  позже  имущество  и  документы.  Запись  была  сделана  аккуратным  подчерком  какого-то  церковного  служащего  и  вложена  в  метрическую  книгу  псаломщика.  Такие  книги  заводились  всего  на  год,  в  них  записывались  акты  гражданского  состояния  (рождение,  брак  и  смерть).  Эта  книга  была  датирована  1942  годом,  когда  в  Германии  впервые  появился  Анхель:
[i]«И  настала  ночь  
И  увидел  я  несметное  число  восставших  из  могил  и  тех,  кто  подчинил  их  воле  своей,
И  всё  войско  их  звалось  тьмой,  ибо  из  тьмы  выходило  с  закатом  и  во  тьму  возвращалось  с  восходом.
И  страх  овладел  мной,  ибо  войско  было  сильно  и  свирепо,
И  не  было  уже  ни  царей,  ни  городов,  которые  могли  бы  скрыть  нас  и  защитить  в  стенах  своих.
И  пал  я  на  колени,
И  воззвал  к  Господу  из  глубин  сердца  своего,
И  взмолилось  во  мне  всё,  чем  являлся  я,  всё,  чем  дышал,  о  чём  думал  и  о  чём  мечтал,  всё,  что  знал,  чему  был  научен,  чего  боялся  и  чего  желал,  чем  защищался  и  чем  завоёвывал,
Всё  взмолилось  во  мне  и  в  отчаянии  раскаяния  низверглось  с  престола  души  моей,
Не  отличить  меня  от  грязи,  в  которой  стою  на  коленях,
И  вот  престол  мой  пуст  и  распахнут  пред  Богом,  так  что  озаряемый  светом  Его  не  имеет  в  себе  никакой  тени,  с  Востока  ли,  с  Запада,  с  Севера  или  с  Юга.
И  вверил  я  жизнь  свою,  всякое  решение  и  всякий  суд  над  собой  в  руки  Всевышнего.
И  услышал  меня  Милосердный  Бог,  и  послал  нам  архангела,  имя  которому  Михаэль,
В  руках  его  меч  пылающий  и  глаза  его  полны  утренней  синевы,
И  две  трети  воинства  Небесного  последовало  за  ним,
Одесную  его  одна  треть  и  ошую  его  одна  треть,
И  нет  числа  ни  мечам  их  озаряющим  мрак,  ни  горнам  содрогающим  небо,  ни  знамёнам  заслоняющим  звёзды.
И  увидел  я  зарево  в  небе,  и  вспыхнул  рассвет  в  котором  не  было  солнца,
А  только  воинство  Небесное  в  сиянии  своём  ослепляющем.
Напрасно  тьма  закрывалась  руками  от  него  и  бежала  в  леса  и  горы,  ныряла  в  реки  и  моря,  вползала  в  пещеры  и  ущелья,
Свет  настиг  её  всюду,  и  как  на  престоле  души  моей  не  осталось  места  никакой  тени,  так  и  на  земле  некак  было  скрыться  больше  никакой  тьме.»[/i]



[b]2  февраля  1963[/b]
Карл,  я  много  думаю  о  тебе,  о  жизни,  о  судьбе  в  целом.  Это  приходит  с  возрастом.  Прошлое  помниться  мне  какими-то  фрагментами,  иногда  как  будто  это  происходило  не  со  мной…    И  я  понимаю  сейчас,  что  Анхель  был  самым  ярким  фрагментом  из  них,  ты  только  не  подумай  –  естественно  самым  ярким  после  твоего  рождения.  Как  думаешь,  Карл,  может  я  просто  сошёл  с  ума  и  мне  банально  не  хватает  событий  в  повседневной  жизни?  Может  быть  поэтому  я  целыми  днями  ищу  странности  там,  где  их  скорее  всего  нет?
Хотя  что  тут  странного,  ведь  если  оглянуться  назад:
Для  того,  чтобы  закончить  столетнюю  средневековую  войну  между  двумя  государствами  и  короновать  короля  освобождённой  страны,  понадобилась  шестнадцати  летняя  девочка  из  восточной  Франции.
Для  того,  чтобы  вывести  целый  народ  из  400  летнего  рабства  в  империи  у  дельты  Нила,  понадобился  трёхмесячный  младенец,  подкинутый  семье  фараона.
Для  того,  чтобы  изменить  ход  истории  и  сознание  миллионов  людей,  основать  самую  многочисленную  религиозную  структуру  в  мире  и  дать  начало  новой  эре,  новому  летоисчислению,  понадобился  тридцати  трёх  летний  сын  плотника  из  Галилеи.

…Я  всё  думаю,  Карл,  если  Всевышний  Бог,  придя  на  Иордан,  явился  миру  молодым  мужчиной,  то  кем  мог  бы  явиться  нам  Михаэль?  Кем  было  бы  войско  его  здесь?  И  если  войны  ангелов  ведутся  в  сердцах  людей,  то  каким  оружием  они  бы  воспользовались?...

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=594751
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 20.07.2015


Осёл

Меня  зовут  Чарли  Шарп,  я  из  Южного  Кенсингтона,  эдакого  французского,  непостижимым  образом  сформировавшегося,  клочка  Лондона.  Мне  часто  доставляет  удовольствие  вспоминать  об  одном  человеке,  который  жил  совершенно  иной  жизнью.  Не  то  чтобы  он  был  моим  соседом,  просто  мы  частенько  виделись.  Его  звали  Винсент,  старый  плотник  по  имени  Винсент  Стоун.  Он  как-то  странно  одевался,  глупо  улыбался  и,  здороваясь,  всегда  подавал  руку  первым.  Карманы  его  пиджака  растянулись  и  обвисли  из-за  того  что  он  постоянно  там  что-то  носил,  как  будто  непрерывно  запасался  на  чёрный  день.  Вряд  ли  мы  когда-нибудь  заговорим  с  ним  о  каком-либо  мудрёном  произведении,  или  будем  с  важным  видом  обмениваться  пластинками  Вагнера.  Человек,  мягко  говоря,  не  моего  круга  общения.  Он  постоянно  всего  боялся,  старался  всячески  избежать  любых  касающихся  его  перемен.  От  него  часто  можно  было  услышать  «Эээ,  не  к  добру»  или  «Ну  вот,  опять  погода  подкачала».  Дошло  до  того,  что  он  напрочь  отказался  переезжать  в  нововыстроенный  таунхаус  и  отдавать  своё  деревянное  убожество  под  снос.  Он  заперся  в  своём  доме  и  несколько  недель  не  выходил  на  улицу,    не  открывал  ни  назойливым  агентам  недвижимости,  ни  даже  соседке  -  пожилой  миссис  Грин,  которая  стала  переживать  о  его  здоровье  и  несколько  раз  приносила  ему  под  дверь  кусок  мясного  пирога  в  корзинке.  Вся  улица  смеялась  над  этим  чудаком.  В  пабе  на  Пелхэм-стрит  ни  один  мой  разговор  не  заканчивался  без  шутки,  отпущенной    в  его  сторону,  да  и  не  только  мой.  Как  можно  жить,  не  видя  перспектив  в  повседневности,  не  заглядывая  с  гордостью  в  будущее,  ожидая  обнаружить  там  свои  достижения  и  ступени  карьерного  или  просто  личного  роста?  Ничего  не  планировать,  ничем  не  интересоваться.  Это  ведь  нормально  –  хотеть  чего-то  достичь,  желать  успеха  своему  делу,  или  даже  банально  искать  своё  счастье  и  что-то  для  этого  делать,  что-то  менять.  Человек  чего-то  хочет,  ставит  перед  собой  цель  и  добивается  её,  причём  не  обязательно  при  этом  воровать  или  идти  по  головам!  Как  можно  быть  таким  мрачным  и  недальновидным?  Меня  это  дико  возмущало.  Через  некоторое  время  Винсент  вышел  из  своего  логова.  Мой  сосед  застал  его  улыбающимся  как  ни  в  чём  не  бывало,  в  магазине  за  покупками  продуктов.  Я  так  часто  обсуждал  его  со  своей  семьёй  и  друзьями,  что  Винсент  быстро  превратился  в  эталон  невежества  и  средневековой  темноты.  Мне  нравится  моя  жизнь,  и  я  никак  не  мог  представить  себе,  что  движет  этим  странным  человеком.  Почему  он  таков  и  что  такого  должно  происходить  в  его  пустой  голове,  чтобы  так  ничтожно  существовать?

Понемногу  из  клерков  я  выбрался  в  начальники,  стал  заведовать  отделом  кредитования  в  одном  из  молодых  банков  Великобритании.  Это  были  лучшие  дни  моей  жизни!  Я  услышал  о  новом  большом  ткацком  цехе,  строившемся  на  базе  хлопковой  фабрики  в  одном  из  промышленных  районов  Лондона.  У  меня  получилось  скопить  кое-какую  сумму  за  время  работы,  которую  я,  окрылённый  перспективами  и  новым  делом,  тут  же  вложил  в  строительство.  Мой  поступок  дошёл  до  директора,  который  строго  запрещал  сотрудникам  подрабатывать  чем-либо,  не  относящимся  к  нашему  бизнесу.  Пришлось  покинуть  работу.  Но  правда  через  год  начавшаяся  Великая  депрессия  поставила  на  молодом  банке  крест…  впрочем,  как  и  на  хлопковой  фабрике.  Хозяин  расплатился  с  вкладчиками  тканью,  которая  скопилась  на  складе  за  восемь  месяцев  работы  после  запуска  цеха,  и  уехал  из  Лондона  к  родственникам  куда-то  в  Уэльс.
Я  стал  торговать  тканью  которая  мне  досталась,  но  торговать  стали  все  вокруг  и  всем  подряд.  Спуск  к  жизни  впроголодь  оказался  стремительнее,  чем  я  мог  себе  представить.  Ткань  практически  никто  не  покупал  и  мы  с  женой  решили  шить  из  неё  бельё.  Сначала  для  взрослых,  а  потом  для  детей  –  так  как  ткани  уходило  меньше,  а  надобность  в  нём  у  горожан  возникала  чаще.  Через  месяц  или  два  к  этой  же  идее  пришли  и  остальные  бывшие  держатели  цехов,  и  у  меня  практически  не  осталось  покупателей.  Всего  один  человек  приходил  ко  мне  два  раза  в  месяц  и  покупал  какие-то  тряпки  для  быстрорастущих  непоседливых  внуков  и  внучек,  к  нему  стали  часто  приезжать  родственники  из  Гилфорда.  Да-да,  это  был  Винсент.  Будучи  плотником,  он  смог  найти  работу  среди  государственных  служащих  и  вместе  с  бригадой  занимался  ремонтом  городских  сооружений.  Его,  казалось  бесконечная,  родня  по  большому  счёту  спасала  мою  семью  от  голода.  Детское  бельё  стоило  немного,  но  в  наших  тарелках  оставалось  съестное.  Я  помню,  как  каждое  утро  желал  его  большой  родне  долгой  и  счастливой  жизни.  Всё  такой  же  странный  и  улыбчивый  старикан  больше  не  казался  мне  таким  уж  смешным.

Года  через  три,  когда  кризис  пошёл  на  спад,  и  покупателей  стало  чуть  больше,  я  нашёл  в  городе  остатки  тканей  у  двух  совладельцев  обанкротившихся  фабрик,  которые  к  этому  времени  уже  занимались  прокладкой  железных  дорог,  и  ткань  просто  пылилась  у  них  на  чердаках.  Я  забрал  её  за  гроши.  За  две  недели  мне  удалось  уговорить  нескольких  женщин  заняться  швейным  делом  почти  за  еду,  предложив  партнёрство  в  развивающейся  компании  в  будущем.  Медленно  но  верно  дело  пошло  на  лад,  мы  стали  шить  лучше  и  больше.  Чаще  стали  украшать  бельё  рисунком  или  строчками  из  цветной  нити.

Постепенно,  строительные  фирмы-подрядчики,  с  молодыми  и  рвущимися  к  работе  специалистами,  начали  заменять  ремонтные  бригады,  Винсент  вынужден  был  перевестись  куда-то  в  Ливерпуль.  Он  собрал  свои  вещи  и  пришёл  попрощаться  со  мной  ранним  утром,  помнится  я  только  открыл  магазинчик  и  перевернул  табличку  на  дверях  стороной  «Open».  Он  привычно  подал  руку  первым,  улыбнулся,  ничего  не  сказал  и  пошагал  со  своей  сумкой  в  сторону  вокзала.

Прошёл  год,  прежде  чем  наступил  переломный  момент  в  моей  жизни,  момент,  который  изменил  моё  отношение  ко  многим  вещам,  нельзя  сказать,  что  я  стал  совершенно  другим,  но  всё  же.  Да,  и    заметил  это  всего  один  человек  –  я.  Помню  как  днём  прибежал  соседский  мальчишка  с  раскрасневшимся  от  быстрого  бега  лицом,  он  не  мог  отдышаться  и  говорил  обрывисто  «Там…  Мистер  Шарп…  Там  дом  Винсента  сносят…  нашли  заначку  старика…  он  ведь  съехал…  она  теперь  ничья!»  и,  счастливый,  устремился  в  сторону  Пелхэм-стрит.  Я  закрыл  магазин  и  пошёл  вслед  за  ним.  Думал,  хоть  что-то  успею  отхватить  у  этого  хулиганья,  чтобы  переслать  старику  на  запад,  а  то  ведь  всё  растащат.  Повернув  за  угол  я  увидел  часть  разваленной  стены  старого  деревянного  дома,  крыша  и  другие  стены  уже  валялись  обломками  на  земле.  В  развалинах  шумно  копалась  ребятня,  вынимая  и  разбрасывая  что-то  серовато-белёсое  вокруг,  явно  мало  интересовавшее  их.  Я  подошёл  поближе,  наклонился…  и  поднял  с  земли  детскую  маечку,  которую  сшил  своими  руками  три  года  назад.  В  объявшем  меня  ступоре  я  смотрел  на  эту  белую  груду  белья,  разбросанную  вокруг  обломков  дома,  и  только  одна  невесть  откуда  взявшаяся  мысль  билась  у  меня  в  голове  –  «Как  снег  на  брёвнах…  Как  такое  возможно  в  июне?».

Позже,  через  королевское  ведомство,  я  смог  отыскать  адрес  Винсента  в  Ливерпуле,  он  ведь  был  на  государственной  службе.  Оказалось,  что  никаких  родственников  на  самом  деле  у  него  нет,  и  никто  к  нему  не  приезжал.  Помню,  я  написал  ему  длинное  письмо  с  благодарностью  и  единственным  вопросом:  «Зачем?».  Недели  через  две-три  мне  пришёл  конверт  с  ответом  всего  в  одну  строчку:  «Мне  нравилось  то,  что  Вы  делали,  мистер  Шарп.  Я  всегда  говорил,  что  Вы  хороший  человек».

Когда-то  на  пике  своей  карьеры  в  отделе  кредитования,  я  назвал  его  старым  ослом  прямо  в  лицо,  может  и  за  дело,  не  помню  уже  что  там  такого  случилось…
Я  всё  так  же  смотрю  в  будущее  с  надеждой  и  верой  в  лучшее,  всё  так  же  вижу  в  достижении  поставленных  целей  смысл  своей  жизни.  Но  я  стал  замечать  тех  «ослов»,  которые  ступая  по  пальмовым  ветвям,  хрипя  от  усталости,  старательно  и  молчаливо  везут  в  свой  город  Христа.

Пусть  каждый  живёт  своей  жизнью.

Осанна  тебе,  друг  мой,  за  то,  что  ты  не  таков  как  я.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=572160
рубрика: Проза, Лирика
дата поступления 05.04.2015


Пустыня

Я  хочу  далеко  в  пустыню  уйти  один,  
Чтобы  слушать  ветер  и  шёпот  седых  камней,
Чтоб  меня  накрывало  беспечностью  и  теплом  
Оттого,  что  Господь  превращал  мою  кровь  в  вино.  
Я  хочу  наблюдать,  как  меняет  окрас  песок,
На  ладонях  рассматривать  долго  пещинок  горсть,
Замечая,  как  ветер  вершит  их  судьбу  с  небес,
Собирая  их  в  дюны,  в  шторма  и  кнуты  морей.
Я  бы  сам  от  восторга  пустился  за  ними  вслед,
Они  знают:  ведомый  же  Духом  –  от  Духа  есть,
И  свободен  не  тот,  кто  владеет  по  жизни  всем,
Потому  что  всё  это  владеет  по  жизни  им.
Многолика  бессмертная  здешняя  тишина,
Так  богата  –  что  в  ней  ничему  больше  места  нет,
И  ребёнком  босым  я  бы  шёл  на  её  голоса,
Потому  что  в  такой  тишине  впервые  явился  Свет.
Я  хотел  бы  остаться  там,  чтоб  со  временем  стать  песком,
И  с  надеждой  просеяться  в  горсть  моего  Творца…
Если  вдруг  хватит  воли  вручить  свою  жизнь  Ему,
Захотел  бы  Он  снова  однажды  создать  меня?..

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=550768
рубрика: Вірші, Очерк
дата поступления 11.01.2015


Kingdom of Heaven

Трек  из  фильма  "Царство  Небесное"

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=549414
рубрика: Інше, Лірика
дата поступления 06.01.2015


Рождество

Рождение  —  как  врата  в  любой  из  существующих  миров.  Рождение  свыше  —  как  врата  в  рай,  "Если  кто  не  родится  свыше,  не  может  войти  в  Царствие  Божие".  Рождение  человеком  —  как  врата  в  наш  мир,  "И  Слово  стало  плотью".  Чтобы  войти  в  наш  мир  Бог  проходит  те  же  врата,  что  и  все  мы  —  Он  рождается  человеком.

В  процессе  всей  нашей  жизни  мы  рождаемся  много  раз  в  разных  ипостасях  и  соответственно  в  разных  мирах,  рождаемся  как  личности,  как  мастера  в  каком-либо  ремесле,  вместе  с  рождением  новой  семьи  —  мы  рождаемся  как  супруги,  вместе  с  рождением  ребёнка  мы  рождаемся  как  родители  и  т.д.  Почему  я  придаю  этим  событиям  статус  рождения?  Потому  что  рождение  само  по  себе  отсекает  возможность  пути  обратно.  Если  вы  однажды  родились  —  этот  факт  уничтожить  невозможно,  если  вы  однажды  смогли  полюбить  —  значит  вы  как  минимум  знали  любовь  в  своей  жизни,  и  это  однозначно  изменит  ваш  взгляд  на  многие  вещи,  вы  можете  сделать  из  этого  разные  выводы  для  себя,  но  сам  факт  неизбежно  изменит  вас  навсегда.  Если  вы  однажды  стали  отцом  или  матерью  —  это  останется  с  вами  до  конца  жизни,  и  вы  уже  никогда  не  сможете  стать  прежними.

Рождение  Христа  (ни  явление,  ни  схождение  с  Небес),  именно  РОЖДЕНИЕ  —  означает  для  меня  то,  что  Бог  по  собственной  воле  лишает  себя  возможности  передумать,  возможности  отменить  своё  решение.  С  точки  зрения  истории  —  это  билет  в  одну  сторону,  билет  в  Вечность.  Если  я,  или  кто-то  другой  однажды  родился  —  значит  это  навсегда,  даже  если  человек  умер,  он  жил,  он  существовал,  он  был  однажды  рождён,  с  этим  ничего  нельзя  сделать  "у  Бога  все  живы".
Христа  именуют  Словом,  из  Рождения  Слова  следует,  что  Бог  не  желает  отказываться  от  своих  слов,  от  своих  обещаний.

То  что  мы  с  вами  живём  сейчас,  лично  мне  говорит  о  том,  что  Кто-то  сверху  принял  о  каждом  из  нас  бесповоротное  решение,  и  позволил  однажды  случиться  этому  шагу  в  вечность,  в  результате  чего  появились  мы.
Мы  садимся  играть  в  песочницу  со  своими  детьми  их  игрушками  и  на  их  условиях,  для  того  чтобы  быть  с  ними.  Бог  рождается  человеком,  принимая  культуру  и  традиции  той  эпохи,  в  которой  родился  (он  даже  занимается  плотничеством  пока  не  начинается  Его  миссия),  чтобы  быть  с  человеком  и  чтобы  у  человека  снова  появилась  возможность  вернуться  к  Богу.  Бог  всё  меряет  личностями,  даже  Его  послания  —  ангелы,  личности.  А  у  появления  личности  может  быть  только  один  путь  —  прежде  она  должна  родиться.


Рождение  —  это  когда  Любовь  получает  статус  Жизни,  во  всех  её  смыслах.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=549410
рубрика: Проза, Лирика
дата поступления 06.01.2015


Что есть человек? (рассуждение)

Человек  как  самое  важное  творение  в  глазах  Бога.  Единственное,  перед  сотворением  которого  впервые  происходит  совет  внутри  Троицы  "Сотворим  человека  по  образу  Нашему  и  по  подобию  Нашему...".  Человек  —  единственное  существо,  к  которому  Бог  стучится  в  дверь,  не  вламывается,  не  растворяет  в  себе,  не  насильственно  загоняет  человека  в  счастье  железной  рукой.  Он  кротко  ждёт  у  порога  "Се  стою  у  двери  и  стучу...",  ограничивая  Себя  по  собственной  воле,  даруя  человеку  немыслимую  по  меркам  Небес  свободу  даже  от  самого  Себя.  Бог  отдаёт  во  власть  человеку  созданное  Им  же  самим  "И  поставил  его  над  делами  рук  Твоих,  всё  покорил  под  ноги  его..."  И  в  конце  концов,  чтобы  спасти  этого  самого  человека,  Бог  принимает  смерть.  Бог  в  первый  и  в  последний  раз  отдаёт  свою  жизнь  исключительно  ради  человека  "…  Никто  ее  у  Меня  не  может  отнять,  Я  отдаю  ее  добровольно.  У  Меня  есть  власть  отдать  ее  и  взять  ее  опять..."  Из  всего  этого  видно,  что  человек  —  самое  ценное,  что  создал  Бог.
Если  мы  покопаемся  в  физике  (и  не  станем  прибегать  к  вечной  дискуссии  о  сотворении  мира  в  физике  и  книге  Бытия),  и  посмотрим,  что  же  обнаружили  на  сегодняшний  день  великие  умы,  то  увидим,  что  каждый  атом  нашего  тела  появился  в  результате  взрыва  звезды,  почти  такой  же,  как  Солнце.  В  результате  взрыва  появились  все  элементы  таблицы  Менделеева,  в  том  числе  ВСЕ  те,  из  которых  состоит  наше  тело.  Это  означает,  что  когда-то  умерла  огромная,  красивая,  могучая,  яркая  звезда,  чтобы  однажды  появились  мы.  Аллегорично,  не  правда  ли?  Смерть  Бога,  чтобы  мы  могли  родиться  свыше,  и  смерть  Солнца,  чтобы  появились  наши  тела.
Если  мы  копнём  ещё  глубже,  то  поймём,  что  расстояния  между  частицами  в  атомах  и  атомами,  в  сравнении  с  самими  частицами,  такие  же  огромные,  как  расстояния  между  звёздами  и  галактиками.  Мы  в  основном  состоим  из  пустоты  между  этими  атомами,  а  значит,  что  мы  —  маленькие  копии  Вселенной.  Только  на  этот  раз  мыслящей  Вселенной,  Вселенной,  которая  способна  сама  себя  осознать.  И  опять  пересечение,  уже  с  книгой  Торы  "Кто  спасёт  одну  жизнь  —  спасёт  целый  мир".

Во  все  века  человек  ощущает  присутствие  чего-то  потустороннего  возле  себя,  а  если  быть  точным,  то  чувствует  отсутствие  чего-то  сокровенного  и  невероятно  важного  в  себе.  Отсутствие  связи  с  Богом.  Ведь  religio  —  означает  "восстановление  связи",  связи  с  Богом.  Мне  кажется,  что  именно  поэтому  самые  разные  племена  выбирали  в  качестве  амулетов  необычные  редкие  вещи,  словно  искали  что-то  не  из  этого  мира,  что-то  неестественное,  неповседневное.  А  для  поклонения  выбирали  стихии  или  животных  —  те  вещи,  которые  сложны  для  их  понимания  и  осознания  (непознанный  гром,  недостижимое  солнце,  неуловимый  орёл  и  т.д.).  Они  словно  понимали,  что  самое  важное  скрыто  от  глаз.  И  чувствовали,  что  место,  где  должно  находиться  нечто  большее,  чем  их  жизни  —  пусто.  И  старались  заменить  это  всем  тем,  что  попадалось  им  на  этой  земле.

Однажды  в  Шотландии  я  стоял  на  берегу  океана  и  смотрел  на  развалины  какого-то  старого  дома,  сделанного  из  камня,  который  добывался  в  этом  же  районе.  Это  ведь  такой  же  материал,  как  и  окружающие  этот  дом  скалы,  и  для  любой  пролетающей  мимо  птицы  это  будет  всего-лишь  ещё  один  скальный  выступ,  на  который  можно  приземлиться.  Но  по  тому,  как  сложен  и  обработан  этот  материал  —  только  мы  можем  безошибочно  определить,  что  это  сделал  человек.  Наверное,  глядя  на  человека  и  на  то,  как  он  выделяется  из  окружающего  мира  —  можно  сказать,  что  он  нечто  большее,  чем  homo  sapiens.  Можно  много  рассказать  о  Мастере,  создавшем  его.  Конечно  же,  далеко  не  всё,  но  для  нас  многое.

Похоже  на  то,  что  Бог  многое  меряет  личностями:  эпоха  (рожающая  мать)  —  личность,  город  (блудница)  —  личность,  ангел  (вестник,  инструмент)  —  личность,  даже  камни  (камни  возопиют)  —  могут  вести  себя  как  личности.  Может  быть  люди  —  это  множество  неповторимых  граней  Бога?  Я  не  берусь  утверждать,  я  лишь  хочу  попытаться  хоть  что-то  понять.

Мне  кажется,  что  множество  Небесных  ответов  таится  в  самом  понятии  "что  такое  человек"  И  чем  глубже  мы  понимаем  человека,  тем  лучше  понимаем  Бога,  ведь  Он  скрыт  в  своём  творении,  а  значит  и  в  человеке,  как  самом  сложном  и  дорогом  Его  создании...

Так  что  же  такое  Человек?

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=513377
рубрика: Проза, Лирика
дата поступления 25.07.2014


Из книги пророка Исаии

Отрывок  начитан  каким-то  диктором,  но  настолько  сильно,  что  аж  мороз  по  коже...
Отрывок  из  книги  пророка  Исаии.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=512936
рубрика: Інше, Лирика
дата поступления 22.07.2014


Исповедь ветхого дома

Вы  когда-нибудь  видели  исповедь  ветхого  дома,
В  ожидании  чуда  уже  восходящего  Солнца?
Оно  Светом  проникнет  сквозь  щели  неровностей  пола,
Под  настилы  и  доски  крыльца,
Пробираясь  по  крыше  и  треснувшим  стенам,
Сквозь  окна,  на  мятую  скатерть  льняную.
Как  скользя  по  тарелкам  на  кухне
Разлетаясь  в  решётке  плетёной  корзины  под  стулом,
Проскочив  между  креслом  и  старым  комодом,
Зацепив  стопку  книг,  карандаш  и  расчёску,
Рассыпаясь  на  плитке  и  нежась  на  тёплом  ковре,
Застигая  врасплох  люстру,  зеркало,  печку  с  разваленным  верхом,
Свет  внезапно  засеет  весь  дом  семенами  надежды,
Растворяясь  в  сиянье  и  всепоглощающем  счастье,
Исцеляя,  прощая,  меняя,  крестя,  освящая,
Вытирая  росу  на  морщинах  облущенных  ставней.
Как  вздохнёт  старый  дом  покосившейся  низенькой  дверью,
Черепицей  побитой,  скрипучими  петлями,  кладкой  кирпичной,
Да  поросшим  травою  крыльцом.
И  стряхнув  с  себя  мрачные  мысли,
Улыбнётся  во  все  побелевшие  хрупкие  стёкла:
Как  же  я  благодарен,  что  мне  не  укрыться  от  Солнца,
Оно  так  неизменно  в  своём  бесконечном  Сияньи.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=507961
рубрика: Вірші, Философская лирика
дата поступления 28.06.2014


The Way

"Путь".  Бывает  идёшь  куда-то  по  улице  города,  по  трассе,  по  лесной  или  горной  тропе,  и  в  какой-то  момент  наступает  ощущение,  что  тебе  хотелось  бы  просто  бесконечно  идти  вот  так,  как  сейчас.  А  придёшь  ты  куда-то  или  нет,  уже  совершенно  не  важно...

:)

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=479003
рубрика: Інше, Лирика
дата поступления 12.02.2014


Между

[i]Стучали  босоножки  по  асфальту,  мелькали  ножки  детские  в  зелёнке,
И  слёзы  грязные  ладошки  вытирали  –  автобуса  огни  в  глазах  размыло,
И  разрывалось  маленькое  сердце,  когда  растаял  в  воздухе  след  маминых  духов.[/i]



Стебель  тянется  к  свету,
Зерном  прорастая  сквозь  почву,
Между  ним  и  раскидистым  клёном  бесспорно
Сила,  мощь,  кольца  лет,
Бесконечное  рвенье  к  теплу.
Бригантина,  поднявшая  парус,
Режет  волны  форштевнем,  
Бесстрашно  бросаясь  в  пучину,
Между  нею  и  берегом  новым
Только  ветер  попутный
Да  прочность  нагруженных  мачт.
Безутешен  ребёнок
В  отчаянии  расставанья,
Между  сердцем  его  и  надеждой
Вся  жизнь  погружается  в  бездну.
Всё  что  знал,  во  что  верил  он,
Рушится  карточным  домом,
Видно  там,  между  ним  и  листвой,
Вечность  чьей-то  ужасной  расплаты.
Между  отнятым  детством
И  зябнущим  шансом  прощенья
Вестник  света  крылатый
С  мечом,  добела  раскалённым,
Пламенеющем  в  тысячи  солнц
Ослепительным  жаром  клинка,
Тем,  что  выплавлен  между  Земным  и  Небесным.
Он  единым  решительным  взмахом
В  мгновение  ока  весь  мир
Превратит  в  пыль  и  пепел.
Дотла,  за  одну  лишь  слезу!
Что  сорвалась  к  ногам  в  босоножках,
Где  ещё  на  коленках  не  смылись  остатки  зелёнки.
Ту  слезу,  что  кристальной  невинностью  духа
Просочилась  сквозь  пальцы
Замызганных  детских  ладошек,
Прикрывавших  лицо,  на  которое  может  взглянуть
Только  Вестник,  всё  крепче  сжимая  свой  меч…
Между  Ним  и  забвеньем  –
Господь.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=461594
рубрика: Вірші, Философская лирика
дата поступления 20.11.2013


Я иногда покупаю тебе цветы

Я  иногда  покупаю  тебе  цветы,
Так,  не  всерьёз,  чтоб  поставить  потом  на  стол,
Наспех  поскидывав  с  ног  в  коридор  ботинки,
В  вазу  налив  из-под  крана  сырой  воды.
Утром  на  кухне  тихонько,  пока  ты  спишь,
Я,  аккуратно  в  корзину  сложив  печенье,
Новую  чашку  с  яркой  зелёной  ручкой
Буду  тереть,  пока  не  сведёт  в  кистях.
Пусть  мы  не  встретимся  вместе  в  каких-то  мыслях,
Или  никак  не  сойдёмся  на  цвете  штор,
Жизнь  ведь  настолько  короче,  чем  то,  что  мы  вместе,
Что  это  всё  так  неважно  при  свете  нас.
Пусть  надо  мной  смеются  мои  соседи  –
Я,  как  ребёнок,  –  забывчив  на  их  слова,
Я  равнодушен  к  правде,  в  коей  тебя  не  будет,
И  точно  так  же  к  жизни,  если  там  нет  тебя.
Мне  ведь  вполне  достаточно  просто  знать,
То,  что  твой  взор  скользнёт  по  цветущим  макам,
По  новой  чашке,  корзине  с  печеньем  мятным,
Притормозив  на  чае  с  надписью  «Бергамот».
Что,  заливая  заварку  парным  кипятком,
Ты  аромат  незнакомый  заметишь  странный,
Может,  отметишь,  что  вкус  у  меня  не  плох,
Если  с  печеньем  мне  всё-таки  повезёт.
Знаю  же  –  спящим  я  притворяюсь  плохо,
Но,  не  срывая  моей  неумелой  игры,
Ты  всё  поймёшь,  подойдёшь,  поцелуешь  в  щёку
И  улыбнёшься,  что  я  забыл  снять  штаны.
И  вот  тогда  я  внезапно  открою  глаза
И  загляну  в  твои  так,  чтобы  стало  ясно:
Я  всё  отдам  за  место  в  судьбе  твоей,
Пусть  в  самых  дальних,  по  меркам  судьбы,  местах.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=453804
рубрика: Вірші, Лирика любви
дата поступления 11.10.2013


Вестник

Пора  –  почувствовал  он  где-то  глубоко  внутри.  Словно  что-то  зажглось  с  новой  силой,  вспыхнуло  новым  огнём.  Земля  сотряслась,  люди  разбегались  кто  куда,  лошади  испуганно  ржали  и  топтались  на  месте,  пригибаясь  от  страха  к  пыльной  почве.  В  последний  раз  он  взглянул  на  потухший  безжизненный  лик  того,  кто  зажёг  в  нём  и  в  таких  же,  как  он,  этот  странный  огонь,  наполненный  трепетом,  жизнью  и  скрытой  властью.  Властью,  которой  не  обладал  до  этого  никто  из  них.  Властью  вершить  что-то  невероятно  важное,  а  главное  -  бок  о  бок  с  тем,  кто  всегда  являлся  для  него  светом,  жизнью  и  целью  во  всём.  Вместе  с  властью  в  этом  огне  возгорелось  Начало.  Такое  начало,  которое  объединяло  сейчас  их  всех,  в  едином  порыве,  в  едином  стремлении  к  невообразимо  яркому  Свету,  возродившемуся  в  ином,  неведомом  никому  образе.  Этот  Свет,  непреодолимо  влекущий  за  собой  огонь,  зажжённый  внутри  каждого  из  них,  преображённый  в  новом  сиянии,  был  ещё  великолепнее  прежнего.  И  он,  как  и  те,  что  были  рядом  с  ним,  без  тени  сомнения  пошёл  за  этим  Светом  в  сердце  тьмы.  Землетрясение  стихло,  и  мгновенно  загустевшее  пространство  разорвалось  на  тысячи  мелких  кусочков.  Он  внезапно  почувствовал  звенящий  холод  тьмы  всем  своим  естеством.  Всё  пропало  из  виду  –  деревья,  кони,  люди,  пыльный  ветер.  Только  мрак  и  холод  вокруг,  и  преобразившийся  Свет,  за  которым  шёл  он  и  много  таких  же,  и  не  было  им  числа.  Огонь  внутри  него  разгорался  сильнее.  Мрак  подбирался  всё  ближе,  всё  чаще  сталкиваясь  с  полыхающим  пламенем.  Страх  и  холод  старались  прокрасться  внутрь,  но  тут  же  обжигались  и  отскакивали  обратно.  Его  сознание  собралось  в  единую  точку  в  желании  проникнуть  в  суть  того,  что  происходило  сейчас,  и  среди  множества  переживаний  и  ощущений  он  ясно  выделил  бесконечно  долгое  падение  вниз.  Вселенная  колебалась,  как  водная  гладь  от  взмахов  его  крыльев  и  сотен  тысяч  других.  Время  постепенно  остановилось,  пустота,  холод  и  мрак  медленно  окутывали  их  в  попытках  сдавить,  растворить  и  разрушить  их  яркое  пламя.  И  когда  противостояние  достигло  своего  пика,  он  вдруг  нащупал  предел,  черту,  за  которой  было  едва  слышно  присутствие  какой-то  иной,  словно  пленённой  жизни.  Скованной,  отравленной  и  замёрзшей,  но  всё-таки  жизни.  Эта  черта,  за  которую,  казалось,  не  возможно  было  прорваться,  и  была  сердцем  тьмы.  Он  понял  это,  и  в  тот  же  момент  Свет,  за  которым  все  они  шли,  столкнулся  с  тьмой,  и  сердце  мира  сотряслось.  От  края  до  края  пронеслась  волна  оглушительным  громом,  словно  разошлись  океанские  воды.  Раскололось  пространство,  разверзлась  тьма,  и  врата  мрака  пали.  Свет  наполнил  собою  гигантский  разлом  в  бескрайней  вселенной,  разогнал  холод  и  страх  и  вывел  оттуда  жизнь,  разрушив  её  оковы.
Он  снова  очутился  на  том  месте,  где  всё  началось.  Было  ранее  утро,  солнце  ещё  не  взошло,  стрекотали  цикады,  шумели  деревья,  лёгкий  прохладный  сквознячок  приятно  обдувал  его  лицо,  слегка  играя  волосами  и  перьями  на  крыльях.  Он  взглянул  на  свои  руки  –  они  светились,  в  голове  ещё  немного  гудело,  и  он  всё  ещё  продолжал  слышать  отдаленный  хор,  струящийся  где-то  высоко  в  небе.  Он  знал,  кого  ждёт,  и  что  должен  был  возвестить.  Он  отдыхал  и  наслаждался  тишиной,  сидя  на  камне  в  небольшой  пещере.  Кончики  крыльев  едва  касались  холодного  пола.  Неподалёку  послышались  шаги,  монотонное  шуршание  хлопковой  одежды,  показался  едва  уловимый  свет  от  зажжённой  масляной  лампы.  Три  женщины  подошли  к  пещере,  одна  из  них  шагнула  внутрь  и,  увидев  его,  замерла  на  месте.  Через  мгновенье  показались  и  остальные.  Уронив  лампу,  они  поспешно  упали  на  колени,  закрыв  руками  рты,  чтобы  не  закричать.  Он  медленно  поднял  на  них  глаза:
-  Что  вы  ищете  живого  среди  мёртвых?  Его  нет  здесь,  Он  воскрес…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=423299
рубрика: Проза, Лирика
дата поступления 07.05.2013


Царство Небесное

Царство  Небесное  начинается  в  камне,
Том  самом,  что  кладут  в  основании  дома,
Приглашая  войти  в  него  Счастье
Вместе  с  теми,  кто  жить  в  нём  готов,
Чтоб  пока  есть  в  нём  силы  –
Сеять,  жать,  охранять  и,  конечно,  безмерно  любить.
Царство  Небесное  начинается  в  слове,
Том,  что  призвано  в  помощь  утешить,
Простить  и  признаться,  обличить,  если  нужно
Поступок,  но  не  совершившего  с  ним,
Чтобы  сердце  и  душу  не  сжечь  на  костре  осужденья.
Царство  Небесное  начинается  в  деле,
Где  решенье  помочь  и  вмешаться  диктуется  тем,
Что  без  устали  бьётся  в  груди,
Вопреки  всем  законам  природы  и
Жизни  своей  беззаботной,
Признавая  чужое  несчастье  своим  до  конца.
Царство  Небесное  начинается  в  свете,
Том,  что  тьму  разгоняет  сияньем,
Где  мрак  обращается  в  бегство
Ликом  тех,  кто  простил  и  признался,
Помог  и  утешил,  остался  отныне  и  присно
Сеять,  жать,  охранять  и,  конечно,  безмерно  любить.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=418274
рубрика: Вірші, Философская лирика
дата поступления 14.04.2013


Молитва

Небеса  растянулись
С  Востока  на  Запад,  как  будто
Багряницей  Христовой.
Стих  ветер  и  замерло  время.
Не  иначе  как  горы  застыли,
Покорно  склонив  свои  плечи…
Словно  колокол  древний
Ударил  во  мрак,
Легионов  бесчисленных
Ангелов  глас  унисонный,
Нарастающим  громом:
«Господь  Саваоф!»
Ярко  вспыхнуло  Слово,
И  Тьма,  обращённая  в  бегство,
Спотыкаясь  о  ложь  в  дикой  давке,
Всполошенным  загнанным  зверем
Мчалась  прочь,
Исходя  едким  страхом,
Безудержным  и  беспощадным.
Расстелились  в  смиреньи  поля,
Океаны  умолкли  и  реки,
Вся  Земля  поклонилась
Свой  взор  не  решаясь  поднять,
На  Небес  ослепительный  лик.
И  сошли  на  неё  Херувимы
Шестикрылою  стаей,
Исполненной  Света  дыханьем
В  жарком  огненном  зареве  –
Сердца  священное  пламя.
Обнимая  того,
Кто  не  в  силах  увидеть  всё  это,
Кто  отчаянно  водит  по  небу
Безмерно  слепыми  глазами,
Ищет  в  звёздах  холодных  ответа,
На  зов  сокрушённой  души.
И  кто,  всё-таки,  грея  остатки  надежды,
Во  тьме  задыхаясь,
Пусть  на  ощупь,  на  сбитых  коленях
Наткнулся  на  Свет,
И  исторг  из  себя  что  есть  силы:
«Услышь  меня,  Господи!
Я  без  Тебя  погибаю!»

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=398349
рубрика: Вірші, Философская лирика
дата поступления 05.02.2013


Свершилось

Мысль  занозой  в  мозгу  мне  твердит:
«Всё  вокруг  изменилось»
Что-то  важное  скоро  случится  и  нам  не  вернуться  обратно,
Словно  выйти  в  открытое  море  –
Чуть  вёсла  пустил,
И  назад  уже  нету  дороги  как  сильно  ни  бей  по  воде,
Только  волны  навстречу  бегут
Беспощадною  стаей  волков.
Восходящее  солнце  размоет  остатки  сомнений,
Разливаются  ветры  по  склонам  покинутых  пастбищ,
Догоняя  рассвет,
Тот,  что  рысью  пустившись  за  ночью,
Беспорядочным  светом  запутался  в  хвойных  лесах.
Как  шагнуть  со  скалы  прямо  в  пропасть
Навстречу  скользящим  лучам,
И  в  свободном  падении  забыть  о  простом  и  насущном,
Мир  качнется  и  будет  уже  невдомек,
Как  же  это  случилось  и  что  же  со  всем  этим  будет.

Всё  умолкло  во  мне,  только  голос  отчётливо  слышен
Рассекающий  время  в  эпохи,  столетья,  века,
Разверзающий  небо  с  Голгофы  сорвавшимся  словом,
Посреди  расступившихся  Ангелов
Крылья  сложивших  в  смирении,
Тем  единственным  словом,
Исполненным  светом:
«Свершилось»…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=390212
рубрика: Вірші, Философская лирика
дата поступления 06.01.2013


Озарение

Исчезли  запахи,  ни  шороха,  ни  скрипа,
Ни  завыванья  старых  сквозняков,
Воды  набрал  –  солёная  вдруг  стала,
Нарезал  хлеб  –  внезапно  зачерствел.
Я  видел  как  олени  сбились  в  стадо,
Попятились,  толкаясь,  в  чащу  леса.
Трава  легла,  как  будто  бы  от  ветра
Качнулись  ели,  кланяясь  восходу.
Как  стаи  птиц  тревожных  взмыли  в  воздух,
Поспешно  разлетаясь  прочь  от  солнца.
Как  облака  смиренно  расступились,
Раскрыв  глубины  синевы  небесной.
Ветра  затихли,  склоны  берегов
Боялись  сдвинуться,  настигнутые  светом.
Я,  прикрываясь,  всматривался  в  солнце
В  немом  вопросе  –  Что  сегодня  с  небом?
И  словно  кто-то,  прикоснувшись  к  сердцу,
Ответил  мне,  теплом  окутав  плечи…
И  я  вдруг  понял  –  Солнце  не  всходило,
В  сиянье  этом  Ангелы  идут…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=387875
рубрика: Вірші, Философская лирика
дата поступления 26.12.2012


Cast off

Это  означает  "отчаливай"  или  "отчаливать".  Как  по  мне  -  это  то  самое  ощущение  когда  отправляешься  в  путь.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=372229
рубрика: Інше, Лирика
дата поступления 20.10.2012


Слово

Я  рисовал  на  холсте  деревья  -
Он  отвечал  мне,  взмахнув  рукою,
Как  из  ростка  появлялись  листья,
Стебель  тянулся  струною  к  свету,
Клён  разрастался  ветвями  в  небо,
Как  одевались  в  луга  долины,
И  обрастали  лесами  горы,
Дивно  меняя  цвета  и  формы.
Я  на  бумаге  писал  о  море  -
Он  указал  мне  на  тучи  в  небе,
Как  они  дождь  проливали  наземь,
Как  ручейки  собирались  в  реки,
Как  наполняли  моря  собою
И  разбивались  о  берег  волны,
Как  в  океаны  они  сомкнулись
И  облаками  сочились  в  небо.
Я  на  гитаре  играл  балладу  -
Он  же  ветрами  со  склонов  молвил,
Как  на  холмах  воздвигались  замки,
Как  корабли  выходили  в  море,
Как  небеса  наполняли  стрелы
И  закрывали  знамёнам  солнце,
Как  высекали  клинками  искры,
Как  королевства  ковались  в  битвах.

Всё  что  во  мне  –  на  холсте  и  струнах,
И  на  бумаге  балладой  длинной,
Но  Твоё  слово  смогло  вместиться
Лишь  в  сотворённый  Тобою  мир.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=361862
рубрика: Вірші, Философская лирика
дата поступления 04.09.2012


Ответ

Отделивший  свет  от  тьмы,
Зерна  от  плевел,
Волков  от  ягнят.
Наполняющий  жизнью  
вОды  и  зЕмли.
Воскрешающий  на  небесах
И  низвергающий  в  пропасть.
Имеющий  власть  по  слову
Обращать  города  в  соль,
Моря  в  пустыни,
Царства  в  прах...
Зачем  Тебе  нужно  было
Рождаться  среди  людей?

"А  как  же  тогда  бы  я  жаждал
И  просил  бы  у  вас  воды?
Как  бы  я  голодал
И  просил  бы  у  вас  хлеба?
Как  бы  я  измотался  в  пути
И  стучался  бы  к  вам  на  ночлег?..
Как  бы  я  мог  просить  у  вас  веры
Если  б  ни  разу  не  был  одним  из  вас?"

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=335000
рубрика: Вірші, Философская лирика
дата поступления 04.05.2012


Песня льдов

Сбросив  шлем,  старый  викинг
Упрётся  ногами  о  камни,
Раздвигая  руками  врата
В  мир  нетронутых  снежных  вершин.
Нестерпимый  зов  Севера
Снова  проникнет  мне  в  душу,
Гулким  эхом  откликнется  в  сердце
И  кровь  сладкой  дрожью,
В  предвкушении  чуда,
Забегает  в  жилах  моих.
Сквозь  безмолвье  зеркальных  озёр
Я  пойму,  я  почувствую,
Я  обязательно  вспомню,
Тетивою  натянутый  воздух
Из  снежных  далёких  равнин
Донесёт  сквозь  молчанье  глубин
Песню  древних  реликтовых  льдов.
Я  увижу  сверканье  снегов
В  бирюзово-неоновом  блеске,
Всё  пропитано  нАсквозь
До  боли  знакомой  легендой
Спящих  предков,  
Ещё  до  начала  времён.
Только  старое  племя  ветрОв
Всё  ещё  хороводит  в  долине
Среди  белых  холмов,
Под  всё  те  же  родные  напевы
Вечных  призрачных  снов
Бесконечных  таинственных  льдов.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=301463
рубрика: Вірші, Философская лирика
дата поступления 21.12.2011


Ещё один день

.    Я  иду  по  улице  своего  города.  На  ней  сегодня  светло  и  просторно,  но  не  потому  что  мало  людей,  а  потому,  что  от  окружающего  воздуха  меня  отделяет  только  лёгкая  летняя  одежда.  Этот  воздух  поднимается  высоко  над  моим  городом  и  там  формирует  облака,  один  слой,  второй,  третий…  Потом,  замедляясь,  меняя  настроение  и  цвет,  осторожно  прикасается  к  абсолютно  спокойному  безмолвному  космосу,  охлаждается  и,  беспечно  раскинув  руки,  падает  обратно  в  город,  в  котором  я  живу.  Он  проносится  лёгким  порывом  ветра  по  верхушкам  деревьев  и  крышам  домов,  после  чего,  спустившись  к  светлым  витринам  магазинов,  снова  путается  в  моей  клетчатой  рубашке…  Воздух  приносит  мне  прохладу  с  самого  края  Земли…  Шутка  ли,  от  бесконечности  меня  сейчас  отделяет  лишь  тонкий  крашенный  хлопок…  
     На  ногах  светло  коричневые  замшевые  мокасины  (такие  себе  лёгкие  ботинки  без  шнурков,  почти  как  тапочки).  Каждый  шаг  –  это  каждую  секунду  всего  лишь  три  миллиметра  материала,  отделяющие  мои  босые  ноги  от  брусчатки,  асфальта  или  газонной  травы.  Подошва  такая  тонкая  и  эластичная,  что  я  чувствую  выступы    и  неровности  улицы,  и  от  этого  улица  становится  роднее,  как  старый  знакомый,  который  давно  бросил  попытки  произвести  впечатление  и  при  случае  прикрыться  удобной,  твёрдой,  начищенной  до  блеска  маской.  Ты  знаешь  о  нём  почти  всё,  как  и  он  о  тебе,  и  это  делает  вас  намного  ближе.  
     За  спиной  болтается  небольшой  рюкзачок  одетый  на  одну  лямку,  а  это  значит,  что  у  меня  свободные  руки,  которыми  можно  махнуть  маршрутке  на  стоянке,  прятать  сдачу,  держа  в  другой  руке  мороженное,  искать  мелочь  в  кармане  для  уличного  флейтиста,    не  прекращая  листать  музыку  в  плеере.  Рюкзачок  –  это  всегда  с  собой  мобильник,  зонтик  и  кола.  Мобильник  –  это  связь  со  всем  миром,  я  хоть  сейчас  могу  вытащить  его  и  набрать  любой  придуманный  мною  номер.  Зная  только  код  страны,  я  могу  сказать  австралийцу,  американцу  или  китайцу  «Хэллоу!»  и  он  почти  наверняка  тут  же  мне  ответит,  прежде  чем  поймёт,  что  происходит.  Выходит,  у  меня  в  рюкзачке  связь  с  целым  огромным  миром,  практически  с  любой  его  точкой  и  в  том  порядке,  в  каком  я  захочу.  Зонтик  отделяет  меня  от  промокшей,  вышедшей  из  строя  связи  с  этим  самым  миром,  от  мокрых  волос  и  простуды,  от  раскисших  наличных  и  невозможности  приобрести  мороженное  и  поблагодарить  флейтиста.  Кола  –  как  лёгкое  касание,  сбивающее  мой  колеблющийся  маятник  настроений  всегда  в  положительную  сторону.  Мобильник,  зонтик  и  кола  на  все  случаи  начинающегося  нового  дня,  который  я  охотно  собираюсь  прожить,  не  упустив  из  него  ни  одной  минуты.
     Похоже,  кому-то  было  нужно,  чтобы  я  родился;  кому-то  стало  интересно  подарить  мне  зрение  и  слух;  кто-то  очень  хотел,  чтобы  я  научился  ходить  и  говорить;  кому-то  было  не  безразлично,  какие  книжки  попадут  мне  в  руки;  кто-то  решил  тщательно  следить  за  мной,  чтобы  я  возвращался  из  путешествий  целым  и  невредимым…  
     Кто-то  однажды  подумал  «А  пусть  будет  так»,  и  теперь  я  могу  видеть,  слышать,  осязать,  чувствовать…  Я  готов  воспринимать  и  ощущать  то,  что  преподнесет  мне  сегодняшний  день.  Я  готов  запоминать  любые  интересные  или  необычные  моменты,  которые  потом  можно  будет  сложить  в  события,  связать  с  предыдущими,  найти  иллюзорную  (а  может  и  действительную)  закономерность,  сделать  странные,  самому  не  встречающиеся  ранее  выводы,  что-то  приукрасить,  над  чем-то  поразмыслить,  о  чём-то  даже  помечтать…  Но,  так  или  иначе,  постараться  понять  для  чего  всё  это  происходит  со  мной  именно  здесь  и  прямо  сейчас.  Постараться  всем  своим  естеством,  как  можно  ярче  и  отчётливее  почувствовать  жизнь,  саму  её  сущность,  её  соль…  Как  можно  сильнее  проникнуться  самой  что  ни  на  есть  банальной,  изъезженной,  но  вместе  с  тем  практически  неуловимой  и  неизменной  во  все  времена  истиной.
     А,  иначе,  зачем  всё  это?..  Для  чего?..  Для  кого?..

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=275399
рубрика: Проза, Философская лирика
дата поступления 16.08.2011


Solution

Хард  рок,  можно  сказать  )

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=274261
рубрика: Інше, Авторская песня
дата поступления 09.08.2011


Счастье любит мятый хлопок

.      Счастье  любит  носить  мятый  хлопок.
       Оно  не  любит  сушить  волосы  феном  и  никогда  не  застёгивает  рукава.
       Оно  обожает  заглядывать  в  глаза,  когда  в  них  отражаются  косые  лучи  тёплого  вечернего  солнца.
       Счастье  любит  смотреть,  как  вечером  в  окнах  загорается  свет.  Ему  нравится  наблюдать  как  сыпятся  кофейные  зёрна  в  медную  ручную  кофемолку.  Оно  любит  чувствовать  мягкость  деревенской  травы  и  прохладу  городской  брусчатки  пальцами  ног.  Любит  запах  свежих  махровых  полотенец  на  бельевой  верёвке.  Любит  в  жаркий  день  долго  держать  под  краном  с  холодной  водой  белоснежные  руки.  Любит  спать,  свернувшись  клубком  на  диване,  укутав  ноги  халатом.  Любит  мечтать  выходными  днями  на  скамейке  в  пахнущем  зеленью  парке.  Любит,  обняв  колени  руками,  сидеть  и  смотреть,  как  тлеют  угли  догорающего  костра.  Любит  отражение  гор  в  зеркальных  поверхностях  безмолвных  озёр.  Любит  держать  в  своих  ладошках  мягкие  кошачьи  лапы.  Любит  прыгать  по  лужам  и  подбрасывать  в  небо  ворохи  осенних  листьев.  Любит  шоколад  с  орехами  и  клубничное  мороженное.
       Но  больше  всего  Счастье  любит  людей,  самых  обычных  людей  со  всеми  их  суевериями  и  проблемами,  семейными  ссорами  и  застарелыми  обидами,  с  их  представлениями  о  жизни  и  о  Нём  же  самом,  с  их  медными  кофемолками,  хлопковыми  рубашками,  махровыми  полотенцами,  скамейками  в  парке,  шоколадом  с  орехами  и  клубничным  мороженным.
       Оно  любит  их  именно  такими,  какие  они  есть,  здесь  и  сейчас,  и  Ему  не  нужно  других.  Оно  не  делит  их  на  хуже  или  лучше,  сильнее  или  слабее,  смышлёнее  или  глупее…  Оно  любит  их  всех…  Всех  и  каждого...

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=271734
рубрика: Проза, Философская лирика
дата поступления 23.07.2011


Вопрос

Бесконечная  даль  дышит  нА  ухо,
Как  далеко  я  от  дома…
Ветер  в  волосы  вплёл  яркой  лентой
Навязчиво  смелые  мысли…
Где-то  там  –  в  глубине  моих  чувств  и  догадок,
Отыскал  меня  Свет
И,  как  старец  в  поношенной  рясе,
Мой  вопрос  Ему  посохом  чертит
На  жёлтом  от  солнца  песке…
Всё  что  знал  я,  собралось  в  едином  моменте,
Всё  что  чувствовал,  сжалось  в  единую  точку
И  на  стыке  ветров  млечный  путь  мне  укажет  дорогу,
Где  пространство  вселенной  вращается  стрелкой  часов.
Ослепительным  всплеском,  волной  поднимая  рассвет,
Восходящее  солнце  дугой  выгнет  мой  горизонт,
Разорвав  полотно  ускользающей  стаи  теней.
Небосвод  надо  мною  качнётся,  черпнув  в  океане  прохлады,
Зашипит,  закаляясь,  металл  нашей  истины  новорождённой,
И  Господь,  вытирая  рукою  свой  лоб,  закатав  рукава,
В  тайном  замысле,  с  молотом  над  наковальней  склонится.
И  тогда  я  пойму  –  мне  всю  жизнь  возвращаться  домой,
Что  б  там  ни  было,  это  однажды  случится.
Только  вечный  вопрос  в  голове  моей  будет  гнездиться:
«Кто  же  мы,  что  создав  нас,  Ты  сам  же  стучишь  в  нашу  дверь?..»

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=268526
рубрика: Вірші, Философская лирика
дата поступления 04.07.2011


Рождение

.    Вдох…
     Сладко  во  рту…
     Свежий  морозный  воздух  обжег  расправившуюся  грудь.  Внезапный  шум  в  голове  просто  оглушил  на  время.
     Босые  ноги  впервые  ощутили  холод  осеннего  асфальта.  Пальцы  на  руках  покалывали  и  едва  шевелились,  как  будто  затерпли  после  долгого  сна...
     Даже  слабый  свет  жёлтого  уличного  фонаря  больно  резал  глаза.
     Твёрдая  деревянная  скамейка  городского  парка  немного  отдавала  сыростью.
     Пронимала  лёгкая  дрожь,  но  не  от  холода…  скорее  от  внезапного  рождения…
     Выдох…
     Из  приоткрытых  губ  вырвалось  облако  пара  и  тут  же  растаяло  при  свете  ночного  города.
     «Я  родился»…

     Однажды  во  Вселенной  наступил  такой  день  и  такой  момент,  когда  мечты  миллионов  женских  сердец  совпали.  И  ударная  волна  объединенного  сознания  оказалась  настолько  мощной  и  решительной,  что  смогла  облачить  эту  мечту  в  плоть  и  кровь.  Единственный  представитель  несуществующей  расы  людей.  Первый  и  последний.
     Если  бы  хоть  одна  из  них  знала  о  том  что  произошло  тогда,  там  –  на  аллеях  городского  парка.  Если  бы  хоть  одна  из  них  ощутила  тогда,  как  один  из  миллиардов  ударов  её  сердца  вдруг  яркой  вспышкой  прорвался  сквозь  пространство  и  время,  создавая  новую  жизнь…  Сложно  себе  представить  скольким  из  них  довелось  видеть  его,  в  транспорте,  на  городском  мосту,  на  вокзале  или  просто  на  улице,  но  ни  одна  не  узнала  его…  Ни  одна  из  них  не  почувствовала…  А  он  ведь  где-то  есть  и,  может  быть,  совсем  рядом…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=267950
рубрика: Проза, Очерк
дата поступления 01.07.2011


Сон

Роют  землю  копытами
Тысячи  чёрных  коней,
От  заката  их  кровь  закипает  мгновенно,
И  в  лучах  ярко  красных
Огромного  жаркого  солнца
Разогретая  сталь  пахнет  кровью,
Ещё  не  попробовав  плоти.
Боевые  костры  разжигают  до  самого  неба,
Дым  от  них  заслонит  облака
Или  звёзды.
Флаги  подняты  -
Будут  сражаться  сегодня.
Протрубили  военные  горны
Объявленной  смертью  души…
«Неужели  конец?..»
«Нет.  Ты  просто  смотри  и  молчи»…
Словно  взмахом  руки  -
Ярким  светом
Обрушится  прямо  на  землю
Не  начавшихся  войн,
Превращая  знамёна  в  золу,
Где  всю  армию  тьмы
Остановит
Улыбка  ребёнка  в  коляске.
Букет  ландышей  с  тихим:  
«Прости,  я  обидел  напрасно».
Шёпот  старенькой  матери,
Обнятой  сыном  на  пирсе.
Смех  мальчишки,  счастливый,  
Впервые  погладив  котёнка.
Запах  яблок  в  корзине,
Смущённой  солдатом  девчонки.
Отпечатки  на  зеркале
Маленьких  детских  ладошек.
Сонным  вечером  тёплым,
Чуть  слышный  напев  колыбельной…

Среди  сломанных  копьев,
Мечей  и  разбитых  щитов,
Я  увидел  -
По  крыльям  поверженных  демонов
Мёртвых,
Босиком,  не  касаясь  земли,
Шёл  в  терновом  венке  силуэт…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=259865
рубрика: Вірші, Философская лирика
дата поступления 16.05.2011


Голос

В  латах  сверкающих,  твёрдою  поступью
Армия  Ангелов  облаком  огненным
Шла,  горизонт  заслоняя  знамёнами,
Плотно  сплетёнными  нашим  смирением.
В  ножнах  покоилась,  словом  отточена
Сталь,  закалённая  нашим  терпением,
Копья,  литые  в  сердцах  сострадания,
Путь  освещали  сиянием  мудрости.
Шла  по  костям  человеческой  алчности
С  грязью  притворства  и  лжи  перемешанным,
С  хрустом  вминая  останки  предательства
В  пепел  обмана  и  пыль  малодушия.
Шла  заступиться  за  голос  отчаянный
Маленькой  девочки  брошенной  в  городе,
С  мокрым  от  слёз  и  лицом,  и  ладошками:
«Мама  вернись!..  Я  прошу!..  Я  люблю  тебя!..»

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=241601
рубрика: Вірші, Философская лирика
дата поступления 17.02.2011


Мысли на треке

.        ...Проводишь  рукой  по  тёплому,  нагретому  на  солнце,  камню...  Расстёгиваешь  поясное  крепление  и  сбрасываешь  рюкзак  на  землю...  Медленно  садишься  на  траву,  опираясь  на  руки,  и  чувствуешь,  как  она  приминается  под  твоими  пальцами...  Кучевые  облака,  сплошной  вереницей,  медленно  и  величественно  двигаются  на  одном  уровне  с  горными  склонами,  которые  ты  пересёк  ещё  два  часа  назад...  Тучи  тянутся  до  горизонта  и  там  сливаются  с  небом,  словно  здесь,  в  этом  месте,  заканчивается  континент,  заканчивается  планета,  словно  это  и  есть  врата  в  иной  мир...  Скользящие  лучи  солнца  заставляют  светиться  золотисто-молочным,  трансцендентно-загадочным  всё  вокруг...  Лёгкий  прохладный  ветер  играет  твоими  волосами,  он  приносит  запахи  цветов  и  елей  с  далёких  равнин...  Ты  сидишь  на  траве  в  абсолютном  осознании  происходящего,  ты  так  спокойно  дышишь,  что  можно  сосчитать  каждый  твой  вдох  на  протяжении  всего  утра...  Шум  ветров  на  склонах  лишь  оттеняет  совершенное  безмолвие  между  тобой  и  горами...        
         Ещё  несколько  дней  назад  ты  ехал  в  маленьком  поезде  из  Зальцбурга  в  Голлинг,  откуда  должен  начаться  маршрут,  и  смотрел  в  окно  на  заснеженные  вершины  Альп.  Потом  стоял  на  маленьком  пустынном  перроне  и  расспрашивал  пожилого  австрийца  -  где  найти  подходящий  гастхаус,  чтобы  переодеться,  перепаковать  снаряжение  и  провести  последнюю  ночь  в  тепле  и  комфорте  перед  тем,  как  отправиться  в  трек...  И  вот  теперь  ты  тут,  в  горах...  Даже  не  верится...  С  каждым  разом  становится  всё  яснее  и  яснее,  что  как  бы  ты  не  изучал  карту,  как  бы  не  расспрашивал  бывалых  туристов,  как  бы  не  всматривался  в  фотографии,  к  такому  ты  всё  равно  в  результате  оказываешься  не  готов.  Потому,  что  к  такому  невозможно  подготовиться  или  привыкнуть.  Горы  всегда  разные,  всегда  другие...          
         Через  два-три  дня  пути,  когда  начинаешь  забывать  ссоры  и  обиды,  когда  проблемы,  оставшиеся  внизу,  перестают  принимать  ужасающие  очертания  безысходности,  когда  делишь  скудный,  размеченный  по  дням,  паёк  с  человеком,  идущим  с  тобой  в  треке,  когда  стелешь  его  спальник  уже  заодно  со  своим,  когда  понемножку  перекладываешь  вещи  из  его  рюкзака  в  свой,  чтобы  снизить  вес  его  ноши,  и  в  конце  концов  ловишь  себя  на  мысли,  что  думаешь  об  этом  человеке  больше,  чем  о  самом  себе,  именно  тогда  приходит  настоящее  понимание  собственной  жизни...        

         И  тогда  ты  отчётливо  видишь,  что  в  счастье  нет  смысла,  если  его  не  с  кем  разделить,  а  это  значит,  что  на  самом  деле,  к  счастью,  люди  всё  же  не  могут  друг  без  друга.  

         "Тот,  кто  существует  только  для  себя,  тот  не  существует"  -  это  чистая  правда,  друзья...

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=232444
рубрика: Проза, Философская лирика
дата поступления 02.01.2011


Правда

Сидел  у  окна  с  остывающим  лиственным  чаем,
Смотрел,  как  дождём  расклевало  неровный  от  ям  асфальт…
Давно  уже  бросил  попытки  в  бессонные  длинные  ночи
Преследовать  тень  понимания  жизни  и  счастья.
Когда  его  мир  пошатнулся,  и  трещина  в  старой  стене
Дала  вдруг  понять  –  как  и  где  обретёт  он  свободу,
Он  даже  не  знал,  что  с  ней  делать,  и  что  потом  ждать.
И  видно  ему  –  твёрдость  вовсе  не  в  камне,
Свобода  не  в  вольности  действий,  где  слово  бессильно,  
И  лёгкость  улыбок  никак  не  от  святости  душ…
И  он  без  сомнения  понял,  что  ни  у  кого  в  этом  мире
Нет  власти  над  тем,  что  едва  прорастает  сквозь  серость,
В  его,  искалеченном  ржавою  бытностью,  сердце…
Правда  страшнее  смерти,  но  без  неё  нет  жизни…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=196033
рубрика: Вірші, Философская лирика
дата поступления 16.06.2010


Mountain breeze (блюз)

Чистая  электрогитара,  без  текста.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=186129
рубрика: Інше, Стихи, которые не вошли в рубрику
дата поступления 25.04.2010


Не успел…

Мне  запах  и  вкус  своего  лишь  креста  уловить  бы,
Чтоб  мне  до  кровавых  подтёков  сдавило  им  плечи,
Чтоб  грубой  шершавой  корой  оцарапало  кожу
И  душу  мою  разбудило,  когда  было  время
Сказать  тебе  «Мам,  я  сегодня  приду  чуть  пораньше,
И  вместе  посмотрим  «Весну  на  Заречной»,  а  хочешь
Мы  сходим  на  выставку  местных  художников  в  парке?»
Сварить  тебе  кофе,  как  любишь  –  без  сливок  и  с  пенкой.
Купить  тебе  чашку  с  весёлой  ромашкой  на  ручке,
И  долго  искать  тебе  блюдце,  чтоб  было  по  цвету.
Хоть  раз  бы  полить  твой  любимый  вазон  на  окошке.
Хоть  раз  с  тобой  щёлкнуться  на  выпускном…  и  на  свадьбе…
Вернуться  бы  за  день,  ну  хоть  бы  за  час,  за  минуту,
Чтоб  сесть  у  кровати,  взяв  за  руку,  тихо  сказать  бы
«Прости  меня,  мама,  ведь  ты  так  немного  просила…
А  я  не  успел…  Видишь  –  я  ничего  не  успел…»
 
Но  мне  позвонили:  «…Да  ты  не  винись  понапрасну»,
А  я  им  «Вы  знаете,  я  ведь  так  часто  с  упрямством
Твердил  ей,  что  знаю  как  ей  надо  жить  в  наше  время...
Мне  запах  и  вкус  своего  лишь  креста  уловить  бы…
Чтоб  больше  его
никогда,  
ни  за  что  
не  терять…»

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=173059
рубрика: Вірші, Стихи, которые не вошли в рубрику
дата поступления 21.02.2010


Во что верите

Каждый  вечер,  под  светлые  добрые  сказки  о  вечном,
Вы  учили  своих  же  детей,  ну  а  сами  друг  другу  потом:
«Подрастут  и  увидят,  что  в  жизни-то  всё  по-другому»
Разрушали  остатки  начитанных  вами  же  строк,
Насмеялись,  натешились,  словно  наелись  –  не  лезет,
Накупались  во  лжи,  налелеялись  собственных  бед…
Мою  совесть  рвало  тем,  что  мне  открывалось  вокруг,
Мои  руки  дрожали  от  слабости  –  в  маленькой  детской  груди
Кровоточит,  свернувшись  хрустальным  бутоном,  душа.
В  этой  странной,  немой,  никому  не  заметной  борьбе,
Прорастали  сквозь  грязь  семена  никому  не  заметных  поступков,
Прорастали  сквозь  изморозь  взрослых  остывших  сердец
И  тянулись  к  едва  уловимому  свету,  
Как  могли,  
Что  есть  силы
Цеплялись  за  жизнь,  согревая  друг  друга  надеждой,  что  близок  рассвет.
«Жизнь  научит,  пацан,  ну  а  это  всё  сказки  –  не  верь…»
И  не  раз  меня  хлопали  так  по  плечу,  улыбаясь…
Я  бы  уши  отрезал  себе,  но  они  вас  не  слышат  давно.
Ну  а  все  ваши  доводы  то,  что  вас  вместе  –  толпа,
И  что  вместе  не  страшен  вам  самый  жестокий  судья…
Вы  закройте  глаза,  моё  войско  глазам  не  доступно,
Только  хлопанье  тысячи  крыльев  да  ветер  от  них,
Звон  доспехов,  да  топот  бесчисленных  сильных  копыт,
Под  знамёнами  тех  никому  не  заметных  поступков,
Тех,  что  сам  осудил  на  бессмертие…Так  что  вы  молчите?  
Жизнь  научит?  
А  я  вам  на  это  отвечу:
Во  что  верите,  то  вам  и  будет  дано,  господа…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=163463
рубрика: Вірші, Стихи, которые не вошли в рубрику
дата поступления 29.12.2009


Старенькое фото

Закутавшись  в  потёртое  пальто,
На  городском  мосту  замёрзшем,  вся  продрогнув,    
Она  стояла,  вглядываясь  в  даль.
На  высохшей,  но  всё  ещё  живой
Земле  её  морщинистой  руки,
На  выжатых,  но  всё  ещё  раскрытых,
Почти  увядших  лепестках  души,
Он  вырастил  и  подарил  ей  сердце…
 «Как  многое  я  не  успела  рассказать…
…Как  глупо,  безрассудно,  как  внезапно…»
Растоптанные,  смешанные  с  пылью,
Её  мечты  ей  больше  не  подвластны.
Разбитыми  осколками  судьба
Качалась  на  волнах  седой  реки.
В  промёрзших  пальцах  старенькое  фото
Разгладила  трясущейся  рукой.
Едва  заметные  движенья  губ  шептали
Одно  и  то  же  вот  уж  много  лет:
«…  Пусть  лучше  предал,  бросил  бы,  забыл,
Но  только  бы  остался  жив,  Алёша…»
Январский  ветер  холоден  и  сыр,
И  тяжесть  лет  не  станет  греть  ей  ноги…
Но  вместе  с  тем  ей  словно  бы  тепло
Смотреть  на  старенькое  выцветшее  фото…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=154309
рубрика: Вірші, Стихи, которые не вошли в рубрику
дата поступления 08.11.2009


Голодная душа

Как  долго  тянутся  октябрьские  дни…
Внутри  всё  пасмурно  и  сыро  как  в  окне.
По  улице  пустынной  одиноки
Мои  шаги,  покрытые  тоской.
Под  серым  небом  на  скамейке  нищий
Кормил  бездомную  собаку  из  руки.
Она,  прижавши  уши,  жадно  ела,
Не  отрывая  от  него  голодных  глаз…
Он  повернулся  неожиданно  ко  мне:
«Чего  же  ты  её  так  плохо  кормишь?
Бросаешь  кости  как  чужой  дворняге…»
«С  чего  Вы  взяли,  что  она  моя?»
«…Вон  как  изголодалась,  бедолага»
«Кто?»  «Душа  твоя,  Андрей…  твоя  душа…»
Я,  совершенно  растерявшись,  –  «Кто  Вы?»
Он  улыбнулся  «Ничего  не  видишь…»
Мне  ветер  что-то  на  ухо  шепнул,
Но  и  его  я  толком  не  расслышал…
Поднявшись,  нищий  подошёл  поближе  –  
«Сам  ведь  поесть  не  забываешь  никогда?..»
И  я  подумал  тихо  про  себя  –  
Какие  странные  следы  на  голове…
Как  будто  от  тернового  венка…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=153455
рубрика: Вірші, Стихи, которые не вошли в рубрику
дата поступления 04.11.2009


Может быть...

К  ветру  спиною,  раскинув  руки
Падал  и  падал  в  густое  небо…
В  вечности  я  бы  нашёл  ответы,
Может  быть…  только  б  хватило  воли…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=153056
рубрика: Вірші, Стихи, которые не вошли в рубрику
дата поступления 02.11.2009


Летучий голландец

Зачем  швартоваться  в  месте,  где  не  достать  до  неба?..
Говорите  –  коснувшись  неба,  можно  сгореть  от  Солнца?..
Пускай…  Поднимаем  парус…  Смешные  вы,  честное  слово,
Главное  –  мы  будем  вместе,  я  и  Летучий  Голландец.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=153055
рубрика: Вірші, Стихи, которые не вошли в рубрику
дата поступления 02.11.2009


Маленькое, но уже сердце...

Стучали  босоножки  по  асфальту,  мелькали  ножки  детские  в  зелёнке,
И  слёзы  грязные  ладошки  вытирали  –  автобуса  огни  в  глазах  размыло,
И  разрывалось  маленькое  сердце,  когда  растаял  в  воздухе  след  маминых  духов.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=152691
рубрика: Вірші, Стихи, которые не вошли в рубрику
дата поступления 30.10.2009


Начало...

В  воздухе  дымом  палёной  листвы  качает  обрывки  фраз,
Замерло  время,  замерли  лужи  -  дыры  в  похожее  небо,
Листья,  ныряя  под  лёгкий  ветер,  ковром  очертили  дорогу,
Я  начинаю  свой  долгий  путь  к  чужой,  неизвестной  душе...

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=152685
рубрика: Вірші, Стихи, которые не вошли в рубрику
дата поступления 30.10.2009


На крыше

«Как  всё  же  давно  я  здесь  не  был…»
«Представляешь  –  я  тоже…»
Скрывались  закатами  тёмные  кочки  холмов,
И  небо  как  будто  бы  наспех  разбавило  маслом  
Немые  мазки  ярко  синей  дневной  акварели…
Сидели  на  крыше,  упёршись  руками  в  колени,
Болтали  ногами  и  всматривались  в  облака…
И  я,  закрывая  глаза,  расседлал  беспощадную  память,
В  подкованном  прошлом  свободы  на  дюжину  жизней…
Внутри  горячо,  а  ещё  до  рассвета  полночи.
«Я  чувствую  время.»
«Не  бойся,  оно  нас  не  тронет,
Ему  не  под  силу  заставить  замолкнуть  сердца…»
И  в  детских  ладошках  так  много  тепла  и  надежды,
Что  хочется  верить  –  они  никогда  не  забудут,
Что  можно  подняться,  как  только  захочешь,  на  крышу,
Болтая  ногами  сидеть  и  рассматривать  небо.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=152641
рубрика: Вірші, Стихи, которые не вошли в рубрику
дата поступления 30.10.2009


Равновесие

«В  равновесии  суть?»
Словно  лезвием,
Дрогнуло  что-то  в  груди,
Одиночеством  обволокло  и  сдавило,
И  распахнуты  ставни,
Расколоты  надвое  судьбы,
Ржавый  колокол    врос,
НакренИвшись,  
По  самое  сердце  в  руины…
«Что  ты,  нет,
Суть  в  решеньях  
Которые  мы  принимаем.»
Отступившие  тени,  
Вдохнувшие  свежести  склоны,
Чуть  остынут  холмы,
И  весна  их  застелет  ветрАми…
Я  всю  жизнь  бы  искал  то,
Что  Он  мне  ответил  сейчас…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=152640
рубрика: Вірші, Стихи, которые не вошли в рубрику
дата поступления 30.10.2009


*

Мокрые  голые  пятки,  капли  на  каменном  пирсе,
Взором  на  алый  Запад,  ноги  обняв  руками  –
Я  же  ходил  по  морю…  а  они  говорят  что  сон…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=152517
рубрика: Вірші, Стихи, которые не вошли в рубрику
дата поступления 29.10.2009


Знаки в небе

Я  чертил  в  небе  знаки,  не  помня  названий,
Лёгкой  кистью  в  палитру  осеннего  утра,
Только  клавиши  мягко  по  струнам  рояля
Очертания  наших  сознаний  размыли,
Сонный  ветер,  закутавшись  в  тёплую  осень,
Расплескал  акварель  -  мимолётные  мысли…
В  перемешанных  судьбах  сплетались  признанья,
Созревали…  и  в  утренней  неге  раскрылись…
Тонким  шёлком  созвездье  минорных  аккордов
В  лакированной  виолончели  застыло…
Я  случайно  мечтал  о  распахнутом  небе,
Ты  -  случайно  о  светлых  бескрайних  просторах…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=152516
рубрика: Вірші, Стихи, которые не вошли в рубрику
дата поступления 29.10.2009


Утром...

Запахом  трав  пропиталась  моя  душа,
Да  так  всерьёз,  что  и  ей  стало  тесно  здесь,
Чуть  подожду  и  в  почти  отступившей  тьме,
Молча  собравшись  в  дорогу,  задую  свечу…
Я  за  собой  аккуратно  прикрою  дверь  –
И  босиком  по  земле  до  самих  небес…
Стоим  ли  мы  того,  чтобы  помнить  нас?
Стою  ли  я  того,  чтобы  видеть  жизнь?..

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=152495
рубрика: Вірші, Стихи, которые не вошли в рубрику
дата поступления 29.10.2009


Кошка

Я  тоскую  до  боли  в  груди,  мой  мальчишка  из  дома  напротив,
Я  скучаю  по  милой  улыбке,  смешным  твоим  жёлтым  штанишкам,
Как  встречала  рассветы…  вот  здесь…  греясь  в  детских  уютных  руках…
Замираю  опять  –  не  стучат  ли  твои  босоножки  по  крыше…
Штиль,  принёсший  прохладу,  сквозь  лапы  сочился  на  небо,
Ты  сегодня  опять  не  пришёл,  люди  быстро  взрослеют  наверно.
Хоть  в  проросшем  зерне  больше  веры,  чем  в  брошенной  кошке,
Буду  ждать  тебя  здесь,  хоть  и  все  девять  жизней  своих.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=152492
рубрика: Вірші, Стихи, которые не вошли в рубрику
дата поступления 29.10.2009