D.Rey

Сторінки (1/84):  « 1»

Тишина

Послушай  тишину  -  она  снегом  опустилась  на  деревья.  Черными  ветками  проросла  в  темное  зимнее  небо  -  ну  и  что,  что  сейчас  внсна?  Разлилась  в  небе  неяркими  звездами,  изредка,  лишь  на  миг,  видными  за  почти  черным  покровом,  укутала  собой  едва  выпавший  снег.  
Лай  собак?  Лай  собак  эхом  разносится  улицами,  но  и  он  не  способен  нарушить  тишину:  ни  скрипа  веток.  Ни  голосов.  Ни  далеких  криков  совы  -  лишь  холодное  дуновение  ветра  и  -  тишина,  тишина,  тишина...  выпавшая  на  землю  снегом...

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=909984
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 04.04.2021


Весна пришла…снова.

Странный  вечер  этой  весны  -  вспоминаются  прошедшие  вёсны.  Тихий  холодный  закат  -  легкая  вуаль  весны  лет  пятнадцати  назад:  тогда  тоже  горели  костры,  спокойные  сумерки  укрывали  все  сыростью  и  вспаханная  осенью  земля  дышала  тишиной.  Вспоминается  лето  -  лет  с  двадцать  назад,  когда...  а  ты  вспоминаешь  хоть  иногда,  свое  прошлое?  Лето,  когда  поздний  закат  смешивается  с  запахом  степных  трав,  или  мерцает  в  звонком  смехе  детворы?  Бесснежные  зимы,  когда  все  укрывается  тоской  и  одиночеством?...  Странно  так  -  весна,  новая  весна,  следующая,  и  кто-то  не  дожил,  бросил  круговорот  мира  на  самом  интересном,  а  кто-то  с  удивлением  приветствует  великолепный  мир.  
Весна,  новая  весна,  прошлая  -  черная  земля  и  новые  надежды,  одиночество,  уходящее  вдаль  и  радость,  предвкушение  счастья.  Сколько  их  было  -  так  много,  что  разноцветной  чередой  уходят  за  горизонты,  и  сколько  потаенной  грусти  прячется  там  -  что-то  хотелось  бы  вернуть,  что-то  повторить,  что-то  стереть  из  жизни  напрочь,  что-то  исправить...  хотелось  бы  повернуть  назад,  отмотать  в  молодость  -  но  кто-то  торопится  жить  и  жадно  гложет  год  за  годом.  Мимо  кого-то  эта  весна  пройдет  так  же  незаметно,  как  и  до  неё...
окна  ловят  отблески  догорающего  заката,  и  вместе  со  мной  его  просят:  вернись!
Но  -  не  вернется.  Как  жалко-  в  жарком  вечере  греческих  улиц  тысячу  лет  назад,  в  диких  прериях  и  итальянских  маслинах  -  колесо  времени  крутится,  летит,  мчит  в  будущее...  и  вот:  новая  весна  пришла.  Радуйся  скорому  лету...

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=909983
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 04.04.2021


Луч солнца, зацепившийся за ветку…

А  против  солнца  все  кажется  совсем  другим,  сказочным  -  яркие  краски  играют  в  лучах  уходящего  солнца,  все  в  предчуствии  нового  дня,  новых  ветров  и  дождей...  смотришь  на  отблески  чего-то  нового  дня,  и  видишь  тысячи  историй,  запечатленных  в  яблоневых  цветах,  луне,  зацепившейся  за  сухую  ветку,  в  сочной  молодой  зелени  -  и  безконечности  небесных  горизонтов:  истории  любви  и  горя,  рождения  новой  жизни  и  угасания  старой,  истории  свободы  и  равнодушия,  великолепия  и  незаметности....  каждый  из  нас  видит  свою  историю,  ищет  свои  рассказы  небес,  но  и  тысячи  лет  мало,  что  бы  услышать  их  все....  и  только  одна  жизнь,  что  бы  написать  свою....

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=873964
рубрика: Поезія, Лірика
дата поступления 29.04.2020


Река в небо

Смотри  -  в  янтарных  лучах  летнего  привечерья  течет  Река  в  Небо.  Едва  видимая,  как  и  струны  твоей  души,  полноводными  берегами  облаков  несет  грезы  и  впечалления  в  выси  и  дали  глубоких  небес,  в  края,  где  магия  и  волшебство,  где  каждый  день  полон  счастья,  а  душа  -  новых,  чарующих  впечатлений.
По  ней  так  тяжело  плыть,  ее  так  тяжело  поймать  -  хотя  бы  пригоршню  ее  воды  -  но  только  солнечные  брызги  перемен  и  грез  падают  тебе  в  руки,  и  тогда  в  обыденном  и  сером  вдруг  видишь  совсем  другое,  новое  и  волшебное...
Река  в  небо  -  бесконечное,  без  края,  только  горизонты  теряются  в  дымке  миражей.  Она  разбивает  мне  сердце  -  как  и  яркий  смех  лета,  волны  ее  вод  прямо  перед  тобой  -  но  обыденность  накрепко  приковала  к  асфальту,  и  крыла  прочно  связаны  бытом.
Время  помечтать?  Время  видеть  волшебные  сны?  Нет,  время  стать  самим  собой,  время  простить    и  отринуть  не  твое,  наносное,  и  пустить  душу  на  волю  реки  в  небо  -  в  белые  холода  и  океан  свободы,  в  миры,  где  свет  и  тень  переплелись  в  невыразимо  прекрасную  музыку,  в  миры,  где  облака  -  острова  величия  и  радости,  а  звезды  -  близко-близко  -  рассказывают  свои  истории,  и  если  взять  в  руку  одну  из  них...
Но  я  пущу  на  воду  Реки  в  Небо  ярко-алый  цветок  своих  воспоминаний  и  надежд  -  там,  в  неведомых  краях  он  расцветет  чьей-то  грезой  предутренней  порой,  чьим-то  летним  сном  под  сенью  дерева,  воплотится  в  чьей-то  песне  или  картине,  как  и  янтарные  гроздья  чужих  впечатлений  падают  мне  в  руки  -  сиреневым  вечером  ли,  бриллиантовым  рассветом,  в  снежную  метель  зимой  или  шепоте  осени  -  полноводная  Река  в  Небо  течет  себе,  уплывает  в  миражи  -  или  были?  -  почти  незаметная,  как  струны  твоей  души,  и  кому,  как  не  ей,  твоей  душе,  лететь  в  заоблачные  дали?
Дали,  где  счастье,  небо  и  покой,  где  солнце  и  облака,  где  сказки  переплелись  с  воспоминаниями  прошлых  и  будущих  жизней,  где  распахнувшая  крыла  в  полете  мечта  -  такая  же  явь,  как  и  асфальт  у  тебя  под  ногами...
Река  в  небо,  и  только  ее  полноводными  течениями  тебе  плыть  в  летнее  привечерье  грез...  Отпусти  свои  мысли  к  солнцу...

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=871996
рубрика: Поезія, Лірика
дата поступления 14.04.2020


Закат

Закат  -как  уходящая  любовь.  Сколько  в  нем  грусти  и  светлой  печали  прощания,  тихой  радости  прожитого  дня  и  воспоминаний  о  прошедшем!  Яркими  красками,  подводя  итог  всему,  уходит  в  прошлое.  Размеренно,  неизбежно,  и  хотелось  бы  остановить,  вернуть  день,  притормозить  немного  время  -  но  розовыми  лучами  былого  счастья  солнце  улетает  прочь.  Туда,  за  горизонты  неизвестного,  где  его  ждут.  В  новый  день,  к  новой  любви  и  радости,  печали  и  безнадежности  -  но  прочь.
Печаль,  пожалуй,  а,  может,  и  сожаление  -  но  что-то  радостное  осталось  в  памяти,  что-то,  что  ты  будешь  хранить  вечно,  как  драгоценность.  
Яркие  краски  и  спокойное  прощание:  завтра  будет  новый  день.  Новые  облака  и  солнечные  лучи,  знакомые,  события,  дороги  дома,  новые  проблемы  и  новые  решения,  но  вот  сегодня,  когда  ты  стоишь  в  падающих  лучах  прощания...
...Возможно,  как  и  по  былой  любви,  ты  будешь  грустить  по  закату  -  отблескам  уходящего  дня.  
...Возможно,  завтра  же  и  забудешь  -  ведь  сколько  их  было  -  вечеров,  закатов  -  и  сколько  ещё  будет?  
...Возможно,  именно  сегодняшний  -  яркий,  самобытный,  ни  на  какой  не  похожий  в  своём  великолепии,  ты  будешь  вспоминать  многие  годы...  Важно  только  то,  что  -  день  закончился.  Улетел  прочь,  неудержимый,  прекрасный,  чудесный,  неповторимый,  оставив  после  себя  лишь...  печаль.  Пустоту.  Грусть.
Закат,  как  и  уходящая  любовь  -  далёкий  и  недостижимый  в  своём  прошлом,  в  своём  безвозвратном  и  теперь  далёком  дне.  За  ним  всегда  идёт  ночь,  тёмная  и  звёздная,  как  и  обиды,  печали,  сожаления...  Но  -  закат  обещает  приход  нового  дня  -  солнечного,  свежего,  росистого  утра.  После  ночи  ведь  всегда  приходит  утро,  а  сейчас...
Сейчас  день  погас,  погасли  даже  последние  отблески  солнца.  
Серые  сумерки  печали  и  летящих  откуда-то  из  ночных  далей  снов,  грёз  и  иллюзий  ночи.  Ночь  пришла,  в  ожидании  рассвета.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=860053
рубрика: Поезія, Лирика
дата поступления 02.01.2020


***

 От  безнадёжной  любви  я  плакал,
С  моих  ресниц  падали  слёзы  в  травы…
…  Дивной  красоты  жемчуг
Я  бросал  в  тёмные  воды  озера  –  
Дивной  красоты  жемчуг
Моей  мечты,  моей  надежды…
Под  лунным  светом  из  жемчужин
Выросли  водяные  лилии,  белее  снега  –  
Всё  то,  о  чём  бы  я  хотел  сказать,
Наверное.  Видишь  звёзды?  –  
Это  отражение  цветов,  колеблющееся
В  бездонных  глубинах  небес,  
Переливающееся  в  их  многократных  гранях.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=847130
рубрика: Поезія, Лирика
дата поступления 04.09.2019


Вечер

Леди,  в  ваших  волосах  так  красиво
догорает  закат  цветами  азалии...
Леди,  смотрящая  вдаль  и  лениво
бросающая  в  травы  вечерние  виноградины.

Слышите  -  скоро  ночь,  поют  нам  сверчки,
небеса  разошлись  снова  красками  яркими,
скоро  дали  уснут,  только  вдаль  огоньки
замерцают  в  степи,  да  потянут  туманы  вуалями...

Дивный  край,  странный  край  -  перелески  с  пустынями,
жаркий  край,  яркий  край  -  все  цветы  из  оливами.
Леди  -  яркий  цветок,  и  печаль  для  нее  привечерняя  -  
только  шаг,  шелест  трав,  силуэты  прочь  черные.

Леди,  в  ваших  волосах  так  красиво
догорел  вновь  закат  цветами  азалии...
Леди,  в  ваших  глазах  синее  небо  ревниво
драгоценными  звездами,  утренними  далями...
Мадам...

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=847128
рубрика: Поезія, Лирика
дата поступления 04.09.2019


Дети теневой стороны мира



Дети  теневой  стороны  мира...
...  Когда  восходит  луна,
и  солнца  луч  уже  угас,
мир  поглощает  темнота
и  настает  наш  звездный  час:
мы  тьма,  мы  свет,  мы  страх  в  ночи  -  
шорох  ветвей,  хочешь  -  кричи;
свобода  наша,  вой  в  степях  -
твои  кошмары  в  ночных  снах;
тебе  нас,  вольных,  не  понять  -
лишь  воем  нам  всем  рассказать:
мы  есть.  Мы  -  мрак,  закон  в  ночи,
коль  страшно  так,  хочешь  -  кричи;
мы  шорох  лап,  блеск  алчных  глаз,
мы  то,  что  прячет  день  от  вас;
мы  стая,  сила,  мы  -  кошмар,
вампира  клык,  лапы  удар...
И  в  мерном  блеске  ярких  звезд
вы,  люди,  жалкий  эпизод:
мы  были,  есть,  мы  сила,  страсть!
И  ночь  не  даст  нам  всем  пропасть;
но  вот  забрезжил  вновь  рассвет...
Теперь  вы  есть,  а  нас  -  вновь  нет.
Теперь  мы  люди,  как  и  вы,
и  лишь  вампиры  вновь  мертвы...
Мы  снова  ходим  среди  вас,  
иждем  опять  ночной  свой  час,
вы  же  кошмарами  в  ночи
пугаете  детей:  беги!
Вампиров  нет,  все  это  ложь,
все  это  страшных  сказок  дрожь...
 -  Но  только  эхо  воя  в  ночь  -
кошмарный  сон,  едва  день  прочь!
Нас  нет?  Что,  правда?

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=824510
рубрика: Поезія, Мистика
дата поступления 07.02.2019


Открой глаза, посмотри на мир!

Открой  глаза.
Небо.  Синее-синее  небо  над  головой    -  и  зелень  листвы:  закат  скоро.  Последние  дни  августа,  в  полях  гудут  комбайны,  в  пруду  вовсю  поют  песни  о  любви  жабки.  Дневная  суета  улеглась  на  улицы  привечерним  отдыхом  –  лето!  Зелень!  Тепло!
А  ты,  прийдя  домой,  сразу  втыкаешься  в  телевизор,  жуя  несьедобный  ужин  с  пространного  происхождения  чаем.  Почему  несъедобный?  А  ты  состав  продуктов  почитай  на  досуге…  а  на  экране  –  вздыхаешь  о  заграничных  курортах,  восхищаешься  сексуальными  девушкамии  мужчинами.  Смотришь  запоем  мыльные  сериалы  –  убираешь  в  квартире,  радуешься,  когда  двадцать  мужиков  за  огромнейшие  деньги  бегают  за  одним  мячиком  (за  такие  деньги  я  лучше  побегаю!  И  не  только  я  –  мы  всем  колхозом!)
Смотришь  ток-шоу…  Слу-ушай,  а  бабки  на  лавочке  тебе  зачем?  Или  мужики  в  любом  генделику  –  там  шоу  ещё  круче!  Не  переключая  каналы,  расскажут  новости,  прокомментируют  футбол,  хокей  и  каких-то  дамочек,  круче  опытных  журналистов  обсудят  что,  где,  когда,  кто,  с  кем,  где…
Да  что  говорить:  когда  ты  в  последний  раз  вот  так  позволил(а)  себе  остановиться  и  просто  посмотреть  на  небо  –  на  его  глубину,  его  яркость,  его  счастье?  Когда  ты  в  последний  раз  гулял(а)  по  улице,  кутаясь  в  уютный  вечер  догорающих  отблесков  окон,  а  не  с  бутылкой  пива  или  чашкой  чая  под  фонограмму  болтовни  –  вечер  как  вечер,  что  с  ним?  Дом-учёба.  Дом-работа.  Телевизор.  Музыка.  Тупые  фильмы  –  как  ты  их  смотришь?  Выйди,  пройдись  за  городом,  или  где  ты  живёшь:  поля,  степи,  простор,  ветер  в  лицо  –  всё  для  тебя,  а  ты  –  дом.  Работа.  Косметика  или  машины.  Ну,  я  там  знаю,  что  тебе  интересно?  Да  выйди  же  на  улицу,  посмотри  вокруг!  Поют  птицы  –  за  воплями  из  колонок  ты  этого  никогда  не  услышишь,  таинственно  мерцают  звёзды  в  зените  предосенней  грусти  –  а  на  экране    Маша  любит  Сашу,    Саша  –  Дашу,  Даша  –  Колю,  Коля  –  Витю,  а  Витя  –  сценаристы  по  ходу  съёмок  придумают.  Здесь  бы  с  приятелями  или  приятельницами  пройтись  по  летним  улицам,  поделиться  впечатлением  от  прожитого  дня,  а  не  –  кто,  что,  зачем,  почему…  Ну,  все  мы  любим  жаловаться  и  перемывать  косточки,  но  –  посмотри,  как  вокруг  прекрасен  мир!  Сколько  в  нём  чудесного  и…  ну  да,  всю  красоту  немного  портит  алкоголик  под  кустом,  тоже  к  природе  приобщается,  правда  цель  у  него  –  побыстрее  спиться.  На  мой  взгляд,  это  вообще  смертельный  случай:  добровольно  закопать  себя  в  яму.  Этот  в  небо  не  смотрит,  ему  за  стаканом  и  себя  не  видно.  Печальное  зрелище.
Да,  в  общем,  мы  все  за  бытом,  обыденностью  не  замечаем  Рая,  в  котором  живём.  Дом-работа-дети-квартира-обязанности.  Телевизор  вместо  ужина  во  дворе  или  на  балконе,  интернет  вместо  живого  обьятия,  мало  того,  мы  гробим  и  будущее  наших  детей:  что  они  смогут  вспомнить  из  детства?  Как  «мочили»  монстров  или  проходили  гонки  на  видеоиграх?  Мы  вон,  по  лужам    после  дождя  бегали,  всей  толпой  ездили  поля  с  кукурузой  искать.  Социальные  сети  вместо  живого  общения,  друзья  там  едва  знакомые  люди,  а  те,  с  кем  можно  было  бы  поболтать,  спросить  совета  или  просто  прогуляться  по  городу,  наблюдая,  как  рождаются  вечерние  сумерки….
А  вместо  этого  ты  прёшь  в  клуб  подёргать  конечностями  под  «гуп-гуп-гуп»  по  ушам  да  напиться.  Отдых?!  Да  на  рыбалку  сходи,  сядь  в  своё  удовольствие  на  берегу  и  грейся  на  солнышке,  смотри,  как  прекрасен  мир,  в  котором  ты  пытаешься  жить,  а  не  существовать  одним  из  муравьёв  «дом-работа».
Посмотри,  как  прекрасен  цветок  алой  розы  –  его  лепесткитак  и  просят  прикоснуться.  Как  солнце  отражается  в  гроздьях  винограда.  Как  бесконечно  легки  плывущие  в  небе  облака.  Послушай  кузнечиков,  и  вообще  –  открой  глаза:  сколько  красоты  вокруг,  а  ты,  сидя  в  четырёх  стенах  за  чашкой  чая,  плачешь,  что  всё  так  плохо,  всё  так  серо  и  вообще…  Посмотри!  Оглянись!  Попробуй  увидеть  мир  вокруг!  Людей,  которые  живут  рядом,  поющих  в  кронах  деревьев  птиц,  утреннюю  росу  и  вечерний  дождь  –  и,  может,  в  твоей  жизни  прибавится  красок?
…Иду  домой  с  рыбалки.  Всё  такое  яркое  –  и  кроны  многочисленных  орехов  в  жёлтых  лучах  закатного  солнца,  и  глубокое  синее  небо,  и  дорога  в  пыли,  и  вечерняя  тишина,  и  даже  чей-то  замазюканный,  как  свинка,  ребёнок  лет  пяти,  неуверенно  топающий  домой:  влетит,  не  влетит?  А,  вот  и  компания  не  менее  грязной  ребятни  постарше  –  этим  наверняка  влетит,  лужа-то  огромная  была.
Редкие  прохожие  и  прощальный  щебет  ласточек,  чудесные  розы  у  какой-то  старушки  во  дворе  и  немного  поболтать  с  женщиной,  пасущей  кур  –  тема  отвратного  урожая  в  этом  году;  неспешно  плывущие  в  закат  облака  и  красивые,  но  кислые  ж,  как  не  могу,  сливы  –  ну  правильно,  ещё  не  созрели,  разговор  с  хозяйкой  этих  слив,  она  даже  не  против  дегустации,  всё  равно  ведь  зелень  ещё.
Пыльный  след  от  машины  и  тёмное  небо  на  востоке:  вечер.  Середина  августа.  Тепло  и  спокойно,  где-то  смеются  дети  и  что-то  снова  пилит  неугомонный  мужик.
Всё  такое  яркое,  красочное,  изо  дня  в  день  по-своему  необычное  и  чудесное.  Открой  глаза,  посмотри  на  мир  –  Рай  оказал  тебе  честь  быть  твоим  Домом.  А  ты  всё  время  смотришь  телевизор,  шоу  «тупой,  и  кто  ещё  тупее?»…  Неужели  так  пройдёт  вся  твоя  жизнь?

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=824509
рубрика: Проза, Лирика
дата поступления 07.02.2019


Вечерняя роса

…  Солнце  село.  День  закончился.
Все  покоем,  как  шалью,  укуталось,
Дымка  снова  у  даль  увлекла
Самолёт  разноцветной  мечты.
Может,  мне  вечер  нравится?
Наверное…

…  Соловей  запел…
Какая  сладкая  музыка  после  попсы!
Слушать  бы  её  почаще,
А  не  лить  росою  в  мечты.

Странно  вечер  цвета  исказил  –  
На  сини  чёрный,  а  в  тени  –  зелёный…
Так  и  в  жизни  бывает:
Только  жизнь  нам  наносит  раны,
А  сумерки  их  исцеляют…

Солнце  село.  Появились  заёзды.
Как  хочется  побывать  на  них  каждой!
…  Смотрю  на  вечернее  небо
И  мысленно  уношусь  вдаль,
В  другие  миры,  лучше  этого…
Впрочем,  меня  здесь  всё  равно  нет.

С  восхода  приближается  ночь,
На  закате  –  день.
Походить  бы  по  небу  подольше!
Ведь  дома,  в  квартире,  уже  не  жизнь  –  
Сплошная  сутолока…  
Безвестность…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=763149
рубрика: Поезія, Пейзажная лирика
дата поступления 30.11.2017


Осень

Чёрные  деревья
Головой  качают,
Чёрные  деревья
Радости  не  знают:
В  сером  небе,
Жёлтом  свете
Сизый  дождь  идёт.
Холодно  и  сыро  –  
Нет  спасенья  птицам,
Ветру  в  красных  листьях
Целый  день  не  спится:
В  сером  небе,
Жёлтом  свете
Сизый  дождь  идёт.
И  туманом  дали
Синие  укрылись,
Как-то  приуныла  осень,
Загрустила:
В  сером  небе,
Жёлтом  свете,
Сизый  дождь  идёт.
Жёлтый  лист  кружится,
Тихо  опадает,
Серый  мир  с  тоскою
Птиц  всех  провожает:
В  сером  небе,
Жёлтом  свете,
Сизый  дождь  идёт…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=761922
рубрика: Поезія, Пейзажная лирика
дата поступления 23.11.2017


Солнце в окно

Солнце  –  у  меня  связано  с  ним  множество  воспоминаний.
Солнце  в  окно  –  и  я  слышу  запах  женского  парфюма,  где-то  на  грани  сознания  –  шорох  атласа,  расшитых  кружевом  платьев.  Свет  в  окно  и  женский  будуар:  там,  за  окном  –  леса,  поместье,  восемнадцатый  век  и  янтарные  лучи  солнца.
Солнце  из-за  туч  –  и  где-то  из  глубины  прожитой  жизни  я  вижу  лето,  ряды  розовых  кустов  и  виноградника,  радующиеся  солнцу.  Солнце  из-за  облаков  –  незнакомый  дом  из  красного  кирпича  на  холме,  и  в  то  же  время  такой  родной,  к  нему  по  стройным  рядам  зелёной  листвы  и  ароматных  цветов,  ещё  немного,  и  –  дома.
Солнце  в  окно.  Солнце  в  окно  –  и  совсем  другие  жизни,  наполненные  восторгом  от  лета,  вечера,  неба  –  просыпаются  и  посылают  мне  видения:  дощатый  пол.  Дощатый  потолок.  Простая  деревянная  мебель,  второй  этаж,  лёгкие  занавески  ,  и  –  солнце  в  окно:  там,  за  окном,  столько  всего  замечательного!  Вы  никогда  не  замечали,  что  мы  живём  в  раю?  Степи,  прерии,  луга,  реки,  леса…  Облака,  небо,  солнце  в  зените  и  едва  над  горизонтом  –  жизнь.  И  кто  не  хотел  бы  жить  в  этом  раю  вечно?  Вот  только…
Но  –  солнце  в  окно,  и  там,  на  задворках  памяти  лёгкие  женские  смешки,  шорох  атласных  платьев,  кружева,  иголки,  нитки,  зеркало  и  розы  в  вазе.  Здесь  прохлада  и  лёгкий  полумрак,  а  там,  за  окном  –  восемнадцатый  век,  и  день,  наполненный  бесконечной  летней  жарой…  Миг  –  и  видения  пропали,  оставив  после  себя  лёгкий  запах  древности  и  парфюма.  А  так  хотелось  побыть  в  воспоминаниях  ещё  хоть  миг…
Солнце  в  небе  –  и  совсем  другие  истории  о  синеве,  холоде,  белых  песках  и  странных  башнях,  но  я  сижу  в  комнате,  и  –  мне  светит  солнце  в  окно.
Солнце  за  окном.  Лето.
Уютно  так…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=761917
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 23.11.2017


послежизние

…  Конечно  же,  я  попал  в…  Ад?  Хотя,  я  так  думаю,  у  каждого  он,  как  и  рай,  свой,  но,  как  ни  странно,  возле  меня…
Нет,  пожалуй,  так  сразу  всё  и  не  поймёшь:  костров  здесь  нигде  не  видно,  как  и  котлов  и  мучающих  грешников  чертей,  в  Аду  такого  и  не  должно  быть;  я  так  понимаю,  зачем,  ведь  достаточно  того,  здесь  просто  мир  Тьмы.  Темнота,  точнее  сумрак,  без  надежды  на  солнце,  тепло  и  облака.
Сюда  я  попал  за  воровство.  За  всю  свою  жизнь  я  переворовал  столько,  что  хватило  бы  на  две  жизни  наперёд.  Нет,  я  не  продажный  политик,  и  не  мафиози  –  просто,  мелкий  вор,  ну,  не  совсем  мелкий,  но  выбора  у  меня  как-то  не  было:  кушать  хочется,  а  жить  не  на  что…
Здесь  середина  дня:  где-то  там,  впереди  что-то  то  ли  восходит,  то  ли  заходит  –  свет  от  него  и  создаёт  приглушенный  полумрак  вокруг.  А  этот  огромный  чёрный  зверь  возле  меня  –  мой  грех,  зверюга  с  хитрыми  глазами,  она  будет  у  меня  красть  всё,  что  сможет,  а  я  –  буду  приказывать  ей  делать  всё,  что  она  сможет  исполнить:  мы  чудесно  нашли  общий  язык,  мой  грех  и  я.
Ещё  два  шага  по  зеркально  ровному  полу,  расчерченному  на  клетки,  и  –  я  в  первых  рядах  чьей-то  армии:  вокруг  меня  чёрные  фигуры,  люди  в  сопровождении  своих  грехов,  грехи-чудища,  превратившиеся  в  людей,  и  люди-грешники,  превратившиеся  в  кошмары  ещё  пострашней,  ставшие  воплощениями  своих  грехов…  У  каждого  свой  Ад,  как  и  Рай,  не  правда  ли?
Человек  в  голубом,  на  белой  лошади,  выкрикивает  приказы,  призывы  и  обращение,  армия  беспокойно  двигается,  радостно  отвечает  на  речь  своего  командира…  Похоже,  они  собираются  на  кого-то  нападать.  Хотя,  если  вслушаться  в  крики  и  восклицания  –  человек  на  лошади  в  который  раз  собирается  разрушить  Светлый  Край,  я  так  понимаю,  это  там,  где  солнце.  И,  судя  по  оскорблениям  в  его  адрес,  в  который  раз  получит  по  шее  и  вернётся  ни  с  чем.
А  это  что  за  мелкая  пакость  ко  мне  прицепилась?  Мой  зверь  с  размаху  набросился  на  неё  и  начал  рвать  –  мы  едва  их  растащили,  я  и  хозяин  пакости.  Подлость?  Чего-чего,  а  подлым  я  никогда  не  был,  и  тут  бы  разорвать  бы  хозяина,  а  не  только  его  грех…  Хотел  сказать  об  этом  зверю,  но  с  губ  не  слетело  ни  слова.  Но,  похоже,  он  понял  это  и  так  –  белый  оскал  и  ненависть  в  глазах.
И  вдруг  я  в  первом  ряду.  С  чего  я  буду  нападать  на  светлых?  Я  так  думаю,  что  это  мой  Ад,  а  вот,  у  этой  армии  –  свой,  и  нам  отбывать  здесь  свои  покаяния,  а  там  где-то  –  Рай  для  меня,  как  и  для  них,  и  туда  мы  придём,  когда  осознаем  свою  вину,  раскаемся,  очистим  души  и  станем  светлее  –  как  рассветное  небо  над  нами…  Тогда  мы  сможем  неспеша  направиться  по  дороге  в  свой  Рай,  ведь  если  мы  все  одиноки  в  рождении  и  в  смерти,  то  тем  более,  здесь  нет  ни  друзей,  ни  врагов,  ничего  абсолютно,  кроме  наших  воспоминаний  и  одиночества.
-  А  ты  здесь  за  что?  –  спросил  человек  слева.  Все  здесь  безликие,  отличить  друг  от  друга  нас  можно  только  по  грехам,  ведь  все  мы  –  просто  люди.  Спросили  не  у  меня:  возле  говорившего  возвышается  одинокой  свечой  богомол:  предательство.
-  А  не  знаю…  Вообще-то  я  доктор.  –  На  ответившем  копошатся  черви,  жрут  его,  слышен  странный  хруст  и  чавканье.
-  А  не  из-за  такого  ли  доктора  умерла  моя  приятельница?  Ей  были  вырезали  аппендицит,  но  что-то  сделали  неправильно…  -  Сказал  я.
-  А?  Нет,  я  не  хирург,  я  педиатр,  но  учиться,  наверное,  надо  было…  Всего-навсего  пара  ошибок…  ну,  так  получилось…  Но  уже  поздно.  
-  Хирургов  жрут  дальше,  -  ответил  мне  человек  справа.  –  Кстати,  довольно  много  докторов  живут  в  Светлом  Краю,  в  саду  Эдема.
-  У  кого  на  что  хватило  совести.  –  Хмыкнул  я.  –  А  ты  здесь  почему?
-  Ну…-    вздохнул  человек  справа,  -  в  жизни  я  был  холодным,  равнодушным  ко  всем,  жестоким,  и  для  меня  все  были,  словно  пыль  под  ногами,  и  теперь  я  этой  пылью  исхожу.  –  С  него  в  самом  деле    постоянно  сыпалась  пыль.  –  Очень  больно.
Человек  на  белом  коне  что-то  прокричал  –  и  вся  толпа  ринулась  следом  за  ним  к  восходу  или  закату,  серому,  как  и  всё  здесь.  Я  остался.  Остался  человек  с  огромной  бабочкой  на  плече  и  ещё  один,  обвитый  змеёй.
-  А  ты  почему  здесь  остался?  –  Удивились  оба.
-  А  я  всего  лишь  вор.  –  Пожал  я  плечами.  –  Куда  мне?
-  Все  воры  ушли  на  битву.  –  Одинокая  свеча  –  богомол  медленно  побрела  куда-то  влево.
-  Приятно  познакомиться.  -    Сказал  человек  со  змеёй.  –  Я  –  наёмный  убийца.
-  А  я  не  скажу,  кто  я.  –  Хмыкнул  человек  с  бабочкой.  –  Обойдётесь.
-  Подумаешь,  потеря.  –  Возразил  я.  –  Кто  мне  скажет,  где  здесь  живут  мне  подобные?
-  Мы  как  раз  идём  в  ту  сторону.  –  Ответил  мне  киллер.
-  Так  ты  же  убийца?    
-  Ну,  я  убивал  быстро  и  безболезненно,  и  большая  часть  моих  жертв,  в  общем-то,  этого  заслуживали.  Так  что  не  так  уж  я  и…  ну…  Хотя  мне  и  идти  гораздо  дальше,  чем  вам,  там  темнее.  Ай!  –  Змея  в  очередной  раз  впилась  в  истерзанную  шею  зубами.  –  Кстати,  почему  маньяков  не  жрут  их  драконы  безумия,  а  генералов  –  полчища  их  грехов?
-  Генерал  генералу  рознь.  –  Возразил  я,  хотя,  в  самом  деле,  почему?
-  Кто  тебе  сказал?  Я  видел,  что  делает  дракон  со  своим  хозяином…  Лучше  бы  я  не  видел…  -  Вздохнул  человек  с  бабочкой.
Так  мы  и  брели  втроем  к  месту  нашего  жительства,  мечтаний  о  свете  и  попыток  стать  лучше,  отбелить  свою  душу.  За  горизонтом  по-прежнему  что-то  сияло,  на  гладком  полу  едва  заметно  отражались  наши  тени,  и  всё  казалось  таким  застывшим  и  безнадёжным…  Но  я  же  вор,  я  что-нибудь  да  придумаю.
…  Вечности  через  две  вдали  снова  показалось  тёмное  пятно  армии  –  она  опять  возвращалась  ни  с  чем.  Чего  же  человеку  на  белом  коне  так  не  хватает,  что  ему  не  сидится  на  месте?
…  Пожалуй,  в  следующей  жизни  мне  всё  же  стоит  помнить,  что  все  наши  грехи  –  очерняют  душу,  как  и  добрые  дела  и  помыслы  делают  её  светлее,  и  здесь,  после  смерти,  мне  отвечать  прежде  всего  перед  своей  душой,  что  при  рождении  была  чиста  и  невинна.  И  если  у  меня  будет  выбор…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=759720
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 10.11.2017


спящая принцесса

В  самой  тёмной  чаще  леса
Спит  усталая  принцесса,
И  кто  знает  –  почему?
День  и  Ночь  её  обходят,
Только  волки  вокруг  бродят,
Сон  принцессы  охраняют,
Никого  к  ней  не  пускают
В  чащу  розовых  кустов…
Тяготит  над  ней  проклятье,
Или  сонное  заклятье  –  
Неизвестно  никому.
Только  в  зарослях  дремучих,
За  кустами  роз  колючих
Возвышается  дворец  –  
Раньше  был  страны  венец,
Но  за  несколько  столетий,
Столько-то  десятилетий
Позабыт  уж  он  всеми.
Так  идут  вёсны  с  годами,
Осыпаются  цветами,
И  над  замком  свет  летит  –  
Но  принцесса  спит  и  спит…
Спит  прислуга,  спят  руины,
Замком  бывшие  доныне,
Спят  и  птицы,  спят  и  розы  –  
Спит  чащоба  у  морозы,
И  принцессу  б  разбудить…
Но  кому?  И  она  спит.
Раз  забрёл  я  в  этот  замок  –  
Сколько  странного  здесь,  с  нами!  –  
Шёлк  и  атлас  с  жемчугами,
И  скелеты  за  шкафами,
Спят  усталые  девчата,
Пацанёнки-поварята,
Лошади  гнедые  в  стайне
И  дворяне  в  бальном  зале…
Как-то  жутко.  Как-то  тихо.
Время  в  спину  дышит  тихо,
Пауки  плетут  домишки,
Белки  собирают  шишки  –  
Эхо  топота  сапог.
Разбудить  бы  мне  принцессу
Хоть  бы  ради  интереса,
Но  к  чему  бы  мне  она?
Кубок  красного  вина  
Подниму  за  её  принца
Там,  где  всем  вокруг  не  спится,
Где  всё  дышит,  оживает,
Даже  ночью  воспевает
Свою  маленькую  жизнь.
Красота  кружев  и  ткани…
Люди,  если  бы  вы  знали…
Гобелены,  в  солнце  стёкла…
Навсегда  здесь  жизнь  умолкла.
Золото  и  украшенья,
Нищета,  зола,  поленья…
Спит  себе  пускай  принцесса  –  
Даже  ради  интереса,
Ну  зачем  её  будить?
Её  время  пролетело
Снежной  зимнею  метелью  –  
И  исчезло  в  никуда.
Её  жизнь  теперь  лишь  сказка,
Её  сон  теперь  –  вся  вечность.
Может,  эта  бесконечность
Через  сотни  лет  прервётся,
Иль  заклятье  распадётся  –  
Но  принцессе  спать  и  спать.
Хотя,  в  принципе,  как  знать  –  
Дураки  всегда  найдутся,
Так,  чтоб  взять,
Поцеловать…
Снова  гул  шагов  по  залах,  
Шепоток  времён  усталых,
Тихий  вздох  руин…
Пусть  мой  путь  проляжет  дальше  –  
Мимо  сказки,  мимо  чащи,
Сквозь  застывшие  столетья
И  немые  долголетья,
Необычное  возможно,
Только  с  ним  поосторожней:
Ведь  принцесса  вдруг  проснётся,
И  не  сказкой  отзовётся
И  не  радостная  быль.
…  В  самой  тёмной  чаще  леса
Спит  усталая  принцесса,
И  кто  знает  –  почему?
День  и  Ночь  её  обходят,
Только  волки  вокруг  бродят,
Сон  принцессы  охраняют,
Никого  к  ней  не  пускают
В  чащу  розовых  кустов…
Ведь  она  –  принцесса  волков.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=759718
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 10.11.2017


осень

Осень.  Холодно  и  сыро.
Дождь  всё  плачет.  Он  кумиром  
Был  бы  чьим-то  –  не  моим.
Но  кумиром  осень  станет:
Да,  ведь  музыку  воды
Не  поймаешь  ты  на  струны,  
Не  сыграешь,  не  запишешь  –  
Будут  ведь  кругом  следы
Твоих  мыслей.  Слышишь?
Слышишь  –  шелест:  музыка  воды…
Осень.  Холодно  и  сыро…
И  вся  даль  укрыта  дымкой;
Так  далёка,  бесконечна
Осень  вечером  сим  хмурым,
Нет  ни  солнца,  ни  затишья,
Только  музыка  та  слышна
Вместе  с  ветром  и  печалью,
Что  вместо  жары  примчали  –  
Дождь  идёт:  песня  воды…

Осень.  Холодно  и  сыро.
Тучи  вновь  бегут  куда-то,
И  всё  плачут,  плачут,  плачут,
Одарённые  богами,
Но  из  миром  не  знакомы,  
Но  покинутые  снами…
…  Будто  б  дождь  вновь  прекратился…
…Будто  б  годы  за  годами
Падают  неспешно  капли
С  листьев,  ветвей…  Небесами,
Серыми,  как  вспышки  линий,
Чьи-то  грусти  проплывают,
Пролетают  над  тобою
Караваном  дивным,  ярким,
И  летят  куда-то  к  раю,  
Словно  ближе  не  бывает
Мест  красивых  и  спокойных…
«  К  раю!  К  раю!»  -  
Так  кричат  их  мысли,  толи  
По  привычке,  иль  по  воле
Ветра,  туч,  сырой  земли…
Посмотри-ка,  посмотри:
Видишь,  вишь  –  и  вновь  умчали,
Что  б  вернуться    по  новой
Той  порою,  той  порой…

Видишь  –  день,  уже  кончаясь,
(  ведь  ещё  не  начинался!),
Сыплет  белые  монеты
Нам  у  руки.  Те  приметы,
Будто  б  небо  счастье  дарит,
Нет,  напрасны:  не  подарит
Счастье  нам  оно,  и  той,
Той  мечты  и  с  теми  днями,
Что  летят  следом  за  нами,
Не  увидим  мы  теперь:
Как  ворота  открывала  
Эта  осень,  называла  
Она  имена  имён…

Видишь  –  туча.  Мчится,  мчится,
Так  должно,  видать,  случиться,
Что  вновь  дождь  сейчас  пойдёт,
Чуть  поплачет,  и  уйдёт…

Осень  тихо  й  хмуро  плачет
Этим  днём  холодным,  значит
Навсегда  ушла  капель
Сего  лета  золотого,
Будет,  правда,  и  другого,
Но  былого  не  видать.
Но  к  добру  ль  это  –  как  знать…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=754998
рубрика: Поезія, Пейзажная лирика
дата поступления 12.10.2017


туман со сфинксом неспеша шепочет…

Туман  со  сфинксом  неспеша  шепочет
О  том,  как  к  древним  приходила  власть,
О  том,  как  солнце  восходило,
Как  тень  должна  была  упасть
У  воды  скоротечны  Нила;
О  том,  как  по  ветру  уплыло
То  время,  та  живая  часть  –  
Песков  история  бегущих…
О  том,  что  до  сих  пор  всех  ждущих
Воспоминанье  бередит
О  солнце,  что  за  Нил  заходит,
За  звёзды,  небо,  о  луне…

Во  мгле
Навек  цари  уснули
С  надеждою  на  жизнь  опять,
На  всей  пустыне  лишь  печать  –  
Надежды,  сна,  немой  загадки…
…  Туман  со  сфинксом  неспеша  шепочет
О  том,  как  к  Древним  приходила  власть,
Цветы  папируса  ему  приносит  –  
Ночной  бездумный  разговор,
Миг,  что  б  слезе  упасть.
Ну  а  века  всё  стороной  обходят  
Края  забытого  здесь  кем-то  сна;
И  так  всегда  –  
Из  года  в  год
Как  дни,  как  шорох  рек,  песок  заносит
Ночной  печальный  разговор,
Тоска  по  где-то  былым  дням…
И  нам
Тоски  ночной  той  не  понять,
О  ней  не  знать.
И  не  унять.
…Туман  со  сфинксом  неспеша  шепочет
О  том,  как  к  Древним  приходила  власть,
Лишь  звёздам  разговор  понятен,
Лишь  миг  –  что  бы  слезе  упасть.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=754997
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 12.10.2017


маленький эпизод

…Я  смотрел,  как  мед  желтоватыми,  как  вылинявший  шелк,  ошмётками  падает  на  дно  чашки.  Зеленовато-золотистый  чай  от  него  мутнеет,  мутнеет,  вбирая  в  себя  запах  трав  и  пыльцу  цветов,  и  вот  уже  это  не  жидкость,  а  золотистая  дымка  –  сон  летних  полей,  весенних  цветов,  топазный  нектар  горячего  солнечного  сока…
 -  Джонни…  -  доносится  до  меня  сквозь  миражи  грёз  голос.  Поднимаю  голову  –  Аллен.
 -  Сегодня  вылет  будет,  или  как?  –  Грустно  спросил  пилот,  мастерством  которого  восхищались  все,  кроме  меня  да  врачей:  уж  больно  ловко  себе  шею  сворачивает,  а  мне,  как  его  начальнику,  это  во-первых,  и  как  общественному  донору…
 -  Или  как.  –  Ответил  я  с  легкой  улыбкой.  Пилот  стал  такой  же  серо-скучающий,  как  и  дождь  за  окном.
 -  Не  возражаешь,  если  я  возле  тебя  сяду,  коммодор?
 -  Ну,  если  я  не  кусаюсь…  -  пожал  я  плечами.
Услужливый  официант  с  черной  бабочкой  на  шее  принял  у  Аллена  заказ  и  ушел.
 -  Паршивая  погодка…  -  угрюмо  хмыкнул  Аллен.
 -  Нормальная.  –  Ответил  я.  –  Что  же  ты  от  весны  хочешь–то?
 -  Летать  невозможно,  да  и  флиттер  в  воду  не  посадишь…  -    как  бы  не  слыша  меня,  продолжил  он.  –  Слышь,  коммодор,  а  мы  на  этой  планете  долго  торчать  будем?
 -  Это  уже  не  ко  мне.  До  тех  пор,  наверное,  пока  не  отремонтируем  наш  космолетик,  так  сразу  и  перестанем.  Но  ладно  об  этом,  скажи  лучше  что-нибудь  хорошее?
Аллен  покачал  головой  и  вздохнул.  Предмет  его  вздохов  прошел  мимо  в  красивом  зеленом  платье  из  кожи  фрак,  кокетливо  покачивая  бедрами,  под  руку  с  каким-то  мужчиной.
 -  Забудь.  –  Посоветовал  я.  –  Все  равно    мы  не  сегодня-завтра  улетим  домой,  так  что  ни  к  чему  это.
 -  Ты  прав,  коммодор…    Но  все  же  –  сердцу  не  прикажешь.
Я  пожал  плечами  и  отхлебнул  горячую  сладко-зеленую  жидкость.  Официант  расставил  перед  Алленом  обед:  три  бутерброда  и  пряник,  очевидно,  к  чашке  чая.
Дождь  шел,  не  собираясь  замедляться  и  успокаиваться;  его  серая  песня  звучала  в  моем  настроении,  как  аккомпанемент  мыслям:  было  невероятно  грустно  и  тоскливо  –  будто  бы  где-то  меня  ждут  другие  миры  и  приключения,  а  я  сижу  здесь,  немного  тупой  и  унылый,  напротив  еще  более  унылого  Аллена.
 -  Аллен,  улыбнись.  -    Попросил  я.  И  тут  же  пожалел  о  сказанном:  на  меня  посмотрели,  как  на  врага  народа.  Я  вздохнул  и  сказал:
 -  Ладно,    давай,  доедай,  и  пойдем,  под  дождем  искупаемся  –  может,  сегодня  и  закончим  ремонтировать.
Аллен  оживился  и  в  момент  проглотил  свой  обед.  Как  мало  нужно  для  счастья…  И  в  то  же  время  –  как  нереально  много,  и  иногда  даже  самое  простое  желание    неисполнимо  …
…  -  Джонни!  –  высунулся  Аллен  из-под  крыла.  –  Есть  контакт!
 -  Есть,  вот  и  славно…
Мы  с  ним  уже  давным-давно  промокли  до  нитки,  и  теперь,  не  обращая  внимания  на  холодный  дождь  абсолютно  никакого  внимания,  спокойно  лазали  по  Зеро,  на  котором  сюда  прилетели,  исправляя  кучу  неполадок.  Откуда  они?  А  при  встрече  с  боеголовкой  они  всегда  возникают,  это  мы  еще  и  уворачивались.  
-  Ты  не  понимаешь,  Джонни,  он  и  в  самом  деле  есть!
Аллен  буквально  светился  от  какого-то  больного,  горького  счастья:  дама  в  платье  с  кожи  фрак.  Я  стряхнул  с  челки  капли  воды  и  согласился:
 -  Я  же  не  против.  Ты,  главное,  работай.  
 -  Джо,  проверь  работу  систем!
 -  Ты  сначала  вылези  оттуда,  а  то  пришибет  ненароком…
 -  Секунду!  –  и  Аллен  выпал  под  дождь.
Я  вошел  в  рубку  управления  и  проверил  работу  систем.  Да  почти  все  ладненько,  кто  мне  скажет,  что  в  маршевом  двигателе  делает  посторонний  предмет?  И,  главное  –  откуда?!
 -  Аллен,  в  маршевом  что-то.  –  Я  отключил  все  системы.
 -  А  мать…..!
 -  Не  мать,  а  кирпич  какой-то,  вынуть  надо.  Причем  же  он,  что  его  туда  при  посадке  забросило?  –  Я  уже  промолчал  про  вопрос,  что  он,  кирпич,  вообще  там  делает.
Промокнув  по  третьему  кругу  (третья  часть  телесериала  «ливень»),  мы  наконец-то  более-менее  привели  бедный  Зеро  в  порядок.  Тут  же,  под  дождем,  отмыли  от  себя  тот  сумасшедший  мазут,  который  все-таки  сумел  к  нам  прилепиться,  и  пошли  сушиться  в  гостиницу.
На  лестнице,  ведущей  ко  второму  этажу,  Аллен  опять  обратил  свой  грустный  взгляд  на  ту  зеленоглазую  красотку,  так  что  пришлось  его  немного    пошевелить,  чтоб  изумрудные  лучи  ее  глаз  не  так  слепили:
 -  Аллен,  хочешь,  удушу?  –  напомнил  я  о  себе.  Я  понимаю  влюбленного  пилота,  но  она  с  другим,  и  мы  не  отсюда,  зачем  лишний  раз  кромсать  себе  сердце?
 -  Иду,  Джо.  –  И  он  продолжил  подниматься  на    второй  этаж.  Прежде,  чем  завернуть  за  угол,  я  оглянулся  –  красотка  заворожено  смотрела  в  нашу  сторону.  С  чего  бы  это?
…  Следующий  день,  как  на  заказ,  был  погожим  –  дождя  не  было,  и  из-за  тяжелых  серых  туч    краткопериодически  просматривалось  солнце,  но  и  его  скупые  лучи  согревали  и  дарили  все-таки  весенний  настрой.
Мы  пораньше  поднялись,  возблагодарили  местного  бога    за  относительную  хотя  бы  сухость,  и  пошли  завершать  ремонт.  
Полчаса  ушло  на  то,  чтобы  отключить  защитное  силовое  поле  (иначе  звездолётик    до  каркаса  разберут  и  сопрут  за  ночь),  еще  час  мы  искали,  что  же  там  валяется  в  маршевом,  аж  прямо  возле  реакторов,  а  там,  за  работой,  уже  и  полдень…
 -  Джо,  давай,  я  попробую,  как  он  –  уже  готов,  по-моему…
 -  Попробуй.  –  Согласился  я.  –  Если  вкусно,  оставишь  и  мне  кусочек.  
Аллен  попробовал.  Проверил  работу  двигателей,  управление;  пролетел  круг  (э,  а  куски  обшивки,  наверно,  лишние  на  земле  валяются?);  приземлившись  же,  с  радостным    воплем  вылетел  из  Зеро.  Я  хотел  у  него  спросить,  что  же  это  с  ним  случилось  такое,  но  меня  злобно  сгребли  в  объятия  и  заорали  на  ухо:  
 -  Джо,  он  работает!  Он  работает,  Джонни!!!  –  И  это  лишь  бы  побыстрей  улететь  отсюда,  подальше  от  зеленых  глаз.  Бедный.  Ладно,  только  документы  оформим.
…  Наши  желания  и  наши  чувства  –  иногда  и  целого  мира  мало,  что  бы  воплотить  их  в  жизнь:  даже  если    готов  меняться  на  равных,  мечта  все  равно  остается  мечтой,  ее  несбыточность  лелеет  тоску  в  твоем  сердце…
…  И  тут  потихоньку  начался  дождь…


адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=749763
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 08.09.2017


Перед дождём

…Леди  нарочито  медленно  разорвала  пластиковую  карточку.  Ну,  голыми  руками,  ну,  и  что  она  этим  хотела  сказать?  То,  что  она  –  андроид,  так  это  для  меня  лично  и  не  новость,  а  вот  для  остальных…  Судя  по  всему  –  шок,  переполох  и,  кажись,  буря  в  стакане.  Да…  Семь  лет  проработали  с  андроидом  под  одной,  можно  сказать,  крышей,  и  вот  теперь  –  только  представить!  –  такая  новость!  А  вы  вообще  куда  смотрели,  что  очевидного  не  увидели?  Хотя,  что  говорить  –  я  здесь  уже  почти  год  добровольно-принудительно,  живу  и  тихого  компьютерщика  изображаю,  а  никто  ни  разу  так  и  не  спросил:  отчеты-то  я  набираю,  как  и  таблицы  и  прочую  мутотень,  а  что  я  делаю  в  свободное  время  на  работе?  Правильно,  а  кому  надо  –  я  никого  не  трогаю,  и  меня  никто  не  знает,  и  ладненько.
Я  посмотрел  на  этот  штиль  перед  бурей  и  решил  ее  ускорить:
-  Ну,  и?  И  что  дальше?  –  Мой  как  всегда  спокойный  голос  прозвучал  в  наступившей  тишине  как-то  неестественно.  Или  я  настолько  пофигист,  или  издевательство  над  пластиком  трехмиллиметровой  толщины  для  меня  не  новость.  Естественно  –  на  моем  космокорабле  пять,  можно  сказать,  человек  такое  сделать  могут  без  особых  усилий.
-  Я  ухожу.  –  Нахально  заявила  Аллэта,  которая  андроид.
-  Вперед.  –  Согласился  я  и…Я  ж  забыл,  я  ж  здесь  мебель  обычно  изображаю,  а  вот  разболтался  что-то.  Только  вот  не  мебель  я,  и  об  этом  только  небольшая  группка  людей  знает,  из  местных…э…даже  и  не  знаю,  как  их  назвать.  Что  я  здесь  делаю?  Конкретно  здесь  изображаю  законопослушного  гражданина,  даже  документы  есть,  правда,  подделанные,  но  качественно.  К  моему  компьютеру  еще  подключены  антенны,  а  еще  два  моих  космокорабля  –  главный  и  сопровождающий…Короче,  шпионы  мы.  Я  и  моя  команда,  вот.  Сейчас  пытаемся  выловить  некоторых  пиратов,  правда,  ловим  всех,  но  не  тех,  кого  хотим,  но  это  уже  наболевшее.
…Вокруг  меня  поднялся  жуткий  шум  и  гам  –  все  дружно  чему-то  возмущались.  Интересно,  чему?  Что  Аллэта  –  андроид?  А  что  ж  они  хотели-то  –  вокруг  полным-полно  всяких  роботов,    центр  империи,  как-никак.  По  улицам  ползают  всякие  диковинные  существа,  а  по  видео  иногда  (раз  в  три  года)  крутят  уже  заезженную  запись  императора  Галлэна  Второго  и  его  сестры  Иллэсы,  в  которой  они  поздравляют  с  праздником  (каким  –  не  указывается  )  свой  народ,  свой  источник  доходов,  своих  верных,  безоговорочно  верящих  олухов,  слюняво  славящих  никчемных  шалопаев,  и  слова  доброго  не  стоящих-то.  Ну  да  ладно,  обо  мне,  в  принципе,  тоже  иногда  это  можно  сказать.  Вот  сейчас,  например,  чего  я  стою?  Сижу  себе  за  компьютером,  в  ускоренном  темпе  уничтожаю  всю  свою  базу  данных,  с  последующим  уничтожением  носителя  -  так,  чисто  на  всякий  случай.  Что-то  мне  настойчиво  подсказывает,  что  вот  это  шоу,  что  набирает  обороты,  мирно  не  закончится.  Связь  с  кораблем  -  симбионтом:  «Джонни,  королевич  к  императору  на  пьянку  прилетел.  Отследить?»  
-  «  Да.  И  сгинь  с  волны».  -  Беззлобно  ответил  я.  Все  что-то  забегали,  замотались.  Пора,  наверное,  заканчивать  свой  рабочий  день  –  сейчас  тут  поднимется  такой  муравейник,  что  и  ЭВМ  дурно  станет.  Я  пошел,  в  общем?  Никто  ж  не  против,  да?  В  принципе,  кто    мне  возразит?
…  Иду  домой.  Как  ни  странно  –  улицы  малолюдны  -    очевидно,  большая  часть  пошла  на  королевича  поглазеть:  эко  диво,  юнец  в  короне,  и  поймешь  даже,  что  лучше  видно  –  юнца,  или  корону  на  нем…  Во  всяком  случае,  Дракону,  моему  кораблю-нейросимбионту,  корона  ярче  кажется.
Иду  по  улице.  Лица,  лица,  вокруг  равнодушные  лица  –  одно  из  преимуществ  города,    оно  же  и  недостаток:  всем  на  всех  плевать.  Все  куда-то  спешат,  и  поэтому  смотрят  на  меня  удивленными  глазами:  «а  ты  почему  иной?  Почему  просто  прогуливаешься?»  
А  куда  мне  еще  спешить?  Работа  на  сегодня  закончилась:  наверняка  Аллэта  уйдет  пышно  и  зрелищно,  учитывая  неполное  досье  на  этого  спецагента  непонятно  кого  –  во  всяком  случае,  когда  мы  начали  на  нее  собирать  все,  что  можно…  мы  даже  не  ожидали,  что  столько  сторон  кипиш  поднимут,  аж  завидно.
Неожиданно  повеяло  влагой  –  даже  в  этом  суто  техническом  мире  бывает  дождь.  Правда,  не  тот,  здоровый,  чистый,  сильный,  что  умывает  поля,  леса  и  небо  своим  ярким  мокрым  телом,  а  нечто  странное  –  шероховатый,  душный,  насквозь  пропахший  дымом  с  труб  и  дюз,  пропитанный  летучими  кислотами,  на  какое-то  мгновение  собранными  воедино  в  эдакий  смертоносно-незатейливый  букет…  Впрочем,  к  нему  уже    приноровились.  
Прозвучал  мощный  взрыв  –  я  так  понимаю,  попрощалась  Аллета;  о  том,  что,  помимо  стен,  в  здании  есть  еще  и  люди,  она  тоже  не  подумала  –  ну  правильно,  она  ж,  типа,  крутая,  а  они  ж,  типа,  мусор.  Ну-ну.  А  еще  я,  по-видимому,  остался  без  прикрытия.  Жаль,  конечно,  было  все-таки  интересно  посидеть  перед  своим  нещастным    компьютером  из  рубрики  «усовершенствуй  сам»,  поболтать  с  сотрудниками  и  сотрудницами…  я  надеюсь,  что  все    обошлось,  и  никто  не  пострадал.
Захожу  в  метро.  До  меня  доносится  жалобная  песнь  скрипки  –  нищие  просят  подаяние.
…  Юнец    в  бриллиантовой  короне,  весь  холеный,  как  дорогой  жеребец  на  скачках,  гордый,  надменный  и  всевластный,  и  древняя,  в  жалких  отрепьях,  старушка  у  стены.  О  чем  лучше  не  знать,  на  что  лучше  не  смотреть,  и  что  более  отвратительно,  что  более  постыдно?
-  Уважаемые  граждане,  извините,  что  я  к  вам  обращаюсь…  -  Весь  цинизм  в  том,  что  попрошайничество  тоже  превратили  в  бизнес,  нажива  на  чужом  горе  и  безысходности  –  кто  еще,  кроме  людей  дойдет  до  такого?  Не  переношу  этот  мир.  В  любом  другом    мне  намного  легче,  но  здесь,  где  жестокость  прививается  детям  с  рождения  –  моя  душа  полна  презрения,  отчаяния  и  отвращения  ко  всему  вокруг.  И  еще  какого-то  чувства  серой  безысходности…  Почему  все  это  есть?  Зачем,  и  кто  его  придумал?
Игра  скрипки  становится  слышна  все  яснее.  Скрипка  –  хороший  инструмент.  У  стены  стоит  симпатичная    девушка,  она-то  и  играет  так  красиво.  Но  –  к  ее  руке  прикована  цепь,  на  которой  сидит  ее  раб,  явно  чье-то  подношение.  Да-да,  раб,  здесь,  в  центре  культуры  и  благополучия  они  стоят  всего  ничего.  И  их  продажа  тайно  поощряется  правительством,  на  которое  у  нас  на  корабле  уже  неплохое  такое  досье,  даже  странно,  с  чего  бы  это  -  на  пол-уголовного  межгалактического  кодекса?  Да-да,  я  знаю,  честный  политик,  что  добрый  бизнесмен.  Эх.
Несмотря  на  то,  что  сегодня  в  коридорах  малолюдно,  кабины  автопоезда  забиты  до  отказа  –  что  шпроты  в  банке.
 -  Эй,  примите  еще  одного  человека!  –  пропихиваюсь  в  и  без  того  утрамбованную  толпу,  ну  да  я  хрупкий,  что  мне  -  вот  я  уже  в  вагоне.  Не  помещаюсь?  Да  ладно!
-  Ну,  еще  чуть-чуть  подвиньтесь?  Ну?  Мужчина,  втяните  живот,  и  девушка  на  вас  будет  смотреть  не  так    испуганно!
Пожилые  тетки  возле  меня  негромко  возмущаются,  я  же  разместился  в  толпе  и  кто  мне  что?  Как  на  каждую  гадость  сердиться,  да  обращать  внимание,  кто  что  сказал.  А  вообще,  хорошо  иногда  иметь  иногда  столь  миниатюрную  комплекцию,  как  у  меня,  правда,  временами    так    хочется  обзавестись  такой,  хорошей,  как  у  мордобитора…
 Поехали.  Со  стен  под  ультразвуковой  гул  моторов  и  силовых  полей    на  меня  смотрят  рекламы:  «  Покупайте!  Приходите!  Выбирайте!».  И  раза  с  два  от  них  куда-нибудь  скроешься.  Покупайте…  выбирайте…  Да  ну  их  к  черту!
-  Остановка  Илл-5!  –  объявляет  хорошо  сконструированный  голос  диктора  –  два  часа  чьей-то  работы  на  компьютере.  Н-да,  главное,  конечно,  достижение  в  этом  мире,  главное…
Толпа    бессовестно  выпихала  меня  за  двери  вместе  с  выходящими,  (один  из  недостатков  моего  телосложения),  и  так  само  быстро  внесла  обратно.  Поехали  дальше.  Интересно,  как  там,  дождь  уже  идет?  Невольно  вспоминаю  другие  миры  –  Зед,  Хищник  и  все  те  планеты,  на  которых  я  когда-то  бывал.  Контрастно  –  небоскребы,  бетон,  гарь  и  –  бесконечное  пространство  степей,  лесов,  гор…  Наконец-то  моя  остановка,  я  выхожу.  Поезд  мчит  дальше,  а  меня  вместе  с  остальными  пассажирами  несут  на  поверхность  искаженные  гравиполя,  -  вот  я  уже  и  на  улице.
Сухой  душный  ветер  падает  на  людей,  существ,  срывая  с  них  шляпы,  лохматя  мех  одежд,  превращая  даже  самые  декоративные  в  кучу  невыразительно-яркого  тряпья…  Эх,  ветер-ветер,  что  же  ты,  бессовестный,  делаешь?  Зачем  же  так  козявочек  обижать?  У  сердолианки  неподалеку  сорвало  с  плечиков  шаль  и  бросило  к  моим  ногам.  А  у  ветра  еще  и  чувство  юмора  есть,  однако!  Я  поднял  пурпурное  вещество  и  подал  даме,  поблагодарившей  меня  на  отвратительном  интерлого.
 -  Не  стоит  благодарности…  -  слегка  поклонился  и  пошел  дальше.  Как  бы  меня  самого  ветром  не  сдуло…  Вспоминаю  ветра  других  планет  –  куда  к  ним  этому,  ветру  больного  мира.  Снова  порывы.  Совсем  над  головой  раздался  резкий  удар  грома.  Конечно,  в  этом  мире  нещастной  природой  руководят,  как  марионеткой,  успевай  только  пальчиками,  пальчиками  шевелить,  но  всё  же  и  городу  нужен  дождь  хоть  иногда.  Хотя  бы,  что  бы  пыль  прибить  да  смыть  копоть  со  стекол.
Но  все  же  приятно  подставить  ему  свое  лицо,  ощущать,  как  он  гладит  волосы,  шепчет  о  чем-то  на  ухо…  Ну  да  ладно,  хорошего  помалу,  хватит:  вокруг  полно  народу,  и  каждому  интересно,  а  что  ото  за  чудак  стоит  посреди  дороги,  хотя  он  никого  не  трогает,  никому  не  мешает…И  уж  тем  более  они  не  поймут,  когда  я  отвечу,  что  мне  просто  приятно  зарыться  лицом  в  прозрачные  длинные,  полные  влаги,  волосы  ветра.  Их  мирок  настолько  отличен  от  моего,  что  они  просто  высмеют  того  ненормального  с  полностью  черными  глазами  и  пойдут  ловить  наслаждение  в  иллюзорных  мирах  видеотрексов,  трехмерников  и  прочей  гадости  –  попытка  бегства  из  городской  духоты,  ненужности  и  скуки,  заботливо  подсунутая  разными  компаниями  для  развлечения  народа.    Что  само  по  себе  было  бы  похвально,  если  бы  не  одно  «но»  -  что-то  я  там  ни  разу  не  видел  ничего  умного.  Живущими  в  виртуальных  мирах  управлять  легче,  и  понять  чужого  –  не  для  них.  Черт,  а?
Вот  и  дом,  где  я  снимаю  квартиру,  дом,  где  никто  никого  не  знает,  но  повсевременно  полон  ушей  и  языков.
 -  Слыхали  –  а  у  нас  новые  соседи!  Четыре  человека,  живут  в  одной  квартире.  Наверное…  -  и  тут  пошли  разные  домыслы  и  догадки,  иногда  настолько  далекие  от  истины,  и  настолько  вульгарные,  что  даже  непробиваемый  Даллес,  мой  друг  и  напарник,  пробился  и  захотел  пойти  и  кое-кому  весь  портрет  поломать  добросовестно.  Мне,  например,  смешно  постоянно  было,  у  меня  особое  чувство  юмора,  а  они  –  Даллес  при  дружном  содействии  Жильберна  и  Раяна  пошли  обижаться,  хорошо,  что  хоть  не  арестовали,  суперагентов,  тоже  мне.  Документы    у  них  на  Драконе  нарисованные,  и  мной  через  левые  сервера  зарегистрированные,  а  они  все  время  забывают  об  этом.  Эх…
-  «Корн,  тебе  не  скучно  на  Драконе,  а?»  -  связался  я  с  другом  на  корабле.  Он  у  нас  иногда  исполняет  обязанности  связиста.
-  «Да  нет,  не  волнуйся.  Джо,  я  здесь  твои  инфокристаллы  смотрю,  надеюсь,  ты  не  возражаешь?»
-  «  На  здоровье»,  -  пожимаю  плечами  и  наконец-то  добираюсь  до  нашей  лестничной  площадки.  Конечно,  можно  было  бы  подняться  на  шестой  этаж  гравилифтом,  но  как-то  не  нравится  мне  мир,  где  все  полностью  автоматизировано:  так  и  ходить  разучимся,  как  сосиски  будем.  Ключи  от  двери?  Что  это  такое?  Я  рос  под  надзором  самого  себя,  отродясь  нормально  в  двери  не  входил,  вот  и  сейчас  –  набольшая  отмычка,  одна  на  все  случаи  замков,  и  вот  –  я  дома.
Бесшумно  вхожу  в  коридор  –  судя  по  отсутствию  запахов  с  кухни,  ужина,  как  обычно,  нет:  «может,  Джо  Рэй  что-нибудь  приготовит?».  Даллес    спит  после  работы,  он  с  ночной  смены,  с  осведомителями  где-то  пропадал,  проснется  –  расскажет,  Жиль  еще  не  пришел,  а  Райан  в  гордом  одиночестве  гипнотизирует  холодильник,  на  тему,  а  вдруг  ужин  сам  состряпается,  да  еще  при  этом  и  съедобным  будет?  Вот  прям  для  него  и  конечно.
 -  И  как,  Райан,  получается?  –  миролюбиво  спрашиваю  я,  опираясь  о    дверь.
-  Тише,  Далл  спит.  Да  как-то  не  очень.  –  Судя  по  печальному  лицу,  в  холодильнике  и  гипнотизировать-то  нечего.  А  в  магазин  сходить?
 -  Ну  и  плюнь  на  это  –  сделаем  бутерброды  да  местным  чаем  запьем,  нормально  будет…  -  мне  в  магазин  идти  откровенно  лень.
 -  Ты  так  думаешь?  –  на  лице  Райана  проступило  явное  облегчение.
 -  Я  так  подозреваю.  –  Отвечаю  и  иду  в  нашу  комнату  переодеться  –  не  буду  же  я  в  дорогих  брюках  по  квартире  ходить?  Далл  спит  на  моей  кровати.  Я-то,  конечно,  не  против,  но  у  него  и  своя  есть,  ну  и  ладно,  ну  его.
 -  Джо…  -  в  дверях  печальное  личико  Райана.
 -  Да?
 -  А  бутерброды  -  то  не  с  чего  делать.
 -  Ну  и  пусть  их.  –  Я  снимаю  с  себя  рубашку,  демонстрируя  миру  живописную  коллекцию  шрамов  –  слава  хищнианской  живучести!  Н-да.
-  Так  что,  Джонни?
 -  Позвони    Жилю,  пусть  купит  что-нибудь,  у  него  деньги  есть,  по-моему.  –  Ну  как  маленький…
-  О`кей.  –  Райан  ушел.  Шарахнуло  еще  раз.  Жильберн  сказал,  что  домой  не  придет.
 -  Вот  ты  зараза…  -  печально  отвечает  Райан,  явно  поняв  Жиля  неправильно.
 -  Ну  да  спасибо!  –  благодарит  тот  и  прерывает  связь.  Жильберн  здесь  устроился  журналистом  –  у  него  как  раз  талант  в  этой  области,  и  работа  –  рай  для  шпиона:  что  б  я,  зря  ему  диплом  престижного  колледжа  делал?  Не,  он  этого  достоин,  думаю,  и  сам  колледж  с  этим  согласился  бы.  Райан  вопросительно  смотрит  на  меня.  Вот  же,  дитё,  тридцати  лет  от  роду.  Думаешь,  как  погипнотизируешь,  так  у  меня  еда  из  карманов  посыплется?  Лови  беги.
-  Пойдем  в  забегаловку  по  соседству.  –  Подвожу  итог.  Даллеса  это,  по-видимому,  не  касается,  ему  мы  по-любому  поесть  принесём:  он  и  так  злой,  а  на  голодный  желудок  вместо  ужина…  И  не  подавится,  что  самое  обидное.  Райан  ушел  одеваться,  а  я  подхожу  к  окну,  открываю  его  –  в  лицо  сразу  дохнул  свежий  ветер,  закружил  в  восторженном  вальсе  по  комнате,  поиграл  длинными  прядями  волос  Даллеса,  обнял  цветок  на  подоконнике,  и,  беззвучно  визжа  от  счастья,  рванул  куда-то  вдаль.
И  все  замерло.  Пустые  улицы,  листва  на  иссушенных  растениях-деревьях,  сам  воздух,  звуки  –  даже  машины,  казалось,  застыли  на  одном  месте  –  и,  как  развязка    столь  долгой  странной  симфонии  «перед  дождем»,  прозвучал  оглушительный,  как  взрыв  грузового  космолайнера,  раскат  грома.
Зашумел  дождь.  Сначала  неуверенно,  затем  все  больше  и  больше  набирая  силы.  Долгожданный  дождь  в  мире,  где  строили  сказку,  но,  как  оказалось  –  получилась  каменная  тюрьма  без  права  на  выход…Я  в  этом  городе  задыхаюсь.
Беру  стул,  сажусь  у  окна.  Резко  похолодало,  ну  да  это  неважно:  дождик.  Со  своей  спокойной,  неспешной  музыкой,  дождь,  который  унесет  меня  на  своих  солнечных  крыльях  вдаль,  прочь  от  этого  серого  города  в  миры,  в  которых  я  бывал  когда-то.
Даллес  ворочается  под  одеялом  –  ему  тоже  снится  дождь,  только  не  этот,  хмуро-холодный,  но  всё  же  живительный  после  духоты,  а  освещенный  солнцем;  на  кухне  Райан,  поняв,  что  мы  уже  никуда  не  идем,  сел  на  подоконник  и  тоже  смотрит  на  дождь.  В  космосе  дождя  не  бывает…
А  капли  все  падают,  падают  –  только  кап,  кап,  кап  с  крыши,  а  вокруг  –  дома,  улицу,  деревья  –  закрыла  серая  вуаль,  задумчиво  шепчущая  о  прошедшем,  былом,  будущем…    Как  слёзы  неба…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=749762
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 08.09.2017


Забудешь лето…

Забудешь  лето  -    может,  кто-то  вспомнит…
Дожди,  дожди,  и  нет  жары.
Возьмёшь  в  ладони  –  и  растает
Жемчужной  радости  пора.

Гроза,  дожди,  летняя  скука,
Нет  городов  и  их  машин.
Вокруг  деревья…  Почему-то
Мне  не  хватает  солнечных  витрин.

Забудешь  лето  –  может,  кто-то  вспомнит,
Ведь  много  их  –  забытых  лет,
Теперь  ничейных,  промелькнувших
По  чьих-то  жизнях,  как  рассвет.

Почему  лето?  Ветер  тёплый
Несёт  мечты  куда-то  вдаль,
С  воспоминаньями  чужими
Перемешает  радость  и  печаль.

Забудешь  лето  –  может,  кто-то  вспомнит
Пору  луны,  тепла  и  яблочных  плодов;
Вот  только  жаль,  что  никому  не  нужен
Ремикс  из  прожитых  годов…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=742427
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 17.07.2017


Патріоти…

В  наш  час,  зі  встановленням  незалежності  України,  зусібіч  лунає  слово  «патріотизм».  Жовто-блакитний  прапор  –  патріотизм,  вишиванки  –  патріотизм,  відродження  козацтва  –  патріотизм,  шанування  давніх  звичаїв  –  патріотизм…  Здавалося  б,  наша  країна  повністю  просякнута  духом  патріотизму  та  любові  до  батьківщини  –  це  видно  і  з  телепередач,  і  з  українських  пісень,  і  навіть  з  постанов  Верховної  Ради  про  єдину  державну  мову,  але  чому  ж  тоді  навкруги  –  куди  не  глянь,  патріотизму  не  видно  та  майже  не  чутно?  Навіть,  враховуючи  всім  відомі  обставини,  за  яких  зараз  зовсім  не  до  щирої  любові  до  країни?  Чому,  коли  я  бачу  по  телевізору  «ходу  вишиванок»,  я  бачу  лише  вправність  майстринь,  які  їх  вишили,  та  ціну  –  адже  справжня  вишита  вишиванка  коштує  доволі  дорого  –  запитайте  у  майстринь,  скільки  коштів  іде  на  одні  лише  нитки!
     На  мою  думку,  перш  за  все,  патріотизм  кожної  людини  полягає  в  повазі  –  повазі  до  суспільства  в  цілому  і  до  кожного  окремо,  в  повазі  до  власної  країни  –  в  якому  б  стані  вона  не  була.  Повага  до  країни  –  це  відсутність  сміття  на  площах,  ставках  та  в  лісосмугах,  це  цілі  лавки  в  парку  та  не  вирвані  –  просто  так  –  квіти  на  клумбі,  це  нові  зелені  деревця  замість  старих,  це…  та  багато  ще  чого.  Почніть  з  поваги  до  самого  себе,  ви  –  складова  своєї  країни,  ви  –  її  опора,  і  поважати  інших  стане  звичніше.
     По-друге,  патріотизм,  це  також  повага  до  власної  історії.  Що?  Не  подобається?  Але  вона  така,  яка  є,  і  не  треба  її  переробляти  по-своєму:  в  ній  є  і  погане  і  хороше,  її  уроки  досить  промовисті  –  але  ж  не  тоді,  коли  їх  не  вчать,  коли  з  них  роблять  казна  що.  Воно  було,  його  прочитали  та  запам’ятали,  і  не  треба  вишукувати  якихось  нових  героїв  комусь  на  втіху:  Зоя  Космодемянська,  Юра  Старостін  –  це  герої  лише  Другої  Світової,  яких  було  дуже  багато,  та  проте  –  треба  йти  вперед,  а  не  постійно  дивитись  назад,  треба  будувати  майбутнє,  а  не  оперувати  минулим;  минуле  –  річ  стала,  просто  поважаймо  його  –  і  Мазепу,  і  Хмельницького,  і  Леніна,  і  Хрущова  –  це  минуле  нашої  країни.  Що,  не  подобається?  Який  тоді  патріотизм?
   По-третє,  патріотизм,  це  також  повага  до  звичаїв  та  традицій  нашої  країни  та  народів,  що  в  ній  живуть.  Звичайно,  слідувати  їм  –  мова  не  йде,  адже  з  розвитком  суспільства  створюються  нові  звичаї,  але  хоча  б  знати  їх  походження  та  суть  зовсім  би  не  завадило.  Звичаї  та  традиції  –  така  ж  складова  нашої  країни,  як  і  історія,  і  хоча  їх,  знову  ж  таки,  зараз  трактують  на  свій  лад,  та  першопричини  їх  виникнення  –  чому  б  і  не  дізнатись?
 Також  в  доволі  ємкий  термін  «патріотизм»  входить  і  повага  до  інших  країн  та  народів  –  вони  теж  самобутні  та  мають  право  на  існування,  і  якщо  хтось  ставить  себе  вище  всих  інших  –  це  вже,  вибачте,  повтор  історії  –  колись,  в  Німеччині,  один  молодий  чоловік  теж…  Народи  всього  світу  нічим  не  гірші  за  українців,  і  їх  представники,  що  вчаться  та  працюють  в  Україні  –  такі  ж  люди,  як  і  ми.
     Ще  слід  зазначити,  що  патріотизм  –  це  здатність  пожертвувати  собою  заради  Батьківщини.  Бійці  Радянської  Армії,  партизани  в  Другу  Світову  Війну,  люди,  що  гасили  пожежу  на  Чорнобильській  АЕС  –  знаючи,  що  жертвуючи  своїм  життям,  вони  врятують  інші  –  приклад  героїзму  та  любові  до  своєї  Батьківщини.    
На  жаль,  про  щиру  любов  до  Батьківщини  вже  не  йдеться,  з  усім  відомих  причин,  але  –  відданість  та  самопожертва  хлопців,  що  зараз  воюють  в  Луганській  та  Донецькій  областях,  які  віддають  життя  задля  Батьківщини  –  це  ще  один  прояв  вірності  та  патріотизму,  і,  як  і  волонтери,  заслуговують  на  пошану,  як  патріоти  України,    та  наслідування,  як  герої.
     На  останок  хочу  вас  попрохати:  пошукайте  в  своїй  душі  відданість,  повагу  до  країни,  її  історії  та  навколишніх  –  можливо,  ви  теж  є  патріотом?  Можливо,  ви  теж    радше  підете  чистити  від  сміття  свій  ставок,  як  це  зробили  з  берегом  Дніпра  студенти  в  Києві,  аніж  малюватися  перед  камерами  «ой,  дивіться,  які  ми  патріоти»?  Якщо  ви  знайдете  бодай  крихту  –  це  вже  добре,  адже  знайте:
КРАЇНУ  СТВОРЮЄМО  МИ  САМІ,  тож  творімо  її  державою,  гідною  нашої  любові!Тож,  давайте  відроджувати  Україну!  Будьмо  патріотами!      

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=742426
рубрика: Інше, Лірика кохання
дата поступления 17.07.2017


Город

В  ярких  пурпурных  лучах  догорающего  дня  я  смотрел,  как  уходит  в  завтра    закат,  сменяется  мягким  бархатным  уютом        сумерек.  Звуки  в  такое  время  уподобляются    струнам  сизого,  как  небо,  эхо  и  разносятся  далеко  вокруг  –  как  вихри  в  сумеречном  небе  тишины…
В  такое  вот  блаженное  время    ко  мне  в  кабинет    пришел  Эмиль,  непревзойденный  лингвист  при  нашем  маленьком  загадочном  деле.  Состроил  глазки  моему  коллеге,  Дику,  тот  аж,  бедный,  сигарету  уронил,  и  обратился  ко  мне:
 -  Привет,  Джо!  Пошли,  прогуляемся?  По  городу,  чё  ты  здесь-то…
Я  выразительно  посмотрел  на  него,  типа  «уйди  и  не  мешай»,  и  вообще,  отвернулся    к  малость  зависшему  Дику.  Бедный.
-  Джо!  Ау,  как  связь?  –  напомнил  о  себе  Эмиль.
 -  Ну?
 -  Пойдем?  –  лицо  Эмиля  выражало  некоторый  намек    на  нерешительность:  стоило  ли  ему    вообще  появляться?  Он-то  мой  приятель,  но  иногда  его  приносит  ой  как  не    вовремя!
 Я  перевел  взгляд  на  до  сих  пор    обалдевающего    коллегу  –  большие    фиалковые  глаза  смотрят  на  меня  растерянно:  «А  это  вообще  что  за  Экземпляр?!»  Экземпляр,  как  экземпляр,  по-моему.  Ну  и  что,  что  махина  в  два  метра  небритая…
-  Все  в  порядке,  Дик,  это  наш  лингвист,  Эмиль.
Лингвист  повернулся,  опять  состроил      Дику  глазки,  понравился,  наверное.
-Ладно,  уговорил…    Пойдем,  Эмиль,  а  то  можешь  что-то  плохое  увидеть  и  услышать.  –  Я  помахал  коллеге  ручкой  и  утащил  Эмиля  прочь,  от  греха  подальше,  пока  Дик  из  ступора  не  вышел.
-  Ну,  –  сказал  я  уже  на  улице.  –  Я  тебя  слушаю.
 -  Пойдем?
-  Куда?  
-  На  прогулку  по  городу?  А  то  ты  скоро  заплесневеешь  на  своем  сто  четырнадцатом  этаже!
 -  Не  дадут.  –  Возразил  я.
-  Вот  увидишь!  Ты  здесь  давно  уже?  –  Мы  неспеша  направились  по  улице.
-  Да  нет,  недавно  только  приехал.  А  ты  какими  ветрами  здесь  гуляешь?
-  А  ты  разве  не  помнишь,  кто  меня  заставил  в  местном  музее  каракули  какие-то  разбирать?
-  Не  помню.  Не  я.  –  Честно  соврал  я.
-    Конечно  же,  не  ты,  а  я  о  чем!  –  Хмыкнул  Эмиль.  –  Кстати,  нужны  твои  инопланетные  мозги,  я  Это  своей  суто  человеческой  логикой  понять  не  могу  и  не  смогу,  по-моему.
-  Ты  бы  так  сразу  и  сказал,  что  помощь  нужна.  Ты,  вон  Скарлетт  к    работе  приобщи,  у  нее  гибкий  ум  и  загадочная  фантазия.  –  Я  пожал  плечами,  не  понимая  сути  проблемы.
-  Приобщал.  Но  мы  явно  что-то  упускаем  из  виду.
-  Ладно,  уговорил,  я  помогу,  пойдем.
Эмиль  заметно  скис:  судя  по  всему,  ему  очень  не  хотелось  видеть  свою  работу.  Догадываюсь,  что  родные  стены  ему  так  приелись,  что  он  был  готов  идти  куда  угодно,  лишь  бы  подальше  от  шифра.  Следовательно,  он  взял  меня  за  руку  и  потянул  в  противоположном  музею  направлении,  что,  впрочем,  при  его  росте  под  два  и  моих  полтора  метра  особого  труда  не  составило.  
 -  Э,  не  так  быстро,  я  не  успеваю!    -  я  с  сожалением  посмотрел  на  как-то  слишком  быстро  промелькнувшее  мимо  кафе,  вспомнил,  что  пора  б  и  ужинать,  ну  да  ладно.  –  Эмиль,  золотце,  и  что  тебя  сподвигло  на  прогулку  со  своим  начальником?
-  А?  –  Эмиль  посмотрел  на  меня  задумчиво:  -  ну,  на  прогулку  я  иду  со  своим  приятелем,  начальник  в  кабинете  остался,  верно,  Джо?
-  Я  –  Джонни!
-  Хорошо.  Пойдем,  по  городу  погуляем,  не  все  же  тебе  в  кабинетах  сидеть  безвылазно?
-  Уговорил.  –  Согласился  я.  В  самом  деле,  почему  бы  и  нет?  Мягкий  уставший  вечер  в  янтарных,  звенящих  словно  хрусталь,  сумерках,  пахнущих  горячим  асфальтом,  бензином  и  совсем  немного  –  привядшей  листвой.  Вечер  в  бесконечных  городах  без  надежды  на  свободу  долин  и  полей…  Вечер.  
…-  Здесь  открывается  великолепный  вид  на  город.  –  Эмиль  остановился  где-то  посередине  моста.  –  Мне  здесь  очень  нравится.
Я  достал  из  кармана  пару  пирожков:
-  Хочешь?  Угощайся.  
-  Где  ты  их  взял?  –  не  понял  приятель:  вроде  бы  и  не  останавливались  нигде.
-  Украл.    
Эмиль  же  смотрит  на  меня  и  думает  что  это  было:  может  шутка,  может  правда…  Но  пирожок  взял,  тоже,  наверное,  проголодался.
А  он  прав:  с  моста  открывается  чудесный  вид  на  город  –  река,  тонущая  в  последнем  аккорде    топазных  лучей,  вьется  прозрачной  лентой  среди  высотных  домов,  вилл  и  причалов,  ныряет  под  кружевные  занавеси  мостов  и,  отсвечивая  бликами  солнца,  теряется  в  дымчатой  дали.
-  Странное  сочетание  архитектуры,  Эмми,  ты  не  заметил?  –  я  кивнул  на  сочетание  улиц  и  домов,  которые  то  громоздились  друзами  кристаллов,  то  вдруг  открывали  огромное  пространство  площадей.
-  Нет,  Джонни,  присмотрись:  это  все  один  целостный  проект,  и  даже  стиль  архитектуры    один.  Я,  когда  еще  только  приехал,  тоже  думал,  что  это  странное  сочетание  старого  и  нового,  но  Каролин  показала  мне  карты  и  планировку  города,  и  я  понял,  что  он  строился      как  одна  картина.
Город,  как  картина…  Интересно,  что  она  изображает?
Мягкие  тона  сумерек,  заполонивших  все  улицы;  ловящие  окнами  последние  отблески  дня  небоскребы,  шум  проезжающих  где-то  далеко  автомобилей…Узорные  купола  непонятно  каких  и  кому  храмов,  редкий  абажур  из  деревьев.
-  М-м-м,  Эмиль,  можно  взглянуть?  
-  На  что?  А,  ты  хочешь  в  моей  голове  покопаться…  Ну  взгляни,  только  осторожно,  а  то  можешь  увидеть  там  тако-ое!  –  ухмыляется  этот  паразит.  Я  только  фыркнул:
-  Ну,  хоть  посмеюсь  с  этого  «такого»,  что  мне.
Я  притронулся    к  его  виску  –  едва  дотянулся:  черная  перчатка  на  белых,  хоть  и  крашеных  волосах.  На  западе  догорает  закат,  а  с  востока  приближается  ультрамариновым  покрывалом  ночь,  рассыпает  по  дороге  бриллианты,  ценнее  которых  ничего  в  этом  вечере  нет.  Тишина  и  спокойствие  сумерек.
Планировка  города  меня  удивила:  хотя  некоторые  детали  в  памяти  Эмиля  все  же  стерлись  или  изменились,  но  вся  картина  мне  очень  напоминала…э…  микросхему?  Возможно,  но  здесь  что-то  более  грандиозное  и  сложное,  но  зачем  рисовать  орбитальную  станцию  на  земле?
-  Поаккуратней,  Джонни!  –  возмутился  Эмиль,  -  такое  ощущение,  что  в  голове  танк  прошелся!
-  Прости,  Эми,  я  нечаянно…-  я  убрал  руку  с  его  виска.  Приятель  косо  на  меня  посмотрел,  но  что  он  мне  скажет?  Хотя  в  мыслях  его  было  куча  возмущений,  похоже,  сам  того  не  желая,  я  причинил  ему  боль.
-  Да  ладно  тебе,  я  же  в  самом  деле  вовсе  не  хотел  причинить  тебе  боль.  Прости,  а?  
-  Знаешь  что?  –  сейчас  он  меня  бить  будет.
-  Знаю.  Возьми  конфетку?  –  протягиваю  ему  леденец.  Взял,  и  обижаться  перестал,  вроде  бы.  Я  снова  повернулся  к  вечеру.  Лето.  Где-то  взлетает  самолет…
-  Джо.
-    Да?
-    Как  ты  думаешь,  кто  построил  этот  город?  Кто-то  из  твоих  собратьев-хищниан?
-  Из  моих  собратьев  здесь  только  Лорант,  но  он  слишком  молод  для  этого  города.  Нет,  эту  картину  нарисовал  наверняка  кто-то  из  местных:  во-первых,  хищниан  здесь  нет,  во-вторых,  во  всем    городе  чувствуется  воздействие  довольно  сильного  разума.  Я  бы  даже  сказал,  что  здесь  кроме  людей  кто-то  есть.
-  И  что?  –  Эмиль  с  интересом  смотрит  на  меня.
-  И  возможно,  что  они  говорят  на  том  языке,  чьи  каракули  ты  устал  переводить.  Если  это  вообще  язык,  а  не  шифр.
Долгая  минута  молчания…
-  Пойдем  дальше?  –  наконец  нарушил  тишину  Эмиль.
-  Пойдем.  –  Соглашаюсь,  и  вот  мы  перешли  уже  на  другой  берег.  Бархат  вечера  окутывает  меня  шлейфом  аромата  цветущих  растений    -  лиловые  такие  цветочки,  их  запах  смешивается  с  шумом  проезжающих  мимо  автомобилей  и  тишиной,  прозрачным  ковром  растекшейся  по  речке.          
-  Я  вот  что  думаю…  -  после  недолгого  молчания  я  вернулся  к  старой  теме,  -  может,  этот  город  никто  и  не  планировал?  Просто,  строились  отдельно  дома…
-  Да  ладно?  Джо,  здесь  же  все  в  одну  картинку  сходится,  с  высоты  так  вообще  прелесть.  –  Эмиль  посмотрел  на  меня,  достал  сигарету.  Вспомнил,  что  у  меня  на  них  аллергия,  вздохнул  обреченно,  спрятал.
-  Не  спою,  но  знать  бы  мне  историю  планеты  получше…
-  Ха,  она  сама  свою  историю  не  знает,  еще  тебе  бы!  –  Эмиль  покачал  головой.  С  широкой  людной  трассы,  где  проносятся  запоздалые  автомобили,  мы  свернули  в  один  из  переулков.
Счастливый  смех  детей  в  сумеречном  воздухе  –  после  жаркого  полудня,  перед  прохладной  ночью;  сидящие  на  скамейках  пожилые  люди;  мужики,  играющие  в  настольные  игры.  Как  и  тысячелетия  назад…  Тысячелетие?
Пока  в  мыслях  рождается  странная  огненная  схема  какой-то  орбитальной  станции,  я  полез  на  фруктовое  дерево  своровать  пару  спелых  сочных  плодов,  и  поскольку  бедный  Эмиль  за  меня  отбивается  от  воинственной  старушки,  с  энтузиазмом  рву  сочные  плоды.  Спрыгнул  на  землю,  и  мы  в  ускоренном  темпе  скрываемся  за  смутными  миражами  летнего  вечера.  
-  Она  меня  едва  не  убила!  –  пожаловался  Эмиль  и  взял  себе  половину  добычи.  Я  косо  взглянул  на  двухметровую  махину,  и  возразил:
-  Да,  Эми,  тебя  побьешь.  Скорее  наоборот,  а?    
-  Ну  что  ты!  Я  ж  безобиднее  хомячка!  –  смеется  приятель,  на  что  я  уверенно  отвечаю:  -  Хомячок  –  жуткий  зверь!  Я  знаю!
Едва  не  подавился,  бедный.  Пока  мы  жевали  сладкие  плоды,  пропитанные  запахом  солнца  и  лета,  картина    сформировалась  полностью:  громадная  орбитальная  станция  из  синих  лучей,  в  точности  повторяющая  очертания  города.  Или  город  повторяет  очертания  ее?  Скорее  всего…
-  Ух  ты!  –  только  и  мог  сказать  я,  поряженный  грандиозностью  того,    что  выплыло  из-за  горизонта,  стало  в  зените…
-Что  там?  –  спросил  Эмиль.
-  Ты  разве  не  видишь,  Эмми?  Вон  там,  прямо  над  нами?
-  Прямо  над  нами  –  небо.  Что  я  должен  увидеть,  Джо?
 Я  притронулся  рукой  к  его  виску.  Я  видел  города,  висящие  далеко  вверху  –  сверкающие,  бледно-голубые  здания,  шпили  башен  и  хрупкость  мостов.  На  горизонте  огромнейшим  диском  выплывает  планета,  увитая  кольцами  метеоритов,  а  прямо  над  нами…  
…Если  настроиться  на  определенную  частоту  определенного  диапазона,  то  можно  услышать  разговоры  тех,  что  там,  в  вышине.  Но  тогда  исчезаем  мы  и  все  вокруг,  наш  мир.  А  вместо  нас  тогда  появятся  они.
 -  Как  красиво…  -  восхищенно  вздохнул  рядом  Эмиль.  –  Но  почему  мы  ее  не  видим?  
 -  А  потому  что.  –  Хмыкнул  я.  Меня  давит  зависть:  я  тоже  хочу  там  жить,  а  не  бегать  постоянно  непонятно  где.
 -  А  все-таки?  Они  от  нас  прячутся?
-  Ага,  специально  от  нас.  Надо  мы  им.  Нет,  они    просто  другое  состояние  материи,  скорее  всего.  Они  не  знают    о  нас,  мы  –  о  них.  Только  слова  и  мысли    -  иногда  приходят  во  сны  людей,  и  потому  миры  так  похожи.
Частота  найдена.  Волна  расшифрована:  в  голове  тут  же  родились  миллионы,  миллиарды  разных  тональностей  звуков,  сливающихся  в  один  огромный,  всепоглощающий  аккорд.
…Язык  похож  на  хищнианский,  только  совсем  другой…
Образ  планетарной  станции  покрылся  разными  отметками  и  плавно  угас.  Колесо  станции  медленно,  величественно  вращается  вокруг  уже  начавших  проступать  звезд.
Посмотрите  на  меня,  вот  я,  смотрю  на  вас,  разве  вы  меня  не  видите,  не  слышите,  не  знаете  обо  мне,  как  и  моя  далекая  мечта,  затерявшаяся  в  миражах?  –  но  мне  ответила  только  тишина  низким,  протяжным  колебанием  ветра.
 -  Джонни?  –  как-то  неуверенно  окликнул  меня  Эмиль.  Я  отстранил  руку  от  его  виска,  и  взглянул  на  реальный  мир  –  здесь  и  сейчас.  Здесь  и  сейчас  к  нам  развязной  походкой  приближалось  отребье  количеством  в  три  штуки  –  эдакие  «хозяева  жизни»,    с  которыми  как  бы  и  здороваться  мне,  например,  было  б  стыдно.
-  У  тебя,  случайно,  нет  какого  оружия?  –  спросил  приятель.-  А  то  мое  еще  в  космопорту    отобрали…
-    Эми,  не  переживай,  мы  сами  себе  оружие,  особенно  с  твоими  габаритами.
-  Ты  не  смотри,  что  я  большой,  я  мирный.  –  Надул  губы    лингвист.
-  Зато  я  маленький  и  концентрированный.  –  Осклабился  я,  наблюдая  за  приближающейся    троицей.  Вот  испортит  же  всякая  ***  настроение,  а?
-  Какие  люди  и  ходят  бесплатно  в  нашем  районе!  –  вякнуло  одно.  Ну  правильно,  хоть  прелюдия  к  драке  какая-то  должна  быть?  Эмиль  решил  долго  не  расшаркиваться,  состроил  глазки  и  спросил:  
-  Натурой  возьмешь,  сладкий?
-  Прикинь,  блин,  гомики!-  заржали  эти  придурки.  Учитывая  габариты  Эмиля,  я  б  на  их  месте  особо  не  радовался,  ну  да  ладно:  всегда  полезно  кулаками  помахать,  размяться  немного.  И  здесь  становиться  понятно,  почему  Эмиль  усиленно  изображает  из  себя  беззащитную  девушку,  да  и  вообще,  божью  коровку:  пока  я  одного  дебила  воспитывал  и  рассказывал,  как  нехорошо  к  незнакомым  людям  цепляться…  да  и  к  знакомым  тоже,  мой  невинный  друг  замесил  двоих  мужиков  в  тесто,  раскатал  и  на  асфальт  тонким  слоем  выложил.  Да  …  Чтоб  у  меня  столько  силы  было!  Аж  завидно.
-  Мирный,  говоришь?  –  уточнил  я.  –  Ну-ну.
А    Эмиль  еще  и  решил  повоспитывать  нещастные  тела:  пиная  от  всей  души,  рассказывает,  что  каждый  имеет  право  спать  с  кем  хочет,  выглядеть,  как  хочет,  и  вообще…
-  Ты  им  еще  конституцию  прочитай!  Пойдем  уже,  а  то,  может,  кто  полицию  вызвал,  так  я  своего  лингвиста  лишусь  еще.
-  Хочешь  сказать,  меня  арестуют?  –  удивился    приятель,  все-таки  оставив  в  покое  нападавших.
-  Ага!  Как  же!  К  себе  служить  заберут,  и  не  надейся!  –  и  добавил  уже  «правильным  пацанам»:  -  Слышите,  хозяева  этого  района?  Еще  когда  увижу  –  смело  ройте  себе  ямки,  я  туда  то,  что  от  вас  останется,  прикопаю.  Ага?  –  для  доходчивости  я  пнул  ближайшее  тело.  Тело  среагировало,  что  поняло.  И  откуда  только  такие  берутся  –  вроде  бы  и  дети  все  хорошие,  и  мамы  с  папами  хорошему  учат…Н-да.
Драка  окончена,  и  мы  с  Эмилем  пошли  дальше,  потирая  ушибленные  места  –  после  драки  не  очень-то  и  весело,  когда  адреналин  отпускает,  и  слегка  болит  рука,  ушибленная  о  морду,  и  нога,  встретившаяся  с  ребрами  противника  –  они  что,  из  дерева?
Дом,  где  живет  Эмиль.  Точнее  –  гостиница.  Одна  из  недорогих,  хотя  мы  можем  позволить  себе  селить  сотрудников  и  в  дорогих  отелях,  было  б  желание.  Насколько  я  знаю,  здесь  довольно  неплохое  обслуживание,  может,  и  себе  сюда  от  своих  двух  друзей-тунеядцев  съехать?  А  что,  идея  хорошая.
-  Джо.-  Нарушил  тишину  Эмиль,  -  завтра  поможешь  мне  найти  ключ  к  языку?  Если  это  язык.  Не  сердись,  но  мне  трудно…
-  Не  переживай,  -  отмахнулся  я,  -  во-первых  мне  самому  интересно,  а,  во-вторых,  завтра  с  утра  у  тебя  будет  другая  работа.
-  Какая?  –  его  профиль    четко  вырисовывается  на  фоне  фонарей  и  светящихся  окон.  Вот  уже  и  ночь…
-  Завтра  ты,  как  лингвист  высшего  класса  идешь  и  роешься  в  документах  Архива,  причем  в  тех,  что  постарше,  а  затем,  как  тот  же  лингвист,  на  добровольно-принудительных  началах  будешь  сопровождать  меня  по  некоторым  старинным  катакомбам.
-  А  там  я  каким  боком?  –  возмутился  Эмиль.
-  А  у  меня  клаустрофобия!
-  Но  я-то  тебе  зачем,  Джонни?  Для  поддержки  штанов?
-  Дурак!  –  только  и  фыркнул  я,  –  тяжести  переносить  будешь,  не  беспокойся,  ну,  может,  двери  ржавые  вышибать.
-  Вот  спасибо!  –  покачал  головой  приятель,  -  ну  ладно,  зайдешь  в  гости?
-  Да  ладно,  я  б  с  радостью,  но  мои  друзья  еще  с  обеда  что-то  празднуют,  нужно  поискать,  притянуть.  Не  обижайся.
Эмиль  понимающе  улыбнулся,  похлопал  меня  по  плечу,  и  вошел  в  здание  –  несколько  минут  я  вслушивался  в  волны  тепла,  уюта  и  счастья,  исходящие  из  многочисленных    светящихся  окон,  и  пошел  прочь.  Наверное,  следует  сначала  заглянуть  домой,  может,  приполз  кто,  а  потом  уже…
Иду  вечерними  улицами,  вдыхая  летние  сны  домов.  С  неба  в  призрачном  свете  двух  лун  падают  голоса  космоса,    в  ярком  ковре  звезд  медленно  кружится  вокруг  своей  оси  планетарная  станция,  которую  вижу  только  я  да  солнце.
Мне  нравится  вечер.  Особенно  летний.
Ладно,  вечер  -  вечером,  но  нужно  искать  двух  друзей:  завтра  рано  вставать,  нужно  выспаться,  а  те  –  что  они  там  отмечают?  Праздник  какой-то?  –  прилезут,  и  начнут  выяснять  у  зеркала,  уважает  ли  оно  их.  Странно,  что  зеркало  до  сих  пор  не  послало  их  и  не  ушло  из  рамы  в  шкаф.
Сами  ушли,  меня  с  собой  не  взяли,  хотя  я  бы  и  не  пошел,    -    значит,  домой  дойдут  и  без  меня,  ведь  пройтись  по  вечерним,  уже  почти  ночным  улицам,  послушать  голоса  небес…
Чувствуешь  себя  по-настоящему  живым,  частью  неба  и  времени,  а  дома,  в  четырех  стенах…
…Если  хорошо  присмотреться  к  небу  планеты  Иллинара,  можно  увидеть  много  чего  удивительного;  смотреть  нужно  вечером,  когда  там,  в  небесах    еще  светит  солнце,  а  здесь,  внизу,  мягким  покрывалом  уже  потянулись  туманы  ночи  –  тогда  можно  увидеть  мосты,  города,  корабли  и  планеты…
Ученые  долго  спорили  по  поводу  этих  миражей,  но  так  и  не  пришли  к  единому  выводу.
 -  Что  же  тут  спорить?  Я  видел  города,  парящие  высоко  вверху.            

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=740655
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 05.07.2017


ода дождю

Убаюкивает  дождь  своим  шуршанием,
Убаюкивает  дождь  –  приносит  сны,
Убаюкивает  стук  серыми  каплями
О  листву,  об  облака  –  как  путь  в  миры.

Тучи  серые  в  выси  так  очень  высоко  –  
Там  своя  жизнь  и  другие  берега,
Убаюкивает  дождь  своим  шуршанием  –  
Степи,  лес,  дорога  и  –  вода.

Убаюкивает  дождь  о  листья  каплями,
Вишен  сок,  гриб  во  траве,  цветут  цветы,
Серых  высей  слёзы,  слёзы  радости  –
На  сухую  землю,  мир,  цветные  сны.

Убаюкивает  дождь,  вода  да  радости  –  
Всё  цветёт,  растёт,  и,  наконец,  испьет  воды,
Спи,  ещё  чуть-чуть  –  жара  усталости,
А  тебе  же  –  вот,  сны  да  миры.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=740654
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 05.07.2017


Луч

Только  в  сумерках  пустынных  –  
Только  сердце.  Только  звук.
Ничего  не  замечая,
В  небе  вдруг  родился  луч.

Может,  кто  его  увидит,
Не  увидев,  вдаль  уйдёт,
Только  луч  –  посланник  солнца,
В  тишине  осенней  –  звук.

Между  небом  и  землёю,
Между  сумеречным  днём,
Средь  задумавшихся  тучек
Луч  напомнит  о  былом:

О  звезде  вечерней  мая,
О  степях  летнего  дня,
О  тропинке  пред  тобою,
О  следах  после  себя…

Кому  луч  дано  услышать,
Кто  мечтает  о  звезде,
Кому  в  сумерках  уютно,
Кто  живёт  всегда  в  Нигде.

По  лучу  связать  бы  солнце,
Подарить  себе  звезду,
Я  мечту  свою  поймаю  –  
Улыбнусь  ей  –  и  уйду.

…Только  в  сумерках  пустынных…
Только  сердце.  Только  звук.
И  никто  не  замечает
В  вышине  угасший  луч.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=734998
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 25.05.2017


Цепь

 …  Я  хотел  бы  стать  единорогом,  белым,  чистым,  как  вода…  Таким  же  летним  и  беззаботным,  как  облака  в  небе,  как  феи  из  добрых  сказок  –  возможно.  Погреться  на  солнце  –  на  волнах  полуденных  скал,  когда  запах  чабреца  смешивается  с  запахом  полыни  и  ароматом  мяты  и  зверобоя  –  но,  увы…    Туда  меня  не  пустят.  Или,  может  быть,  я  и  сам  не  полечу?
   Не  знаю.  Недавно  я  видел  душу  –  такую  лёгкую,  нежную,  как  истинная  любовь,  с  прозрачными  шёлковыми  крыльями.  Золотые  волосы  блестели  в  свете  далёких  жестоких    звёзд;  душа  плакала  и  улетала  прочь…  Я  хотел  её  утешить,  вытереть  слёзы  с  её  лица  –  но  она  только  отвернулась    и  исчезла.  Наверное,  потому,  что  я  –  дракон,  и  в  моих  глазах  огонь.
 Может  быть.  Иногда  это  меня  печалит,  но  зато  я  могу  летать  в  небесах  разных  миров  –  это  если  сбросить  тяжёлую  цепь  с  моей  руки  –  или  лапы?  Возможно,  нужно  было  бы  попросить  о  помощи,  но  кто  поможет  чёрному  дракону?  Страх  и  предрассудки  мешают  им  увидеть  мир  цвета  и  звуков,  они  смотрят  на  него  сквозь  черно-белую  клетку…      Кто  поможет  чёрному  дракону  –  разве  только  что  он  сам:  вот  так  возьмет,  и  дыхнёт  яростью  адского  пламени  на  цепь.  И  улетит…
 Я  положил  голову  на  лапы  –  спать  хочется  что-то…    Странное  это  место,  где  я  сейчас  живу:  руины  древнего,  с  начала  миров,  здания,  где  в  индиговом  небе  всходит  солнце  –  но  звёзды  продолжают  светить;  слышна  необычная,  но  очень  печальная  музыка  –  где-то  там,  в  мыслях,  на  окраинах  моего  сознания…    Она  больно  ранит  мою  душу:  напоминает  о  моей  безответной,  безнадёжной  любви.
   Называется  –  дракон  влюбился  в  человека…    Такой  себе  очень  красивый,  изящный  человечек  –  ему  подарили  моё  сердце.  Вот  только  он  меня  не  видел,  и  даже  не  знает,  не  подозревает,  что  я  где-то  есть…    Иногда  это  сводит  с  ума.
   Снова  аккорды  печальной  музыки.  И  снова  образ  красивого  лица,  длинных  чёрных  волос,  необычных  серо-зелёных  глаз…
   Не  понимаю,  почему  цепь  сделали  такой  толстой?  Звенья  в  два  пальца  толщиной,  как  будто  я  космолёт  какой-то  –  так  я  даже  и  трёх  метров  в  длину  не  буду.  Н-да.
   Шелест  столетий  и  снов  –  это  снова  всходит  солнце.  Странное  явление  –  светят  звёзды,  мерцают  глаза  Бездны,  и  вдруг  –  свет,  яркая  вспышка  и  тепло  для    озябшего,  замерзшего  за  холодную  ночь  дракона…    Хотя,  в  принципе,  я  знаю  почему  я  здесь  –  весь  мир,  вся  вселенная  принадлежат  мне,  и  если  я  когда-нибудь  пролечу  в  их  небесах  –  все  изменится  до  неузнаваемости,  ничто  не  будет  прежним,  исчезнет  вся  обыденность  и  затянувшаяся  серость,  но…
 В  свете  солнца  мощный  стальной  браслет  на  руке  отливает  золотом,  в  свете  этого  странного  солнца  любой  камень,  любая  песчинка  –  драгоценный  талисман.  Где  же  вы  были  раньше?  Безответная  любовь,  одиночество,  плен  и  абсолютная  ненужность  –  по  идее,  это  должно  было  свести  меня  с  ума,  но  принесло  лишь  бесконечную  печаль  и  мечту,  что  вот  когда  я  всё-таки  эту  цепь  собью…  полет  дракона  над  мирами,  это  красивое  зрелище,  наверное…
   Солнце  дарит  тепло  и  покой  –  я  снова  засыпаю…
До  следующей  ночи,  наверное…
И  ещё  –  воздушный  поцелуй  дня.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=734997
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 25.05.2017


Мольба о воде…

Мольба  о  воде,  что  так  долго  звучала,
Но  так  й  не  достигнула  слуха  богов,
И  песня  воды,  что  песок  промывала,
Добраться  к  весне  так  хотела…  Увы.
Глаза  средь  пустыни,  что  слёзы  роняли,
Что  б  песне  помочь,  но  спасти  не  смогли
То  тонкое  «что-то»,  что  в  жизни  осталось
От  прошлого  сна…  а  вода…  но  увы…
Кап…  кап…
В  ручей  падает  капля  янтарного  вечера,
Её  бы  в  пустыню,  в  пески,  но  увы…
Мольба  о  воде,  что  богами  услышана
Доселе  не  была:  о  капле  воды,  как  о  капле  слезы.
Дождь  реку  поил  теми  каплями  звонкими
Что  в  солнце  сверкают  дарами  весны,
Траву  поливая,  чуть  томную,  мокрую
После  воды…  После  света  росы…
…  Мольба  о  воле,  что  богами  так  й  не  была
Услышана  в  жаре,  в  пустыне  огня,
И  тело  давно  у  песках  где-то  сгинуло,
Лишь  плачут  глаза,  что  б  дать  песне  воды…
…  Кап…  кап…
…  в  ручей  падает  капля  за  каплею…
…  Горячий  песок  и  сухой  саксаул…
Капля  воды…    Мольба  льётся  всё,  молится
Где-то  о  капле  –  послушай  –  Христос,
Но  лишь  пески  зашуршали  в  ответ  ему…
Где  же  вода?  –  Вокруг    только  песок.
…  Мольба  о  воде,  что  услышана  не  была,
И  глаза  неба.  Пустыня.  Жара.
И  саксаул,  давно  умерший…  Трещины…
Вот  бы  воды  чуть-чуть…  Вот  бы  воды…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=734137
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 19.05.2017


І бігли коні…

І  бігли  коні.  Під  копитами
Ридав  зникаючий  вже  сніг,
Сліди  чорніли  на  шляхах,  покритих  ще
Сіреньким  килимом.  І  безлічі  доріг
Так  мчали  разом  з  тими  конями
Із  ночі,  сходу,  ген,  до  днів,
І  сонце  з  бурштину  долонями
Торкалось  ще  сідих  полів.
А  там,  в  далечині  синяво-сизій
Вже  зеленіє  сонечком  весна,  
Там  знову  вечір  топазом  зігріє,
І  ті  глибокі  небеса
Знов  запашіють  літньою  росою,
Що  падала  колись  в  зиму,
І  чорне  поле  знову  вкриється  травою,
Що  зникла  перед  осінню  в  пітьму…
Там  тепло.  Радісно.  Яскраво  
Знов  вечір  запалає  в  небесах
Своєю  пурпуровою  загравою.  І  в  снах
Земля  побачить  чисте  небо
У  літніх  сутінках,  як  до  зими,
Й  шкода  мені,  що  лиш  весні  не  треба
Пурпуру  осені.  Ті  сни,
Ті  хмари,і  холодні,  й  величаві
Пробіглися  по  синяві  тепла,
На  мить  про  зиму  нагадали
Й  в  світ  інший  зникли.  І  до  дна  
Все    навкруги  наповнилося  спекою,
І  всюди
Все  оживає,  і  радіє,  і  бринить,
Але  шкода  зими  криштальної.  Й  не  буде
Нікого  більш.  Хто  б  міг  її  спинить.
А  все  радіє,  і  повсюди
Палають  топаз  і  бурштин  весни,
Й  день  золотавий  всюди  гріє,
І  сонце  знов  заграє  на  росі.
     …  А  коні  бігли.  Під  копитами
Вже  глухо  гупотів  асфальт,
Дивуючись  цим  білим,  півзабутим  вже
Створінням  літ  минулих.  Й  хат
Вже  стріхи  з  марева  бурштинного  полинули,
Хоч  ні,  навіщо  вони  нам?
А  коні  до  весни  та  літа  бігли  все,
Туди  де  сонце  та  тепло.  Там…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=734136
рубрика: Поезія, Філософська лірика
дата поступления 19.05.2017


Солнце после затяжного февраля

Солнце.  Мне  нравится  солнце  после  затяжного  февраля.  Пускай  под  ногами  чавкает  грязища,  жухлая  трава  вязнет  в  болото,  и…  Но  сейчас  пасмурно.
Даллес  растянулся  на  всё  заднее  сидение  нашего  чёрного  электромобиля,  нашего,  конечно,  временно,  но  дал  бы  бог  памяти,  кому  его  отдавать…
-  Ну,  ты  чё  затормозил?  Поехали  дальше,  чего  стоим?
У  меня  зародилось  искреннее  желание  стукнуть  его  по  чайнику.  Зачесались  руки,  нервы,  и  я  хлопнул  его  по  макушке,    сбив  очки  от  солнца  на  нос.
-  Э!  –  Возмутился  он,  -  ты  чего?!
-  Убери  копыта  с  сидения,  машина  не  наша  ведь.  –  Сказал  я.  Далл  сердито  засопел,  но  ноги  убрал.
-  И  вообще,  сядь,  как  положено.
-  Может,  тебе  и  стёкла  на  машине  протереть?  –  Далл  разозлился.
-  Протри!  Но  смотри,  не  лопни.
Орлан  на  переднем  сидении  только  улыбается:  наши  перепалки  с  Даллесом  всегда  слушать  познавательно  и  интересно.  Далл  же  предпочёл  не  отвечать  (что  редкость),  вон,  сопит  только  и  зыркает  исподлобья,  опять  развалившись  на  всё  сидение.  Лежи,  дорогой,  весь  салон  ты  же  мыть  и  будешь,  куда  денешься.  А  я  буду  комментировать!  Ну  и  ладно.
 -  В  общем,  парни,  вы  тут  сидите,  -  я  открыл  дверцу  салона,  -  а  я  прогуляюсь,  что  ли?
-  Ты  куда?  –  поднялся  Далл.
-  Туда!  –  я  махнул  рукой  на  долину.
-  Надолго?  
-  Угу!  –  киваю  и  захлопываю  за  собой  дверцу.
Мне  нравится  солнце  после  затяжного  февраля.
Но  сейчас…
По  траве,  огибая  грязь  и  воду,  мимо  стебел  мёртвых  растений,  стараясь  не  собрать  годовой  урожай  репейников…
-  И  куда  его  понесло?  –  долетела  до  меня  мысль  Даллеса,  высказанная  вслух.  Я  повернулся  к  ним  –  во-он  вверху,  на  холме…  Помахал  рукой,  улыбаясь  на  полную  мощность.
Едва  заметной  «дорожкой»,  между  деревьев  и  сухих  трав…  Вот  и  вода  –  в  окружении  мелкого  кустарника  и  деревьев,  усеянных  нежными  голубовато-розовыми  пушистыми  цветами.
Пойдём  гулять  по  воде?  Вода  –  вещь  абстрактная,  круги  от  моих  следов  расходятся  по  всей  глади,  мягко  ударяются  о  сушняк  и  мерцающей  рябью  гаснут  в  берегах.
Мне  захотелось  нарезать  ветвей  с  красивыми  цветочками:  я  протянул  руку,  срезал  одну,  и…  Волна  чьей-то  боли  накатилась  холодной  волной,  кто-то  сказал  «Ай!»  и  заплакал,  отовсюду  на  меня  полились  потоки,  потоки  разговоров.  Почему  мне  никто  не  сказал  о  них  –  что  эти  растения  разумны?  А  жаль:  я  бы  хотел,  что  бы  это  были  всего  лишь  деревья  –  немые,  бессознательные…  Что  бы  можно  было  нарезать  целый  букет…
Со  вздохом  приращиваю  веточку  с  серебристыми  цветочками  к  срезу:  нельзя,  так  нельзя,  извините,  пожалуйста,  я  не  знал.  Всё  нормально?  Всё.
Повернулся  уходить  –  вокруг  деревья,  тянут  ко  мне  свои  ветки,  пытаются  ими  опутать  и  убить.  Красивые,  увитые  пушистыми  цветочками  иные  существа…  Я  пожал  плечами  и  прошёл  сквозь  ажур  ветвей:  угрожайте,  одуванчики,  дальше.  Кому  только?
Порыв  ветра  принёс  с  собой  тепло,  синеву  неба  и  лёгкие  перистые  облака.
Солнце!  Люблю  солнце    после  затяжного  февраля…
В  гнёздышке  из  прелой  травы  я  нашёл  маленькие,  щуплые  цветочки  из  солнца  –  ярко-жёлтые,  хрупкие,  как  хрустальное  сердце.
С  приходом  солнца,  вернувшегося  в  эту  долину,  всё  разительно  изменилось:  яркий  свет,  летний  воздух,  запах  весны  и  тысячи,  сотни  тысяч  вырастающих  из  своих  гнёзд  толстых  бутонов.
Бутоны  полопались,  превращаясь  в  невероятно  солнечные  цветы,  бойкие,  нахальные,  и  вовсе  затмившие  собой  это  маленькое  растеньице…
С  деревьев  в  громкими  криками  взлетела  стая  ящеров,  покружила,  купаясь  в  тёплых  течениях  ветров,  и  упала  на  поля  –  ловить  мелких  кусячиков.
-  Джонни!  –  орёт  Даллес.  –  Мы  тебя  долго  ждать  будем?!  Иди  сюда,  сколько  же  лазить  можно?!
-  Не  раскиснешь.  –  Отмахнулся  я.
-  Джо!
-  Так  само.  –  Заключил  я.  Пусть  порет,  лёгкие  от  сигаретного  дыма  очистит,  попсихует,  ему  полезно.
-  Джон-ни!!!
Что  ж  ты  так  разорался?  Небойсь,  уже  багровый  от  злости,  того  и  гляди,  лопнешь.  Ну,  ты  развлекайся,  в  общем,  вдали  от  меня.
А  цветочкам,  маленьким  и  хрупким,  как  хрустальное  сердце…  Говорят,  я  –  хозяин  драконов?  Бог  и  демон  в  одном  лице?  Да  ладно  уж,  обычное  существо…  Ну,  не  совсем…  Просто,  я  могу  взять  эти  маленькие,  ничем  не  примечательные  растеньица,  и…  Что  им  подарить?  Пустить  летать  в  небо?  Расти  высотой  с  вон  те  пушистые  кусты  в  воде?  Или,  может…
Не  знаю,  да  и  спросить  не  у  кого.  Хотя  –  послушай,  дракон…  Посади  эти  цветы  в  самом  лучшем,  на  твой  взгляд,  месте.
Коричневая,  вся  из  шипов  и  наростов,  бестия,  смотрит    на  меня  с  надменным  равнодушием.  Ну,  почему  же?  Ведь  на  твоей  планете  нет  ничего,  только  солнце,  скалы  и  ветра  –  но  там  цветам  будет  лучше,  да  и  в  мире  уютнее.  Возьми,  посади.
Крыла  и  полёт  оранжевой  луны  в  холодном  сизом  небе.
-  Джонатан!!!  –  и  дальше,  я  так  понял,  идёт  сплошной  мат.  Да,  Даллес,  с  тобой  походишь  по  красивым  местам.  Ну  чего  ж  ты  так  орёшь,  ну?  Ладно…  значит,  придётся  ехать  дальше.  А  обидно:  такая  хорошая  погода,  тепло,  солнце  и  едва  заметные  облачка  высоко  в  лучистом  небе.  Остаться  бы  здесь  подольше,  зачем  куда-то  спешить,  а  ты,  Далл…
-  Джоната-ан!!!
Да  иду,  разве  не  видишь?  По  сухой  траве,  перепрыгивая    кочки  и  лужицы  неба,  вверх  да  вверх.
А  Даллес  –  он  сейчас  меня  покусает  прямо-таки:
-  Тебя  сколько  ждать  можно?!  Пора  ехать!
-  Ладно,  сейчас  поедем.  –  Я  открываю  дверцу  и  сажусь  за  руль.  Даллес  тоже  садится  в  машину,  даже  скорее  падает,  возмущённо  сопя.  Орлан  на  переднем  сидении  ухмыляется  вовсю,  но  молчит:  зачем  его  до  истерики  доводить?  А  я  бы  довёл,  просто  посмотреть,  что  получится,  но  жалко.  Ладно,  поехали,  что  ли?  Я  в  последний  раз  смотрю  на  облака,  деревья,  долину,  завожу  мотор…
-  А  я  не  хочу  уезжать.
-  Поехали.  –  Равнодушно  отмахивается  Даллес,  и  подносит  к  губам  бутылку  с  пивом.
-  Поехали.  –  Хмыкнул  Орлан,  имея  в  виду,  что  вряд  ли  мы  сейчас  куда-то  поедем.
-  Ну  же?
Я  молча  выхожу  из  машины  (Даллес  заявляет,  что  я  –  дурак),  и  сажусь  на  передний  капот    -  Орлан  следует  моему  примеру:
-  А  и  правда,  погода-то  какая  чудесная…
-  Хорошо.  –  В  мир  выпадает  Даллес.  –  Хорошо,  я  согласен.  Но  мы  обедать-то  хотя  бы  сегодня  будем?
-  Позже.
Даллес  разлёгся  между  нами,  вместо  подушки  приобщив  лобовое  стекло,  и  опять  отхлебнул  пива.  Намерился  предложить  и  нам,  но  вспомнил,  что  андроидам  и  водителям  пить  не  положено.
-  Весна…  -  жмурится  от  солнца  Орлан.
-  Хорошо  греемся,  парни.  Но  только  вы,  эта,  про  обед  не  забудьте  всё-таки,  а  то  я  вас  знаю…
Белые  облака,  синева  и  два  солнца  –  одно  в  небе,  другое  в  долине.  Тепло  и  голоса  ящеров  в  ветвях  и  в  выси,  снег  уже  сошёл  и  все  радуется  весне.
…  Мне  очень  нравится  солнце.  После  затяжного  февраля,  когда  расцветают  цветы…  Солнце…  Тепло…  Весна…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=733714
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 16.05.2017


осень

Осень  пришла,  крошится  золотом
На  лепестках  белоснежных  берёз,
В  небо  поля  снова  полны  усталости,
Синее  небо,  как  крик  журавля  –  
Полно  грёз…
Улетело  лето  потихоньку,
С  улыбкой  печальной  
На  детских  устах,
С  ласточкой,  облачком,
Последней  ромашкою…
Лето  теперь  только  в  снах.
Осень  пришла,  снова  крошится  золотом,
Лето  осталось  в  мечтах  позади,
То,  что  в  нём  прожито,  полно  усталости,
Счастья,  обид,  безнадёжной  любви…
Лето  улетело  потихоньку,
С  ласточкой  первой,
С  цветами  в  руках.
Лето  теперь  за  весною  –  
Холод,  метели
В  зимних  мечтах.
Я  возьму  крыла  чужой  безысходности,
В  небо  осеннее  с  ней  улетим,
Кончилось  лето  –  осенней  усталостью
Да  и  тоской…  Лишь  за  ним?


адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=733710
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 16.05.2017


Летний отдых

Забыт  дождь  –  танец  смуглой  андалузки  в  шелках  цвета  водяных  искр,  на  стеклянных  солнцах.  Сегодня  солнце,  и  синее  небо  отражается  в  чёрном  хрустале    вороньих  глаз  –  такое  синее-синее,  чистое  и  в  легких  облачках…
 Жаркие  пыльные  дороги,  тонущие  в  дымчатом  мираже  влаги,  яркая  в  свете  дня  даль  и  манящие  к  чему-то  новому  и  необычному  горизонты…
 …  А  кто-то  пришел  к  сумеркам.  Последний  заповедный  шаг  -    и  настанет  ночь,  тихая,  застывшая  и  мерцающая  –  последняя  серия  в  сагах  о  воинах-волшебниках.  Мне  понравилась  –  лишь  иногда  можно  увидеть  хорошее  и  доброе  кино.  Сага  окончилась,  а  что-то  светлое  осталось.  Грусть?  Свет  для  души?  ...  Хочется  продолжения,  но  кто-то  пришел  к  сумеркам.  Сказал,  что  жизнь  –  сила,  и  уснул  до  следующего  раза.  Кто-то  проснулся  на  солнечном  алтаре  ранним-ранним  утром,  улыбнулся  алмазной  росе  и  ещё  не  успевшим  погаснуть  звёздам…  Новая  сага  о  волшебниках?  Класс!
…  Наверное,  я  придумаю  эту  сагу.  Спишу  с  Книги  Бесконечных  Историй…  Новая  Сага  о  воинах-магах!  Будет  продолжение  сказки  так  же,  как  и  многих-многих  других…
 …Вот  и  долины.  Земля,  изрезанная  солнцем,  увядшие  жарой  растения,  застывшие  м  мехе  камыша  маленькие  озерца  –  полные  не  рыбы,  а  всего  лишь  лягушек  и  их  детей-младенцев.
 Жара…Тепло,  которым  нужно  согреться  на  долгие  зимние  месяцы  –  хрусталь  воздуха,  море  морозной  свежести,  падающее  сверху…  Помнишь  зимние  дни  –  бесконечная  дорога  из  белых,  замораживающих  даже  саму  душу,  морозов    и  ледяных  безжалостных  метелей?
   Приехали  отдыхать…  Куда  угодно,  лишь  бы  подальше  от  вязкой  суеты  будней:  упасть  в  душистые  травы  -    цветущие,  вянущие,  дышащие  жарой  и  не  знающие  полуденного  дыхания  ветра…  Отдых  –  далёкие  тучки  где-то  высоко  вверху,  укрытые  смутно-серой  дымкой  жара,  карьеры  вдали  –  небольшие,  лишь  мелкое  подобие  настоящих  –  скалы;  ивы  внизу,  в  котлованчике  –  маленький  оазис  нетронутой  природы,  кусочек  рая  для  пропаленных  смогом  городов…
 Отдых?  Забыт  холодный  дождь    -  танец  смуглой  андалузки  под  музыку  драконов;  с  неба  льются  лучи  счастья  ля  новой  саги  о  волшебниках…  Летние  травы,  цветущие  для  лета  и  спящие  в  полуденном  мираже  жары  и  покоя…
 И  так  нелегко  вернуться  к  серым  однотонным  будням…  Давайте  запишем  сагу  о  волшебниках?

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=733075
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 12.05.2017


Колумбине.

Для  печали  нет  причин:
Все,  что  пришли  к  нему  –  
Лишь  маски.
Ей-право,  не  печалься,  Колумбина,
В  своём  театре  ты  свята,
И  он  –  герой…
Морской  прибой
Следы  все  смоет  до  забвенья,
И  лишь  толика  преступленья
Останется  в  воспоминаниях  воды.
А  ты?
Шуметь  прибою  до  заката
Под  пальмами  восточными.
А  жаль  –  
Твоя  вечерняя  печаль
Любви  прошедшей  повторится,
Не  знаю  я;  пускай…
Хоть,  да  –  
Хотелось  бы…
Да  нет,  пускай,  пускай  приснится
Тебе  безоблачный  закат
И  где-то  море  в  привечерье,
Долин  чудесных  красоту  –  
В  мою  парящую  мечту
Немножечко  цветов  азалий.
Воспоминания  твои.  Печаль.
Так  мало
Осталось  в  вечер  от  меня.
Лишь  мимолётная  тоска
В  пылающих  цветах  заката.
Вдохни  поглубже  –  нет  возврата
Цветам  чарующим  любви…
И  ты,  и  я…  Пускай.  Иди.
В  воспоминаниях  –  прощай  –  
Я  отпускаю.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=733074
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 12.05.2017


Три сувенира, которых боятся боги.

…Знаешь,  недавно  у  меня  было  свободное  время.  Даже  удивительно:  целый  день  свободного  времени,  и  я  поехал  отдохнуть  от  обыденности  в  края,  рождающие  забытые  воспоминания  прошлых,  а,  может  быть,  и  будущих  лет  жизней.
 Проще  говоря,  я  махнул  на  всё  и  всех  рукой  (день  без  меня  явно  все  переживут),  и  уехал  далеко  за  дома  и  улицы  в  нашу  долину  напополам  с  карьером  –  сначала  была  долина,  а  потом  то  тут,  то  там  порылись,  там  построили,  а  позже  вместе  с  фундаментом  уворовали…    Красиво,  словом,  таинственно  и  никого,  кроме  таких  мечтателей,  как  я  и  нет.  
Да  и  что  б  там  кому  делать?  В  долине,  вспоминая  ещё  не  дописанные  рассказы  и  наблюдая,  как  проплывают  высоко  в  бесконечности  облака,  отражая  свет  с  небе,  я  нашёл  три  талисмана.  Три  сувенира,  которых  боятся  боги.  Вот  ещё  четвертый,  но  он  не  такой  большой,  я  решил  его  не  считать…
   Когда-то,  пропуская  между  пальцев  песок  –  белый,  розовый,  жёлтый  с  оранжевыми  россыпями  –  не  помню,  я  нашёл  ответ  на  чей-то  вопрос:
 -  Эй,  что  ты  там  делаешь?
 -  Смотрю,  как  осыпаются  секунды…  
Это  был  первый  сувенир:  песок.  Да,  его  в  самом  деле  боятся  боги,  ибо  он,  возводясь  в  величественнейшие  храмы…    Он  засыпает  всё,  что  они  построят,  даже  их  кости  когда-нибудь  оголит  ветрами,  а  затем  снова  засыплет  землёй.  Песок  сыплется,  отмеряя  время  –  крупинки-секунды,  секунды  складываются  в  дождь,  а  дождь  разбивается  на  осколки  зеркал  в  наших  душах.
   Вторым  сувениром  я  выбрал  воду,  размывающую  собой  скалы,  и  меняющую  материки,  словно  рука  скульптора  –  глину…  Вода  смоет  все  ненастья,  она  же  ненастьем  и  придет;  смоет  дома  и  народы,  но  и  напоит  увядшую  пшеницу  водой;  нечто  постоянное,  незыблемое,  но  в  то  же  время  переменчиво-временное  –  вот  что  такое  вода.
 Третьим  сувениром  я  бы  выбрал  облака,  глядя,  как  мимолётно-причудливы  их  очертания,  как  они  превращаются  из  замков  в  скалы,  а  скалы  рассыпаются  в  ничто,  но  вспомнил,  что  это  –  тоже  вода,  которая  может  быть  и  живой  кровью,  и  мёртвым  камнем…
 Я  поднялся  с  молодой  зелёной  травы.  Да,  как  всё  изменилось  здесь  за  месяц!  И  все  мы...
   Проходя  мимо  болотец,  камышей  и  упитанных,  но  почему-то  боязливых  лягушек  под  одуванчиками,  я  нашел  третий,  самый  ценный,  и  самый  опасный  для  богов  сувенир:  время.  Страшнее  песка,  заносящего  море,  и  обнажающего  скалы,  страшнее  воды,  поглощающей  острова  и  обнажающей  морское  дно,  разъедающей  ветер;  страшнее  иллюзий,  питаемых  снами.
 Я  положил  их  все  три  в  карман,  и  улыбнулся  миру:  вот  он,  какой  яркий,  живой,  зелёный  и  изменчивый…  Равнодушно  идущий  по  дороге  вперёд,  не  зная,  куда  и  для  чего,  и  кто  его  направил…
 Солнце  по-прежнему  лило  с  небес  потоки  тепла  и  света,  облака  все  так  же  их  пытались  поймать  и  жадно  выпить,  трава  и  цветущие  деревья…
 Моя  душа  отдохнула,  заживила  царапины  и  мелкие  раны,  нанесенные  –  как  всегда  –  людьми,  мимоходом  или  намеренно,  и,  грустно  вздохнув,  повела  меня  домой,  по  плохо  проходимым  после  дождей  грунтовкам,  через  ручьи,  полные  новорождённых  лягушат  и  зеленоватой  тины;  мимо  сухих  трав,  новой  зелени,  дворов,  дорог  и  облаков…
 От  путешествия  в  бесконечность  у  меня  остались  только  три  сувенира,  которых  боятся  боги,  и  ещё  один,  мой  и  для  меня  –  яркие  картинки  воспоминаний.
 Смех  солнца,  яркость  молодой  листвы,  и,  быть  может,  что-то  ещё,  которое  будят  во  мне  воспоминания  из  прошлых  и  не  мной  прожитых  жизней,  которые  я  когда-нибудь,  может  быть,  пойму.
 Солнце  в  синем  небе,  плывущие  в  дали  облака,  яркость  молодой  листвы  и  цветущие  яблони,  вишни  и  тёрн  –  три  сувенира,  которых  боятся  боги,  лежат  у  меня  на  полке,  и  каждый  раз,  как  я  смотрю  на  них,  зимой  или  летом  -    я  вижу  тот  чудесный  день,  когда  у  меня  была  масса  свободного  времени…    

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=729763
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 21.04.2017


Эпоха водолея

Окончилась    эра  героев.  Подвиги  давно  превратились  в  легенды,  а  великие  герои  ушли  отдыхать  от  тяжелых  боев.
             Снова  вечер  –  день  клонится  к  концу.  Солнце  потихоньку  уходит  в  другие  миры,  за  горизонт  –  ведь  им  всем  тоже  нужен  свет.
   Все  бы  ничего,  только  белое,  с  серой  синевой  небо  холода,  почти  незаметные  на  его  шелку  ажурные  облака  и  всепоглощающий  снег  равнин  –  только  сизая,  заиндевелая  река  неспешной  поступью  ползет,  подобно  змее,  куда-то  за  края  горизонта  –  такие  же  белые,  как  и  вся  солнечная  зима…
       Зима?  Вечная…
   Застывшие  горы  вдали,  да  скала  изо  льда,  видная  в  окно  –  вот  и  все,  что  осталось  от  некогда  многоцветной,  многоярусной  жизни…
     Отдыхающий  мир…Эра  водолея…Мир,  готовящийся  к  новым  порам,  к  новым  легендам  и  сагам…
       …В  доме  волшебника  тепло  –  как  бы  в  противостояние  вечной,  застывшей  струне  алмаза  за  окном.  Приятно  пахнут  древние  засушенные  травы,  тихонько  тикают  часы.  Я  спросил  у  мага,  сколько  лет    его  травам,  да  чучелу  орла-перепелятника    на  каминной  стойке  –  маг  хитро  улыбнулся,  но  ничего  не  ответил.    Подал  лишь  чашку  с  горячим  чаем.  Значит,  зима  здесь  не  всегда?  Лето  и  осень,  после  весны?  
 Маг    улыбается:  нет,  всегда.  
               Уютно:  цветок  в  глиняном  горшке,  часы  –  заводные,  древние  сушеные  травы  да  свеча  в  подсвечнике.  Тяжелые  бархатные  шторы…  
                 -  А  зачем  вам  меч?  -    спрашиваю.  –  Украшение?  
                 -    С  чего  ты  взял,  что  меч  –  украшение?  –  удивился  старик.  –  Меч  никогда  не  бывает  украшением.  А  этот  -    просто  ждет  хозяина.  
                 -  Когда  тот    снова  воскреснет.  –  Лишь    уголком  глас  улыбаюсь  глаз,  отпивая    горячий  чай.  
                 -  Откуда  ты  знаешь?  –  в  выцветших    от  холодной  заиндевелости    глазах  –  немой  намек  на  удивление.  
                 -  Просто  история  знакомая.  Где-то    видел.  
…Холст.  Стеклянный,  похожий  на  каплю  дождевой  воды,  стакан,  возле  горшка  с  цветком.  Что  за  цветок  -    не  знаю.  Может…    
                   Мерно  тикают  часы;  карманные,  на  толстой  потемневшей  цепочке,  древние  рукописи  –  на  них  небрежно  поставлен  орел  с  табличкой.  
                   -  Разве  их  кто-то  перепутает?  –  удивляюсь  я.  
                   -  Нет.  Просто  их  больше  не  будет.
                 Эра  Водолея?  Бесконечный  водоворот  истории,  как  святой  на  коне,  убивающий    Дракона  :    за  окном  –  начало  эр,  эпох  ,  а  здесь  уже  конец,  остатки  прошлого    и  …  Нет.
                   Картинка  с  изображением  дракона.  Нужна  для  заклинаний?
                   -  Ну  что  ты!    Конечно  же  нет!  –  отвечает  маг,  -    скорее,  как  напоминание  о  сагах  .  Великих  воинах.      Знаешь,  мне  это  родно  –  ведь  моя  молодость  прошла  в  сражениях,  подвигах.  Ты  пей    чай,  а  то  остынет.      Может,  тебя  угостить  хлебом  с  вареньем?  Будешь?  
                   Я  поблагодарил  мага,  взял  свой  чай:
     -  А  все-таки:  вам  не  грустно  о  прошедшем?
         Маг  рассмеялся:
     -  Почему  же,  грустно?  Взгляни  за  окно:  это  –  эра  Водолея.  Пускай  сейчас  зима,  но  завтра  потеплеет,  и  снова    вернется  великий  воин,  Воин-Сокол,  меч  найдет  своего  хозяина,  а  где-то  там  буду  я  –  вновь  молодой,  полон  сил,  веры  в  будущее  и…
   Я  улыбнулся  и  снова  взглянул    на  стену  передо  мной  :  теплые,  уютные  шторы.  Меч  и  лук.  Связка  давным-давно  засушенных  трав.  Орел  на  древнем  пергаменте,  чернильница  и  на  память  –  стрела.  Цветок  в  горшке,  стакан,  прозрачный,  как  роса  после  звездной  ночи.  Свеча,  часы,  цепочки.  
Волшебное  зеркало,  в  котором    не  отражается  ничего,  кроме  цвета  неба,  и,  скорее  всего,  будущего;  над  ними  картинка  с  драконом.  Возле  связки  трав  –  образ  святого,  убивающего  черного  дракона.  
     И  безмолвная,  гипнотизирующая    белесость  за  окном  –  связаны  между  собой  так  же  неразрывно,  как    начало  и  конец.
     …Кажется,  я  хотел  что-то  сказать?
Я  отхлебнул  горячего  чая  с  малиной,  и  с  благодарностью  улыбнулся  магу,  самими  лишь  глазами.  
 Да  ладно  уж,  давай  слушать  воспоминания  прошедшего  мира  и  дыхание  нового  начала.
   Но,  все-таки,  я  хотел  что-то  сказать?  Может,  о  зиме  и  лете?

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=729762
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 21.04.2017


Вот и день Аврора доткала.

Вот  и  день  Аврора  доткала.
Село  солнце  –  оборвала  нитку.
Нить  из  тонких  солнечных  лучей
Уплела  во  звёздную  накидку.

И  свирель  зовёт  овец  домой,
И,  играя,  будит  в  небе  звёзды;
Средь  степей  вновь  запылал  костёр,
И  ветра  в  долинах  ловят  грёзы.

Море  спит…  Десятки  жемчугов  –  
Паруса  –  лишь  в  черноте  белеют…
Алый  свет  на  призрачном  ковре,
Отблеск  парусов…  Уже  темнеет.

Даже  чайки  уложились  спать
После  дня,  тяжёлого  такого,
Только  волны  продолжают  петь,
Несут  запах  рыбы,  соли  из  травою…

Издали  летит  к  ним  хоровод  –  
Блеяние,  песни,  голоса  гитары,
Только  здесь,  на  берегу  морском
Не  развеют  они  ночи  чары.

Я  сижу  под  старым  кораблём.
Мой  сосед  –  остов  его,  не  больше.
Плавал,  помнишь,  ты  за  золотым  руном,
А  теперь  лишь  смотришь  в  волны  толщу.

Что  же  видишь  ты,  скажи,  корабль?
А  закат  горит,  горит  цветами…
Видишь  сны,  как  ветер  закружит
Танец  под  твоими  парусами.

Сколько  времени  прошло  с  тех  пор?
А  корабль  забросили  у  пропасть.
Вот  бы  оживить  тебя,  поплыть!
Только  как?  …  Спокойно  плещет  море,

Бросит  ракушку,  как  память,  на  песок,
В  следующий  раз  с  собою  забирает…
А  закат  горит,  как  то  руно,
За  которое  корабль  сей  умирает…

…Вот  и  день  Аврора  доткала…
Село  солнце  –  оборвала  нитку.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=728765
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 14.04.2017


новые драконы

…  Если  подняться  по  этой  лестнице  из  белого  камня,  по  горе  ещё  выше,  то  можно  увидеть  город.  Никто  не  знает,  что  это  за  город,  да  и  не  пытался  узнать:  в  нём  живут  лишь  воспоминания    да,  возможно,  призраки  забытых  душ;  он  отбрасывает  усталые  тени  на  сотни  лет  дорог,  просто  застывшая  вечность:  наверняка,  уже  не  осталось  и  легенд  о  нём  там,  в  долинах.  
Но  смысл  мне  спрашивать  что-то  у  развалин,  упорно  хранящих  свои  никому  неинтересные  секреты,  ведь  они  могли  бы  сказать  многое,  но  не  расскажут  ничего.  Говоришь,  город?  Но  мы  с  ним  оба  прекрасно  знаем,  что  он  на  самом  деле…  но  это  уже  его  секрет.
Все  в  округе  наверняка  удивились  бы,  что  здесь  появились  драконы  –  откуда  бы,  ведь  всех  их  переловили  себе  ещё  пару  столетий  назад,  и  ещё  больше  пришли  в  недоумение:  уж  этих-то  в  здравом  уме  никто  ловить  не  будет.  И  убивать  –  так,  десятой  дорогой  обходить  станут.
Город  слабо  ворочается  во  сне,  чуть  слышно  вздыхает  и  прорастает  белыми  лилиями  своих  снов:  здесь,  в  высокогорье,  в  тени  затерянных  веков  так  спокойно  спится  после  душной  суеты  горожан,  после  водопада  их  эмоций  и  голосов…
Не  знаю,  но  мне  вот  надоела  тихая,  размеренная  жизнь  округ:  клумбочки,  коровки,  принцессы,  праздники  урожая,  пива  и  посевной,  тишина…  вот,  в  небо  притащил  драконов,  подвинул  город  в  его  власти  над  горами  –  а  почему  бы  и  нет?  Пастораль  вызывает  у  меня  умиление  и  скуку,  поэтому  я  вместе  с  драконами  решил  малость  оживить  застоявшееся  умиротворение,  пока  оно  не  переросло  в  сон:  каждому  герою  нужен  хоть  бы  самый  захудалый  враг,  а  не  побыть  ли  мне  таким  вот  врагом?  Не  желая  никому  ни  капли  зла,  я,  тем  не  менее,  всколыхну  всю  округу:  у  страха  глаза  велики,  а  то,  что  мы  боимся,  мы  предпочитаем  пытаться  уничтожить.  Ха!  
Эти,  новые,  драконы,  довольно  большие,  я  у  них  так,  под  ногами  путаюсь,  и,  если  у  кого-то  где-то  есть  задатки  магии,  то  они  сразу  почувствовали,  что  это  раннее  утро  принесло  с  собой  в  мягкий  и  спокойный  мир  порывы  холодного  ветра,  а  жаркий  полдень    наполнен  тревожным  беспокойством  нового,  от  которого  ещё  не  знаешь,  чего  ожидать.
Драконы  насмешливо  смотрят  на  меня  и  собираются  в  свой  первый  полёт  под  этим  небом.
-  И  зачем  тебе  война?    -  спрашивает  один  из  них.
-  Война?  Да  вы  что,  ни  в  жизнь!  Просто  здесь  всё  так  застоялось  в  своём  умиротворении  и  мире,  что  потихоньку  начинают  забывать,  что  это  такое  –  мир,  тепло  и  взаимопомощь:  без  жары  дождь  никто  не  оценит,  верно?  –  ответил  я.  Все  привыкли  к  миру  до  такой  степени,  что  даже  появились  никому  не  нужные  дети,  разбойники  от  скуки  и  глупые  законы  и  поверья.
-  Полетаем  тогда?  –  склонился  ко  мне  опаловый  глаз.
Влезаю  на  чёрную  шершавую  спину,  хватаюсь  за  гребень  –  наверняка  сдувать  будет  –  перекат  мускулов,  взмах  крыл,  и  небо  ринулось  мне  навстречу…  Луна  в  послезакатном  зените,  праздник  цветов  далеко  -    уже  у  самого  крыла,  снова  звёзды  –  и  вот  уже  городок  у  подножия  гор  весь  в  испуге.  Я  буду  тем  злом,  которое  немного  расшевелит  однотонность  дней,  и  тем  добром,  которое  не  допустит  большего.  Жалко  только  пойманных  ранее  драконов  и  тех  идиотов,  которые  захотят  со  мной  воевать.
Главное,  не  разбудить  город,  уснувший  в  веках  –  я  ещё  в  нём  похожу,  колыбельных  напою  ему,  а  то  как  проснётся…  Он  же  не  город  на  самом  деле,  а…  Ай,  это  же  не  мой  секрет.

Кстати,  вот  думаю,  может  этот  этюдик  во  что  большее  переписать?  кому  не  тяжело,  скажите,  как  думаете?

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=728763
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 14.04.2017


Дежавю

…  Снова  звучит  «Океан»  Эры.  Неплохо,  но  уже  в  который  раз?  Интересно,  не  надоела  ли?
 Опять  погружаюсь  в  лекцию  преподавателя  культурологи.  Вещь  очень  интересная,  но  если  учесть,  что  говорят  вовсе  не  то,  что  хотелось  бы  услышать…  Сквозь  слова  снова  пробиваются  новые  аккорды  музыки…  Бах,  кажется,  или  Бетховен  -    не  помню,  кто  из  них  на  органе  играл?  Узнаваемо,  конечно,  если  учесть,  что  кто-то  истязает  расстроенное  пианино,  но  могло  бы  быть  намного  лучше.
 Слова,  вы  мне  мешаете  услышать  музыку,  помолчите?  Как  будто  черный  шрифт,  или  клетки  на  безымянно  чистом  листе  бумаги.
     Недавно  мне  снился  один  интересный  сон…  Откуда  приходят  сны,  и  с  какой  целью,  и  почему?  Сны  разные  –  реальности,  сказки  и  просто  так,  но  узнает  ли  меня  тот,  чьими  глазами  я  смотрю  на  мир?  И  попаду  ли  я  в  его  мир  когда-то?
 …  Такое  ощущение,  что  это  уже  когда-то  было.  Когда?  Это  что,  сверение  с  заданным,  или  жизнь  по-новой?
   Такое  ощущение,  что  все  это  –  сон,  с  какой-то  учебной  –  или  экспериментальной?  –  целью…  Я  почему-то  помню  привечернее  летнее  небо  мягких  пастельных  тонов,  высокие  белые  здания  города  на  чём-то  синтетически-черном,  звезды,  и…  Совсем  дикую  долину  и  всадника,  едущего  по  дороге  в  Абцерах.
   Откуда  это  всё?  Чувство,  что  это  уже  когда-то,  бездну  измерений  назад  –  было.  Или  же  будет?
   …Когда-то  мне  приснилось  пророчество,  о  возвращении  Иисуса  Христа…  Кто  ему  поверит,  и  как  его  воспримет  церковь?  Скорее  всего,  только  после  его  смерти  –  мёртвые  идолы  всегда  ценнее.
   Но  я  здесь  только  наблюдатель,  и  где-то  там  меня,  наверное,  ждет  какое-нибудь  интересное  дело.  Но  –  всё-таки,  кто  поверит  Богу,  что  он  –  Бог?  Знаешь,  я  долго  искал  истинных  верующих,  и  среди  сотен  церквей  и  народов  нашел  лишь  самую  горсть…  Может…?
                     Временные  года.
   Ведь,  если  Бог  создал  Вселенную,  то  кто  же  тогда    создал  Бога?  И  звездное  небо  смотрит  на  нас  так  презрительно;  ему  все  равно,  оно  –  Вечность,  что  ему  разноцветные  пылинки,  со  своими    проблемками  и  драмами?  Оно  –  само  себе  Бог,  прошлое,  и  то,  что  будет.  Мы  –  муравьи.
     Преподаватель,  оставь  меня  в  покое  –  меня  здесь  нет:  я  вместе  с  джедаями  сражаюсь  в  звездных  войнах,  или  на  небесных  кораблях  летаю  по  мирам  рассвета,    а  ты…
   Зачем  мне  средневековье  –  ведь  сейчас  тоже  средний  век:  никакой,  смесь  упадка,  застоя  и  слишком  высоких  технологий?
       -    А  теперь  запишем…
На  столе  появляется  тетрадка,  слегка  изрисованная  сзади  и  ручка.  Новая,  белая,  она  мне  не  нравится  –  на  глазах  заискрилась  синей  пластмассой.  Вот,  другое  дело.  Запишем.
   Сейчас  записать  Средневековье…
   Записали.  Хорошо.  Лекция  окончена:  исчезает  тетрадь,  ручка,  рюкзак.  Все  по  домам?  Я  одеваюсь  и  ухожу:  пора  выходить  из  программы.
   Снимаю  с  себя  шлем,  отсоединяю  контакты.  Выключаю  компьютер  –  небольшую  вещицу  с  галомонитором  –  объемным    изображением  –  и  просыпаюсь.  Во  дворе  уже  светит  солнце,    с  полей  доносится  запах  пшеницы,  молодой  травы  и  спелых  яблок  –  середина  лета.  Быстро  одеться,  привести  себя  в  порядок,  позавтракать  –  на  велосипед  и  в  поле.  Просто,  покататься  –  люблю  путешествовать…
…  Ощущение,  что  эта  реальность  –  просто  мираж,  еще    чуть-чуть,  и  я  окажусь  в  новом  мире.  Потерянная  душа  временных  лет….
Временных?  Насколько?

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=728181
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 10.04.2017


Недописанная страница тетради


 Недописанная  страница  тетради…  чем  её  можно  заполнить?  После  многочисленных  дней,  героев,  дождей,  снегов  и  солнц?  Наверное,  летним  вечером.  Тёплым,  как  щастье,  и  легким,  как  бархатистый  шелк…  Герои  пошли  отдохнуть,  погибшие  ожили  и  сказали,  что  да,  фильм  удался  на  славу.
 Сверчки  запели  песню  для  ранних,  привечерних  рос,  а  звезды  улыбнулись  самими  лишь  глазами  закату.
 Чем  можно  заполнить  последнюю  страницу  тетради?
   Вечерний  чай  стынет  в  фаянсовой  чашке.  Над  улицами,  деревьями  и  вечером  льется  из  «где-то»  музыка    -    долгое  эхо,  расходящееся  далеко-далеко  в  тишину  летнего  сна,  только  изредка  прерываемое  одиноким  усталым  шумом  автомобиля…  дома  уже  окунулись  в  сумерки  прошедшего  дня,  и  только  спутниковые  антенны  да  верхушки  деревьев  ещё  смотрят  с  надеждой  на  свет  –  может,  день  задержится  хоть  на  еще  чуть-чуть?
 Отдых.  Набираются  сил  для  завтрашнего  дня,  делятся  впечатлениями  от  сегодняшнего,  посылают  приветы  добрым  и  дружелюбным  звездам,  запивая  горячим  кофе  волны  песен  кузнечиков.
 Одиннадцатый  час  вечера.  Луны  нет  –  зачем  в  янтарно-ультрамаринистой  бархатности  луна?  Пусть  отдыхает…  Облака,  подобно  снежным  изморозям,  согрелись,  растаяли,  улыбнулись  и  помахали  рукой  дню  –  спокойного  отдыха,  до  завтра?
…Вот  и  заполнена  последняя  страница  тетради.  Допит  немного  остывший  чай.  Умолкла  льющаяся  где-то  издалека  музыка  –  магнитофон  выключили  и  внесли  в  дом…  Спокойного  отдыха,  звёзды!
 До  завтра…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=728180
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 10.04.2017


Яркий луч былого лета.


Привечерние  лучи  тепла  –  чистейший  янтарь  вина,  напоившего  душу…
Прошёл  дождь  –  хрустальные  семена  ручьёв  упали  в  зелёные  моря,  проросли  чистыми  душами  воды,  облаков  и  лета,  и  взлетели  лёгкими  стайками  птиц  в  небо.  В  чистое  небо,  пьющее  янтарь  вина,  пропитавшего  душу.
С  востока  доносится  музыка  прошлолетних  воспоминаний  –  добрых  и  грустных,  отражение  уже  отзвучавшей  красивой  мелодии…  Помнишь  тот  слепой  дождик,  когда  тебе  было  семь  лет?  Нет?  А  жалко:  искры  смеха,  кометами  несущиеся  навстречу  земле…  Жар,  подымающийся  от  мокрого  асфальта,  пробежка  по  воде  –  с  ног  до  головы  мокрые  корабли  да  самолёты,  влюблённые  в  прохладу  берёзы,  целующие  привечернее  солнце.  Замечательные  воспоминания  –  раннего  детства,  когда  всё  было  таким  ярким!
…  Днём  была  жара;  она  застыла  мягкой  канифолью  до  самого  неба,  и  только  изредка  пронизывалась  трещинками  пыльного  ветра…
А  вечер  примчал  облака,  и  весёлая  ребятня  –  где-то  там,  далеко  –  ты,  и  совсем  в  других  краях  –  я,  и  ещё  кто-то  –  попрятались  от  бриллиантовых  шелков  в  домах,  подъездах…  Мы  спрятаться  не  успели,  и  остались  мокнуть  под  моим  старым  каштаном  –  высоченной  ракетой,  не  раз  взлетавшей  в  звёздные  выси,  но  всегда  находившей  дорогу  домой…
Теперь  всё  не  то  –  мы  выросли.
Небо  протёрто  облаками,  отполировано  до  блёска;  солнце  дня  разбивается  в  лужах  на  ожерелья  света,  а  привечернее  одеяло  влаги,  сотканное  с  мягкой  мерцающей  ночи  больше  не  приносит  уюта  и  умиротворённости.
Когда-то  мы  бегали  по  пшенице  –  больших-больших  волнах  зелени,  сразу  после  дождя:  смотрели,  как  сизые  водопады  туманной  лавиной  летят  откуда-то  с  самых  вершин  заоблачных  краёв  куда-то  вниз,  вниз,  сквозь  землю,  обдавая  нас  своими  воспоминаниями  о  синеве…
Воспоминания.  Храню  их  как  драгоценности,  особенно  о  лете  –  тёплых  спокойных  сумерках,  когда  дневная  жизнь  ложится  спать,  и  из-за  луны  прилетит  мерцающий  добрыми  историями  Сон  с  большими  мудрыми  глазами  цвета  закатного  неба,  уже  покрытой  росой  травы  и  сумеречных  далей…
Может,  мне  хотелось  бы  навсегда  остаться  в  этом  сумеречном  мире?  –  нет:  вечер  –  только  отдых  для  души,  рассвет  –  вспышка  радости,  а  я  живу  во  дне.
Привечерние  лучи  тепла  –  янтарь  чистейшего  вина,  пропитавшего  душу…
Кто-то  пришёл  к  сумеркам,  и  сказал,  что  сейчас  будет  ночь  –  ну  конечно  же  нет!  После  сумерек  сразу  начнётся  день,  после  сумерек  сразу  же  вспыхнет  утро,  после  короткой,  почти  незаметной  мерцающее-уснувшей  ночи…
День…  Утро…  Лето…
Янтарь  чистейшего  вина,  пропитавшего  душу.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=727657
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 07.04.2017


демон и леди.

Здравствуйте,  Леди.  
Красота  ваша  раньше
Так  слепила  меня…
Ответьте  мне,  моя  милая,
Где  она?
Розы  в  букете  
Вы  красные  держите,
Лишь  улыбаетесь  мне…
Но  я  не  знаю,  куда  ушло  лето
В  память  о  снежной  зиме…
Леди  в  портрете,
Вы  все  ещё  молода,
Весела  и  мила,
Леди  без  шляпки,
Где  ваше  золото,
И  для  чего  седина?
И  почему  одиночество
В  раньше  счастливых  глазах?
Что  же,  куда-то  ушла  ваша  молодость,
И  вот  теперь  вы  одна…

…Здравствуйте,  Леди.
Счастлив  я  с  вами  встретиться.
Вспомним  былые  года?
Вы  танцевали
Под  музыку  демона,
Вот  и  вернулся  я.
Вы  почему-то  несчастлива,
И  ваша  где  красота?
Ваша  улыбка,  милая,  нежная…
Вновь  улыбнитесь-ка  мне?
Вспомним  же  вашу  
Влюблённую    молодость
На  яркой,  зелёной  траве?
Вы  мне  станцуете  
Песенку  юности…
Я  подыграю  вам  –  
Вы  мне  станцуете  песенку  юности,  
Мне,  и  прошедшим  годам…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=727656
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 07.04.2017


печаль о детстве.

Склонились  ветви  над  луною,
Иллюзий  замки  уплыли.
Кончалось  лето.  И  с  тоскою
Припомнились  былые  дни…

Сверчки  устало,  но  с  восторгом
Романсами  блистали  в  ночь,
Как  сказки  детям.  Всё  застыло,
А  сны  из  облаком  –  всё  прочь.

Когда-то  в  детстве,  в  эту  пору
Мы  замки  рисовали  с  облаков-чудес,
Но  та  пора  так  быстротечна!  –  
Опущен  в  сцене  занавес.

Луна,  запутавшая  в  листьях,
Под  тон  –  едва  заметны  облака.
Мы  не  купались  больше  в  речке,
Нас  не  чаруют  больше  берега.

О  рыцарях  скучны  стали  рассказы,
Нет  дома  в  замках  из  песка  принцесс…
Как  ярко  было  это  время!  –  
Его  куда-то  снег  унёс,

Оставив  лишь  воспоминанья
И  о  былом  отблески  дня.
Одна  печаль  –  вернуть  бы  пламя!
…  Хотя  о  нём  печалюсь,  всё  ж,  лишь  я.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=724776
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 21.03.2017


сожаление

Печальная  участь  безвестных  героев  –  
Их  слава  затмила  б  по  свету  века,
Но  шелестом  павшим  деянье  исчезнет,
Лишь  горечью  тонкой  склоняет  века…

Другим  же  для  света  не  нужно  деянье  ,
Корона  да  трон  –  вот  и  вся  их  краса;
Кто  крови  пролил  в  бесконечных  сраженьях,
Тому  наказанье  пошлют  небеса
У  жизнях  далёких;
Мы  в  жизни  не  верим,  поэтому  судим,
Что  время  всем  –  зло  без  конца.

Но  что  есть  деянье,  и  что  есть  герои?
Песок,  пласт  за  пластом,  века  да  века;
Вся  жизнь  наша  –  речка,  как  берега  моря:
Шагнул  в  жизнь  сегодня  –  нет  завтра  следа.

И  так  пласт  за  пластом,  к  конечности  мира.
Мне  больно,  однако,  что  мы  –  ты  и  я  –  
Всего  лишь  песчинки  для  радуги  неба:
Без  нас  светит  солнце,  без  нас  есть  весна…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=724773
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 21.03.2017


Привет, тебе нужны гости?

Посвящается  Настеньке  -  ей  всегда  нужны  гости,  выпивающие  всё  кофе  и  съедающие  всё  печенье.

Привет,  тебе  нужны  гости?  Я  тут  буду  с  неба  пролетать  мимо…  ну,  и,  что  бы  не  приходить  с  пустыми  руками,  захвачу  тебе  в  подарок  цветы  –  здесь  их,  кстати,  довольно  много:  похожие  на  зимнюю  изморозь  на  окнах,  взрыв  детского  смеха,  летнюю  печаль  влюблённого  сердца  и  звёздный  сон…  Я  целый  день  ходил  по  полю  и  не  мог  насмотреться  на  них  –  куда  там  жалким  розам,  тюльпанам  и  орхидеям  до  них!
А  недавно  у  нас  был  звёздный  дождь  –  все  вышли  из  домов  и  ловили  в  ладони  его  солнечный  смех,  вот  с  него,  наверное,  эти  цветы  и  выросли:  звёзды  были  счастливы  полётом.  Раньше  ведь  у  нас  лишь  гроздья  спелого  винограда  спелыми  сапфирами  свисали  в  печаль  привечерних  облаков.
Я,  вообще-то,  собирался  к  тебе  в  гости  немного  раньше,  но  меня  поймали  за  руку  и  попросили  пролететься  по  кучевым  облакам:  где-то  вмешался  другой  мир,  и  построил  там  свою  базу,  весь  рай  тревожит.  Ну,  не  знаю,  база,  как  база,  летают  и  никого  не  трогают  –  да  и  не  видят,  по-моему,  я  не  знал,  что  дальше  делать,  назад  вернулся,  но  не  тут-то  было:  даже  не  дали  с  дракона  слезть,  сразу  «слетай-ка  в  хрустальный  замок»,  как  обычно,  самого  крайнего  хватают.
Если  захочешь,  я  могу  как-нибудь  взять  тебя  с  собой:  такого  замка,  вернее,  дворца,  не  видел  ещё  никто!  Хрустальные  башни,  сотканные  с  зимних  морозов,  колонны  белого  мрамора  облаков,  ожерелья  солнечного  света…  Мы  с  драконом  были  поражены  его  великолепием,  ажурностью  кружев  инея  и  хрупкостью  зарождающейся  любви…  Снежные  джинны,  мерцание  крылышек  фей  и  воспоминания  магов  –  я,  если  честно,  оробел  и  чувствовал  себя  здесь  совершенно  не  к  месту  –  куда  полезнее  я  был  бы  высоко  над  облаками,  гоняя  плохие  сны,  и  куда  интереснее  мне  было  бы  прилететь  к  тебе  в  гости:  ведь  даже  в  великолепном  мире  облаков  без  друзей  очень  одиноко.  
А  им  всего-то  и  надо  было,  что  бы  я  отыскал  потерянную  легенду  лилововато-розового  мерцания,  слышанную  где-то  в  послевечернем    имени.  А  я  ведь  только  вернулся  к  солнцу!  Но  легенду  мне  стало  как-то  жаль,  жаль  заодно  и  себя,  и  в  одно  мгновение  в  моём  сердце  облако  закрыло  солнце:  дворец  потускнел,  а  в  дракона  исчезли  крыла.  Ветра  умчали  в  привечерние  поры  миров  давным-давно  забытых  дней,  и  я  ответил  королеве  отказом.
Может,  её  бирюзовые  глаза  светились  арктическим  морозом,  а,  может,  в  них  мелькнула  искра  понимания,  но  я  предсказал  легенде  тихое  облако  и  счастливый  сон,  и,  взяв  дракона  за  длинный  ус,  сошёл  по  лестнице  ассоциаций  на  перистое  облако  –  оно  с  радостью  разместило  нас  на  спине  и  пообещало  доставить  нас  домой.
Я  оглянулся  на  замок,  родивший  в  сердце  облако  –  он  уже  не  казался  мне  таким  красивым,  таким  полным  счастья  и  света  –  будто  долгие  дожди  смыли  с  него  краску  и  свет,  всё  то  же,  но  чего-то  не  хватает,  причём  самого  важного,  самой  сути…
А  через  пару  дней  мне  на  руку  села  лилововато-розовая  птица  и,  в  ответ  на  мой  удивлённый  взгляд,  положила  мне  в  ладонь  тёмно-синий  сапфировый  медальон,  полный  ночных  звёзд,  а  миг  спустя  пустился  звёздный  дождь…  У  моего  дракона  снова  появились  крыла,  а  в  моём  сердце  светит  солнце,  высоко  в  чистом-чистом  небе,  протёртом  душным  летним  дождём,  и  теперь  я  могу  прилететь  к  тебе  в  гости.  Вот  только  выберу,  какой  бы  восторг  тебе  понравился  наибольше,  и  вернусь  с  небес.  И,  если  хочешь,  я  могу  взять  тебя  с  собой,  посмотришь  и  на  поля  цветов,  и  на  замок,  и  на  ветра  с  цветами,  вплетёнными  в  гривы,  и  вообще  –  там  у  нас  красиво.
Так  как,  тебе  нужны  гости?  Я  скоро  буду  пролетать  мимо,  вот,  обязательно  захвачу  с  собой  в  подарок    радость  –  цветы.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=724044
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 17.03.2017


Монахи уходят в вечер


Монахи  уходят  в  вечер.  Чёрные  фигуры  неспеша  уносят  с  собой  свою  странную  загадочность  –  боль  прошедшего,  которое  я  не  помню  и  не  знаю,  как  и  свою  прошлую  жизнь;  такую  же  тишину  и  умиротворённость,  как  и  долины,  как  руины  древнего,  присыпанного  сном  веков  замка,  да  я  и  не  знаю,  точно  ли  это  замок  был,  он  ведь  и  сам  не  особо  помнит:  спит  себе…  И  снятся  ему…
Шаг  за  шагом,  по  гальке  –  здесь  когда-то  было  море,  здесь  волны  неспешно  бились  о  прибрежные  камни  –  теперь  здесь  долина.  Море,  которое  когда-то  было  в  долине,  сейчас  уходящей  далеко  в  вечерние  горизонты,  к  огромнейшей  синей  горе,  занавесу,  за  которым  сейчас  спрячется  вечернее  солнце.  Солнце,  которому  кто-то  говорит  «спасибо»  за  день,  и  когда  яркие  цвета  прощания  отзвучат  в  вышине,  на  мир  ляжет  тень  новолуния.  
Лето?  Осень?  Май?
Я  ступаю  по  гальке  следом  за  монахами  –  по  вечеру,  что  бы  увидеть  всё  то,  что  когда-то  являло  собой  одну  из  моих  прошлых  жизней;  по  мягкой  траве,  по  долине,  оплетённой  густыми  виноградными  лозами  и  ярко-янтарным  закатом  –  из-под  песка  до  меня  доносится  шёпот  костей  великих  воинов  и  бесправных  рабов,  справедливых  судей  и  мошенников,  шлюх  и  праведников,  обычных  путешественников,  нищих  и  добропорядочных  граждан,  с  разных  стран,  все,  кого  когда-то  поглотило  яркое  небо  воды,  или  догнала  стрела,  тихо,  безболезненно  сломавшись  в  сердце.
Монахи  уходят  в  долину,  по  каменистой  тропе  –  и  нет  у  них  дома,  только  монастырь  и  молитвы,  да  ещё  –  тишина.
Последний  взгляд  на  чудесные  пейзажи  вокруг,  на  руины  чего-то  некогда  величественного,  на  колонны  Белого  Храма  вдали  –  среди  бесконечной  безудержности  вечернего  неба  –  и  пора  идти  дальше:  через  Ночь  в  Новый  День…Так  ближе.
Снова  –  шорох  гальки  сменился  лёгкими  облачками  пыли:  скоро  здесь  наступит  ночь,  а  я…  Крыла  за  спиной  бесполезны:  дорога.
Эхо  заката  и  долины,  где  монахи  возвращаются  в  Белый  Храм,  молиться  солнцу  о  жизни  живых  и  спасении  душ  мёртвых.  Обо  мне  не  молитесь  –  пожелайте  счастливого  пути,  удачной  дороги  и  радостного  утра:  я  хочу  прийти  к  солнцу.  Хотя,  нет,  в  своих  молитвах  замолвите  обо  мне  слова  небу,  вспомните.
Далёкий  звон  колокола  –  молитва  Солнцу…  Шаг  за  шагом,  всё  дальше  и  дальше  по  своему  пути.
Монахи  уходят  в  вечерние  сумерки.  Я  же  иду  к  солнцу.  К  утру…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=724042
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 17.03.2017


пророчество

Пески.  Вода.  Моря  и  берега.
А  под  ногою  ракушки  хрустят,
И  корабли  в  траве  вон  спят,
И  спрашивают  в  неба:  где  вода?!
-  Песок.  Воспоминания.  Трава.

Я  помню  волны  в  небеса…
В  заводи  рыбку,  паруса  –  
Сегодня  я  хочу  поплыть,
Но  море…  Море!  Как  же  быть?!

Мне  говорил  когда-то  Бог:
«  Я  сделать  ничего  не  смог…
Захочешь  ты  когда-то  напоить  
Своё  дитя  –  лучше  забыть
О  прошлом,  что  когда-то  видел  ты:
Кругом  вода,  полно  воды,
Но  грязь  и  зло  загнились  в  ней…»

Смотри,  там,  посреди  степей
Я  рыбу  пару  раз  ловил,
Сегодня  мимо  проходил  –  
И  нет  воды…  Она  ушла…
Загнилась,  почернела,  умерла.

В  колодец  жаждой  заглянул  –  
Воды  набрал,  и  вдруг  всплакнул:
Ушла,  ушла  в  небыль  вода!
Сплошная  химия  до  дна,
И  хочется  свободнее  вздохнуть,
Но  –  соль.  Песок.  Окончен  путь.
Печален  день:  конец  огня,
И  что  в  наследие  осталось  для  меня?...

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=722491
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 09.03.2017


послежизние

(Вот  за  что  люблю  свои  сны,  что-то  как  приснится!!!)

…  Конечно  же,  я  попал  в…  Ад?  Хотя,  я  так  думаю,  у  каждого  он,  как  и  рай,  свой,  но,  как  ни  странно,  возле  меня…
Нет,  пожалуй,  так  сразу  всё  и  не  поймёшь:  костров  здесь  нигде  не  видно,  как  и  котлов  и  мучающих  грешников  чертей,  в  Аду  такого  и  не  должно  быть;  я  так  понимаю,  зачем,  ведь  достаточно  того,  здесь  просто  мир  Тьмы.  Темнота,  точнее  сумрак,  без  надежды  на  солнце,  тепло  и  облака.
Сюда  я  попал  за  воровство.  За  всю  свою  жизнь  я  переворовал  столько,  что  хватило  бы  на  две  жизни  наперёд.  Нет,  я  не  продажный  политик,  и  не  мафиози  –  просто,  мелкий  вор,  ну,  не  совсем  мелкий,  но  выбора  у  меня  как-то  не  было:  кушать  хочется,  а  жить  не  на  что…
Здесь  середина  дня:  где-то  там,  впереди  что-то  то  ли  восходит,  то  ли  заходит  –  свет  от  него  и  создаёт  приглушенный  полумрак  вокруг.  А  этот  огромный  чёрный  зверь  возле  меня  –  мой  грех,  зверюга  с  хитрыми  глазами,  она  будет  у  меня  красть  всё,  что  сможет,  а  я  –  буду  приказывать  ей  делать  всё,  что  она  сможет  исполнить:  мы  чудесно  нашли  общий  язык,  мой  грех  и  я.
Ещё  два  шага  по  зеркально  ровному  полу,  расчерченному  на  клетки,  и  –  я  в  первых  рядах  чьей-то  армии:  вокруг  меня  чёрные  фигуры,  люди  в  сопровождении  своих  грехов,  грехи-чудища,  превратившиеся  в  людей,  и  люди-грешники,  превратившиеся  в  кошмары  ещё  пострашней,  ставшие  воплощениями  своих  грехов…  У  каждого  свой  Ад,  как  и  Рай,  не  правда  ли?
Человек  в  голубом,  на  белой  лошади,  выкрикивает  приказы,  призывы  и  обращение,  армия  беспокойно  двигается,  радостно  отвечает  на  речь  своего  командира…  Похоже,  они  собираются  на  кого-то  нападать.  Хотя,  если  вслушаться  в  крики  и  восклицания  –  человек  на  лошади  в  который  раз  собирается  разрушить  Светлый  Край,  я  так  понимаю,  это  там,  где  солнце.  И,  судя  по  оскорблениям  в  его  адрес,  в  который  раз  получит  по  шее  и  вернётся  ни  с  чем.
А  это  что  за  мелкая  пакость  ко  мне  прицепилась?  Мой  зверь  с  размаху  набросился  на  неё  и  начал  рвать  –  мы  едва  их  растащили,  я  и  хозяин  пакости.  Подлость?  Чего-чего,  а  подлым  я  никогда  не  был,  и  тут  бы  разорвать  бы  хозяина,  а  не  только  его  грех…  Хотел  сказать  об  этом  зверю,  но  с  губ  не  слетело  ни  слова.  Но,  похоже,  он  понял  это  и  так  –  белый  оскал  и  ненависть  в  глазах.
И  вдруг  я  в  первом  ряду.  С  чего  я  буду  нападать  на  светлых?  Я  так  думаю,  что  это  мой  Ад,  а  вот,  у  этой  армии  –  свой,  и  нам  отбывать  здесь  свои  покаяния,  а  там  где-то  –  Рай  для  меня,  как  и  для  них,  и  туда  мы  придём,  когда  осознаем  свою  вину,  раскаемся,  очистим  души  и  станем  светлее  –  как  рассветное  небо  над  нами…  Тогда  мы  сможем  неспеша  направиться  по  дороге  в  свой  Рай,  ведь  если  мы  все  одиноки  в  рождении  и  в  смерти,  то  тем  более,  здесь  нет  ни  друзей,  ни  врагов,  ничего  абсолютно,  кроме  наших  воспоминаний  и  одиночества.
-  А  ты  здесь  за  что?  –  спросил  человек  слева.  Все  здесь  безликие,  отличить  друг  от  друга  нас  можно  только  по  грехам,  ведь  все  мы  –  просто  люди.  Спросили  не  у  меня:  возле  говорившего  возвышается  одинокой  свечой  богомол:  предательство.
-  А  не  знаю…  Вообще-то  я  доктор.  –  На  ответившем  копошатся  черви,  жрут  его,  слышен  странный  хруст  и  чавканье.
-  А  не  из-за  такого  ли  доктора  умерла  моя  приятельница?  Ей  были  вырезали  аппендицит,  но  что-то  сделали  неправильно…  -  Сказал  я.
-  А?  Нет,  я  не  хирург,  я  педиатр,  но  учиться,  наверное,  надо  было…  Всего-навсего  пара  ошибок…  ну,  так  получилось…  Но  уже  поздно.  
-  Хирургов  жрут  дальше,  -  ответил  мне  человек  справа.  –  Кстати,  довольно  много  докторов  живут  в  Светлом  Краю,  в  саду  Эдема.
-  У  кого  на  что  хватило  совести.  –  Хмыкнул  я.  –  А  ты  здесь  почему?
-  Ну…-    вздохнул  человек  справа,  -  в  жизни  я  был  холодным,  равнодушным  ко  всем,  жестоким,  и  для  меня  все  были,  словно  пыль  под  ногами,  и  теперь  я  этой  пылью  исхожу.  –  С  него  в  самом  деле    постоянно  сыпалась  пыль.  –  Очень  больно.
Человек  на  белом  коне  что-то  прокричал  –  и  вся  толпа  ринулась  следом  за  ним  к  восходу  или  закату,  серому,  как  и  всё  здесь.  Я  остался.  Остался  человек  с  огромной  бабочкой  на  плече  и  ещё  один,  обвитый  змеёй.
-  А  ты  почему  здесь  остался?  –  Удивились  оба.
-  А  я  всего  лишь  вор.  –  Пожал  я  плечами.  –  Куда  мне?
-  Все  воры  ушли  на  битву.  –  Одинокая  свеча  –  богомол  медленно  побрела  куда-то  влево.
-  Приятно  познакомиться.  -    Сказал  человек  со  змеёй.  –  Я  –  наёмный  убийца.
-  А  я  не  скажу,  кто  я.  –  Хмыкнул  человек  с  бабочкой.  –  Обойдётесь.
-  Подумаешь,  потеря.  –  Возразил  я.  –  Кто  мне  скажет,  где  здесь  живут  мне  подобные?
-  Мы  как  раз  идём  в  ту  сторону.  –  Ответил  мне  киллер.
-  Так  ты  же  убийца?    
-  Ну,  я  убивал  быстро  и  безболезненно,  и  большая  часть  моих  жертв,  в  общем-то,  этого  заслуживали.  Так  что  не  так  уж  я  и…  ну…  Хотя  мне  и  идти  гораздо  дальше,  чем  вам,  там  темнее.  Ай!  –  Змея  в  очередной  раз  впилась  в  истерзанную  шею  зубами.  –  Кстати,  почему  маньяков  не  жрут  их  драконы  безумия,  а  генералов  –  полчища  их  грехов?
-  Генерал  генералу  рознь.  –  Возразил  я,  хотя,  в  самом  деле,  почему?
-  Кто  тебе  сказал?  Я  видел,  что  делает  дракон  со  своим  хозяином…  Лучше  бы  я  не  видел…  -  Вздохнул  человек  с  бабочкой.
Так  мы  и  брели  втроем  к  месту  нашего  жительства,  мечтаний  о  свете  и  попыток  стать  лучше,  отбелить  свою  душу.  За  горизонтом  по-прежнему  что-то  сияло,  на  гладком  полу  едва  заметно  отражались  наши  тени,  и  всё  казалось  таким  застывшим  и  безнадёжным…  Но  я  же  вор,  я  что-нибудь  да  придумаю.
…  Вечности  через  две  вдали  снова  показалось  тёмное  пятно  армии  –  она  опять  возвращалась  ни  с  чем.  Чего  же  человеку  на  белом  коне  так  не  хватает,  что  ему  не  сидится  на  месте?
…  Пожалуй,  в  следующей  жизни  мне  всё  же  стоит  помнить,  что  все  наши  грехи  –  очерняют  душу,  как  и  добрые  дела  и  помыслы  делают  её  светлее,  и  здесь,  после  смерти,  мне  отвечать  прежде  всего  перед  своей  душой,  что  при  рождении  была  чиста  и  невинна.  И  если  у  меня  будет  выбор…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=722490
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 09.03.2017


грёзы

Из  темных  далей  луны
К  тебе  прилетит  чёрный  ворон.
И  звёзды  с  неба  –  капли  росы
Вплетутся  в  твой  распущенный  волос.
Забытые  тени  могил  в  твоих  ног  –  
Шаги  на  траве  проростают,
В  рассветной  молитве  церковных  дорог
Они  свою  жизнь  вспоминают:
Как  лето  смеялось  две  тысячи  лет,
Дожди  и  туман,  снегопады…
Ты  ходишь  за  тенью,  не  видя  свой  день  –  
Они  были  б  солнцу  так  рады…
В  иллюзиях  далей  застыл  долгий  вздох  –  
То  воины,  павшие  в  битве;
Луна  распростёрлась  на  реках  дорог  –  
И  ветер  шепочет  молитвы.
Луна,  тишина.  Завтра  –  вновь  жаркий  день,
Сейчас  всё  уснуло,  застыло,
И  снова  на  воду  легла  в  звёздах  тень  –  
В  закат  солнце  снова  уплыло.
Миры  засмотрелись  с  небес  во  пруды  –  
Руины,  легенды,  виденья;
Шаги,  след  на  камне,  чужие  следы  –  
Сон  ночи,  и  завтра  –  забвенье.
…  Не  знаю  я,  право,  чем  твой  призрачный  мир
Получше,  чем  лето  и  солнце,
Но  верю  я  в  то,  что  твой  ворон  луны,
Сотканный  из  звёзд  и  туманов,
Наполнит  мечтой  твою  юную  жизнь,
Жизнь  серости,  скуки,  обманов;
И  там  далеко,  где  и  нас  с  тобой  нет,
Где  маги,  драконы  и  битвы  –  
Мы  тоже  когда-то  появимся  там
Под  шелест  вечерней  молитвы…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=720826
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 28.02.2017


куда уходят года…

…  Я  рядом  положил  свой  меч,  и  сел  под  тенью  древа  отдохнуть…
Скажи,  куда  идут  года,  и  почему  их  не  вернуть?...

Куда  уходят  года?  Это  ты  хотел  узнать?  Прожитые  тобой,  твоим  дедом,  прапрабабушкой,  парнем  из  соседнего  города,  или  девушкой,  что  с  шотландского  телеканала  вещает  о  берегах  Арктики?
     Куда  деваются  наши  прожитые  жизни?  Хороший  вопрос.  Мне    и  самому  интересно  –  куда?  Куда  рассеиваются  все  наши  воспоминания,  прожитые  даже  сто  лет  назад  радости  и  беды?  Привязанности  и  враги?  Где-то  до  меня  лёгким  миражом,  едва  осязаемой  молочно-золотой  дымкой  доносятся  отголоски  чьих-то  душ  –  значит,  не  всё  потеряно,  где-то  ещё  остаётся  частичка  нас…
Я  знаю,  куда  девается  моя  жизнь  –  пусть  и  не  такая,  как  я  бы  построил,  будь  у  меня  хоть  шанс  на  выбор;  да  хоть  и  выбора  мне  никто  не  давал  –  моя  жизнь  просторней,  чем  у  многих…  Куда  девается  твоя  жизнь?  Оглянись,  посмотри  –  её,  как  и  мою  –  уносит  вдаль  ветер.  Наши  прожитые  годы  призрачной  взвесью  растекаются  к  горизонту,  к  которому  я  мечтаю  однажды  прийти…  Присмотрись  –  вон  там,  возле  лесопосадки,  недалеко  –  твой  позапрошлый  год.  Природа  не  знает  плохого,  там  твои  счастливые  воспоминания.  Вон  аж  за  тем  холмом  –  мои,  пять  лет  назад.  А  вон  там,  смотри,  где  дымка  укрыла  степи  –  под  самым  небом  –  там  года  прожитых  тысяч  лет.
Мы  с  тобой  их  наверняка  не  услышим,  не  поймем  –  уж  очень  они  отличаются  от  современных  лет,  но  иногда,  где-то,  на  самой  грани  сознания,  я  слышу  свист  ветра  в  ушах,  крики  охотников,  загоняющих  добычу;  боевые  крики  воинов…  Ах,  да,  я  вообще-то  против  кровопролития,  ведь  мы  все  –  в  своем  роде  неповторимые  и  ценные,  хотя,  с  другой  стороны,  как  бы  мне  хотелось…  Ведь  если  люди  созданы  по  образу  и  подобию  Бога,  то  Сатана    создавался  людьми,  но  уже  по  образу  и  подобию  их…  Вон,  смотри,  видишь  чёрную  проплешину  в  зелени?  Туда  ветер  занес  моё  время  знакомства  с  такими.  К  счастью,  короткое  –  но…
Наши  года,  наши  жизни  –  они  уносятся  прочь,  и  в  тоже  время  остаются  с  нами…  Так  странно…  И  в  тоже  время,  переплетаются  с  чужими  странным  узором,  иногда  чья-то  жизнь,  нечаянно  занесенная  в  твою  особо  сильным  порывом,  оставляет  неизгладимый  отпечаток  –  ты  даже  можешь  не  знать  этого  человека,  он  может  даже  тебя  никогда  не  увидеть…  
Но  –  все  мы  –  стоя  под  порывами  ветра  времени,  можем  смотреть  на  унесенные  прочь  года,  скучать  по  ним,  перебирать,  как  драгоценные  камни,  со  стыдом  маскировать  под  мусор  у  дорог  -    но  вот  вернуть  их…  Кому-то  очень  хотелось  бы  остаться  в  каком-то  году  навечно  –  и  я  очень  понимаю  их;  кто-то  бежит  вперёд,  на  встречу  переменам  и  событиям  –  но  только  к  концу  жизни,  отбежав  свой  марафон,  ценишь  всю  коллекцию  лет,  прожитых,  возможно,  недаром.  Перебираешь  в  памяти  года,  происшествия,  ошибки  и  удачи  –  а  я,  вот,  стою  посреди  степи,  и  смотрю,  как  ветер  уносит  мои  года  прочь,  к  горизонту…  Я  не  могу  вернуть  их,  я  не  могу  прожить  их  заново,  быть  может,  по-другому  –  но  я  могу  пойти  вслед  за  ними  к  манящему  меня  неизведанным  горизонту,  что  бы  посмотреть,  как  там.  Но  тебе  это  не  нужно,  так  ведь?    Ты  просто  –  живи.  Живи  так,  что  бы  мне  не  было  за  тебя  стыдно,  а  кто-то  другой,  встретив  твои  года,  не  покачал  с  упреком  головой:  «  что  же  ты  сделал  со  своей  жизнью,  остолоп?!».  
…Ветер,  уносящий  прожитые  года  к  горизонту…  Присмотрись  к  воспоминаниям  –  там  все  мы…  Но  всё  же  -  как  жаль  года,  что  не  вернуть…  Как  жаль  жизни,  затерявшиеся  в  бурных  потоках  ветра…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=720825
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 28.02.2017


початок війни

З  самого  ранку  гули  барабани  –  низько,  погрозливо,  гіпнотизуюче.  Гули,  віщуючи  щось  недобре,  рокотали  під  волохатими  лапами  своїх  хазяїв.
Рашшити  готувалися  до  війни:  їхні  карі  оченята,огорнуті  пеленою  божевілля,  блищали  в  очікуванні  промови  свого  жерця,  котрий  дасть  їм  ціль  та  причину.  Заздалегідь  були  в  захваті  від  неї,  жадали,  неначе  якогось  дива.  Що  здумалося  жерцю  цих  розумних  мавп,  годі  й  гадати,  проте  з  самого  ранку…
Сильна  віра  в  щось,  чи  в  когось,  яка  перейшла  в  фанатизм  –  вони  вірять  правильність  своїх  дій,  і  жоден  рашшит  не  має  сумніву.  Так,  це  дуже  близькі  друзі  –  віра  та  фанатизм,  вони  непомітно  переходять  одне  в  інше,  і  якщо  в  вірі  ще  є  бодай  якась  крапля  розуму,  то  фанатизм,  котрий  годі  й  уявляти  без  віри  в  будь-що:  богів,  ідеї,  краще  майбутнє,  потребу  нищити  ворогів  –  сталевий  меч,  котрий  ріже  без  вагань  все,  що  трапляється  йому  на  шляху.  Байдуже  все,лиш  головний  той  світлий  вогник,  котрий    вони  бачать  перед  собою.
Рашшити  ж  палали  величезною  вірою  в  свого  бога,  і  коли  жрець  проголосив  його  волю  –  знищити  невірних,  котрі  мали  нахабність  збудувати  поруч  з  джунглями  своє  місто,  порушили  всі  традиції,  маючи  досить  розвинену  цивілізацію,  та,  саме  страшне,  літають  в  небо,  котре  призначене  лише  для  одного  бога  –  радо  почали  збиратись  в  війська.  Такою  ж  величезною,  як  і  віра,  була  їх  ненависть  до  чужинців:  як  вони  сміли  відрізнятися  від  їх  племен,  бути  інакшими?!
«Бий  невірних!»  -  верещав,  аж  підскакуючи,  жрець  і  тряс  над  головою  священним  скіпетром.
«Смерть  ірсанам!!!»  -  волала  юрба.  Тисячі  божевільних  очей,  роззявлених  в  обуренні  ротів,волохаті  руки,  котрі  піднімають  над  головами  зброю.  Обурення,  ненависть  до  «зелених  людей»,  котрі  задарма  дарували  рашшитам  свої  знання,  ліки  та  деякі  речі.
І  їм,  рашшитам,  байдуже  все  на  світі  –  вони  готові  гинути,  вбивати  всих  заради  того,  щоб  виконати  волю  свого  бога,  оголошену  жерцем.  Хто  ж  навіяв  ці  ідеї  йому?
«Смерть  невірним!»  -  тим  часом  волала  юрба,захлинаючись  в  ненависті  та  правильності  своїх  намірів.  Хвилювалася,  наче  море  перед  бурею,  готова  будь-якої  миті  виплеснутися  волохатими  потоками  з  джунглів,  змітаючи  все  на  своєму  шляху.
«Смерть!»  -  верескнув  жрець,  ще  трішки,  і  раніше  мирні  жителі  хащ,  котрі  навіть  не  полювали  на  тварин  а  збирали  фрукти,  ринуть  на  силові  поля,  якими  ірсани  відгородили  своє  місто  від  джунглів.  Підніметься  величезна  хвиля  живих  тіл,  намагаючись  заполонити  собою  все,  і  знову  заринеться  в  зелені  хащі,  знову  підніметься…
Спостерігаючи  за  рашшитами,  я  раптом  пригадав  бачений  мною  колись  нерест  зорконів  –  таких  собі  створінь,  напівкотів,  напівзмій  з  їхньою  отрутою,  на-пів  ще  хтось.  Навесні  вони  йдуть  у  Долину  Кігтів  відкладати  яйця  –  масово,  долаючи  будь-які  перешкоди  на  своєму  шляху,  вбиваючи  і  знищуючи  все,  що  не  встигне  втекти.  Але  хай  хто-небудь  спробує  вбити  когось  із  них!  Знайдуть  будь-де.
«Вперед,  вперед!»  -  зове  їх  інстинкт.  Пам’ятаю,  як  вони  наштовхувалися  на  дроти  під  напругою,  гинули,  на  їх  місце  ставали  інші,  і  так  –  поки  не  утвориться  міст  через  перешкоду.  «Вперед,  вперед!»  -  і  жива  ріка  потужною  хвилею  пробиває  собі  шлях.
Чимось  вони  дуже  схожі  між  собою  –  зоркони  та  рашшити-фанатики.  Та,  проте,  що  може  бути  спільного  між  цивілізацією  розумних  гуманоїдів  та  зграї  диких  звірів  напровесні?
Пам’ятаю,  брат  Дорріс  казав:  
-  Розумієш,  Шерідане,  народ  –  це  клинок  в  руках  правителя.  А  фанатики  –  його  основа  та  його  ціль.  Саме  вони  нерушимі  стовпи  якоїсь  ідеї,  саме  вони  будуть  нав’язувати  її  та  переконувати  в  її  правильності  інших.  А  ще  вони  досить  схожі  на  запас  вибухівки:  коли  запалу  немає,  ніщо  не  суперечить  їх  переконанням  –  фанатики  звичайні  люди,  глибоко  переконані  в  чомусь,  проте,  коли  з’являється  якась  іскра  –  бажаючи  тобі  лише  добра,  вони  знищать  тебе  разом  з  твоїм  містом,  вважаючи  щось  неправильним,  докорінно  змінять  півсвіту.
…Проте,  це  було  далеко  в  іншому  світі,  серед  зовсім  інших  людей  –  розумних  створінь.  Цікаво,  а  що  Цих  змушує  перетворюватися  на  слухняних  ляльок  в  лапах  цього  сивого  і  дещо  божевільного  жерця?  І  чи  передбачали  наші    предтечі,  що  створений  ними  народ  так  себе  поведе?  Мабуть,  ні  –  десь  в  програмі  стався  збій,  і  через  багато  років  все  полетіло  шкереберть.
-  Привіт,  Шерідане!  –  почув  я  позад  себе.  Знайомий  голос  –  Ріф,  мій  колега.
-  Привіт,  Ріфе.  А  ти  що  тут  робиш?  –  здивувався  я.  Наче,  лише  я  мав  завдання  дещо  прослідкувати  за  …  людьми?  Тваринами?  Навіть  не  знаю…
-  О,  тут  назріває  невеличке  заворушення,  а  ти  ж  пам’ятаєш,  що  моя  робота  –  слідкувати  за  перебігом  подій.  –  Радо  посміхається  колега.  –  Буду  вболівати  за  отих  мавпочок.  А  ти?
-  Боюся,    Ріфе,  що  я  зіпсую  тобі  все  задоволення  від  війни.  Мене  прислали  прослідкувати…
-  Мене  теж!  –  перебив  мене  знайомий.  –  Тож  займаємо  кращі  позиції…
-  Та  запобігти  битві  взагалі.  –  закінчив  я.
-  От  цікаво,  як  ти  це  будеш  робити?  –  розсміявся  Ріф.  –  Щоб  зупинити  отих  добродіїв,  треба,  мабуть,  лише  невеличку  таку  ракетку  тактичного  значення,  щоб  разом  всіх.
-  Навіщо  ж  так  жорстоко?
-  Ну,  посуди  сам  –  ідея  –  річ  доволі  нав’язлива,  і  якщо  залишити  бодай  одного  переконаного  нею…  В  отих  мавпочок  є  жінки  й  діти,  які  не  підуть  воювати,  і  виростуть  нові  воїни-фанатики,  в  яких  з  дитинства  живе  ненависть  до  зелененьких,  і  вона  ж  буде  процвітати  в  їхніх  дітей…  Талановито  підібрана  ідея,  мій  друже,  це  як  вірус  на  основі  ДНК  –  лікується  лише  відокремленням  самого  молодшого  покоління  або  повним  знищенням  племені.  То  ж  нічого  в  тебе  не  вийде.
-  Я  буду  надіятися  до  останнього.  –  зітхнув  я,  вже  розуміючи,  що  Ріф  таки  правий.
-  Ага,  бажаю  успіху.  Немовлят  зараз  будеш  відокремлювати  для  рятування  виду,  чи  визивати  ракетоносій?  Лісу,  правда,  шкода  буде,  та  й  радіація  дещо  заважатиме…  -  виразливо  поморщився  колега,  вмикаючи  мікрокомп’ютер.  Я  стою  поруч,  з  сумом  признаючи,  що  роботи  в  мене  й  справді  непочатий  край,  і,  скоріше  за  все,  думка  щодо  ракетоносія  самий  кращий  вихід  –  ніхто  з  рашшитів  не  задумається  над  своїми  діями,  не  задумається  хоча  б  на  мить,  не  жахнеться  тому,  що  він  чинить…  Ніхто  їх  не  переконає  в  протилежному,  і  навіть  коли  ірсани  переможуть  в  цій,  безумовно,  довгій  і  кровопролитній  боротьбі,  зостануться  жінки,  котрі  передадуть  волю  бога,  діти,  котрі  встигли  в  себе  ввібрати  ідею  і  мати  її  за  ідеал;  і  нехай  багато  хто  з  рашшитів,  можливо,  схаменеться  і  признає  свою  саму  велику  помилку,  проте  зостануться  фанатики.  Вони  берегтимуть  свій  вогник  переконання  та  божевілля,  пронесуть  його  через  роки  та  покоління,  щоб  колись  знову  неочікувано  вибухнути  хвилею  безпричинної  ненависті  до  ірсан,  раптово  та  страшно,  набираючи  сили  з  кожним  роком…
Ідея,  фанатики…  Невиліковна  хвороба  будь-якого  суспільства,    породжена  довірою  до  переконань  батьків,  вірою  в  правду  своїх  ватажків,  хитрістю  останніх  та  обмеженістю  перших,  жагою  влади,  ненавистю  до  когось…  Досі  ніхто  не  зрозумів,  звідкіля  ж  вона  береться,  і  ніхто  не  придумав  від  неї  ліків,  і  ідея  з  тактичною  ракетою  стає  дедалі  привабливіша,  проте  –  як  казав  Ріф,  лісу  шкода…
…  Хвиля  здійнялася,  наштовхнулася  на  силове  поле,  схлинула,  зоставляючи  по  собі  пісок  мертвих  тіл.  Поки  що  невдала  спроба,  та  це  лише  поки  що…  Десь  в  глибокому  бірюзовому  небі  заревли  літаки,  подаючи  запит  стосовно  того,  що  відбувається  внизу…Неподалеку  заспівала  пташина  –  їй  байдуже  і  безглузді  ідеї,  і  боги,  віра  в  яких  дуже  часто  їх  народжує,  і  те,  що  буде  потім  –  вона  радіє  життю  тут  і  зараз.  А  там,  в  місті,  в  Центрі  оборони,  який-небудь  зеленошкірий  черговий  з  величезним  подивом  спостерігає  за  самогубними  спробами  прорвати  силовий  кордон,  адже  всі  звикли  до  того,  що  миролюбні  та  спокійні  рашшити  навіть  не  полюють  на  звірів…
А,  можливо,  нічого  страшного  й  не  станеться  –  силове  поле  встоїть,  всі  божевільні  загинуть,  а  ті,  що  залишаться,  зникнуть  в  джунглях  сумувати  за  загиблими…
А,  можливо,  й  ні  –  і  тоді    буде  кривава  та  безглузда  війна…  Я  не  знаю…
Знову  виринула  хвиля,  в  сонячному  промінні  зблиснув  метал…


адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=720041
рубрика: Проза, Лірика кохання
дата поступления 24.02.2017


весна.

Ходім,  подивимось,  куди  струмки  течуть?
Течуть,  течуть  до  безкінечності  і  в  Нікуди  зникають,
Й  шкода  лише,  що  вже  ніде  немає
Того,  хто  б  захотів  останню  пісню  їх  почуть:
Струмки  течуть…
Ходім,  подивимось,  куди  зникають
Позаторішні  наші  сни,
Зимові  холоди,
Куди  мутними  ріками  стікають
Роки  і  сльози,  далі  і  думки…
Течуть  струмки…  Течуть  струмки…
Тілами  того  снігу,  що  з  учора  падав,  попливли
Прозорі  краплі,  несучи  в  собі  солоні  сльози
Чиїхось  душ,  чиїхось  бід  й  життів;
Струмок  пустелю  напоїть  хотів,
А  трапилося  так,  що  залишив  озимій  сльози.

Ходім,  подивимось,  куди  струмки  течуть?
Кудись  біжать,  до  безкінечності  і  краю
Життя,  думок,  зими,  весни…
Течуть  струмки…  течуть  струмки…
Чиїсь  десь  болі  розмивають,
Й  радіти  нам  би,  що  весна  прийшла  –  
Але,  хто  знає,  може,  ще  заграють
Сумну  мелодію  нам  сині  небеса.
Весна  прийшла…  весна  прийшла…
Ходім,  подивимось,  куди  течуть  струмки?
Течуть  так,  знаєш,  водоспадом
Мелодій  різних  –  і  веселих,  і  сумних,
І  спогадів  не  наших,  і  туманом  
Чиєїсь  пам’яті  живих  років.
Пісні  струмків…  пісні  струмків…

Ходім,  подивимось,  куди  течуть  струмки?
І  наші  мрії  і  думки;
Шкода  лише,  що  всі  не  хочуть  їх  почуть,
Струмкам  же  байдуже:  вони  течуть…
З  нікуди,  з  тіла  снігу,  в  Нікуди  біжать,
Як  роки  й  час  –  так  мчать  і  мчать,
І  марно  відлетіть,  щоб  пісню  їх  почуть:
Струмки  кудись  біжать…  
Струмки  течуть…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=720040
рубрика: Поезія, Філософська лірика
дата поступления 24.02.2017


гора Синай

…В  одном  неведомом  году
Я  жизни  вечные  искал,
Просил  о  них  в  немых  богов
И  чудотворных  скал,
Хотел  прославится  в  мирах,
И  магом  стать,
Хотел  быть  вечно  молодым,
И  никогда  не  умирать.
Весь  мир  был  книгой  для  меня,
Но  вечность  –  где  найти?
Сказала  жрица  мне  одна,
Куда  за  ней  идти:

«Там,  на  горе  Синай,
Седой  живёт  старик,
К  нему  приходят  помощи  искать,
Кто  возвращается  назад,  кто  остаётся  с  ним;
Он  Вечность  покорил  и  жизнь
В  молитвах  к  небесам,
И  самых  праведных  старик
Не  отдает  годам.
Там  воин  мира,  Соломон,
Непобедим,  как  щит,
Года  летят  над  головой,
Но  смерть  его  щадит;
Там  парень  есть,  такой,  как  ты,
Ему  две  сотни  лет,
Пойдём  со  мной,  мой  господин,
и  вечность  к  тебе  снизойдёт».

…  я  шёл  за  странницей  моей
Среди  крутых  дорог.
Ущелья,  горы  проходил,
И  города,  и  реки  вброд.
Смотрел  на  небо  в  вышине,  холодное,
Как  камень,  как  кристалл,
И  начал  понимать,  что  вечность  я,
На  самом  деле,  не  искал.

«Там,  на  горе  Синай,  живёт  седой  старик,
К  нему  приходят  помолиться;
Кто  возвращается  назад,  кто  остаётся  с  ним»…

Кто  ищет  истину  в  пути,
Кто-то  во  чтении  молитв,
Скажи-ка  мне,  старик,  
Чей  путь  найболее  правдив?
…  Я  рядом  положил  свой  меч,
И  сел  под  тенью  древа  отдохнуть…
Скажи,  куда  идут  года,  и  почему  их  не  вернуть?
И  только  крик  орла  ответил  в  вышине  на  вопрос  мой:
«  За  днём  приходит  ночь,  за  пробуждением  –  покой…»
И  так  за  веком  век,  в  течение  реки,
Ты  по  дороге  йдёшь,  зачем  же  остановишься  в  пути?
Ты  оглянись  –  и  за  иллюзией  веков
У  видишь  вновь  себя…
И  так  из  века  в  век,  по  небу  и  песках…

Я  поглядел  на  мир,  на  небо  в  облаках…
Да,  может,  прав  орёл,  и  я  найду  себя  в  веках;
Обидно  только  мне  –  не  обрету  покой:
Текут,  текут  года  весеннею  рекой.
И  вечность  мне  пожить  –  так  скучно  одному…
Оставить  память  о  себе  –  через  века  пойму
Что  где-то  там  был  я.  И  вспомню  я  его.
А,  может,  это  ложь,  и  нету  ничего  –  
Лишь  только  небо  и  листва,  и  полуденный  зной,
И  где-то  далеко  кто-то  родной,  
Кто  ждёт  меня  домой…
…Там,  на  горе  Синай,  седой  живёт  старик…
К  нему  приходят  помолиться;
Кто  возвращается  назад,  кто  остаётся  с  ним…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=719521
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 21.02.2017


Тень и свет в нас.

Ты  –  сам  по  себе.
Я  –  сам  по  себе.
Дорога  мой  друг,  
Она  тебе  враг,
Что  дорого  мне  –  
Тебе  сущий  пустяк;
Ты  топчешь  траву,  
Что  вырастил  я,
Мои  руки  сожгут
Весь  мир  твой,  любя.
До  неба  тебе  –  
Как  мне  до  земли,
Ты  ненавидишь  меня,
Я  отвечаю  «Прости»,
Наш  мир  –  мой  и  твой  –  
Единая  цепь,
Что  тень  среди  нас,
Не  ведаю  я,
И  кто  из  нас  свет  –  
Ты  не  знаешь  ответ.

Но  кто-то  другой  –  
Не  может  без  нас.
Тот,  кто-то  другой  –  
Не  знает  про  нас:
Дорога  ему  –  
Что  была,  что  нет,
Что  тень,  а  что  свет  –  
Ему  не  секрет,
И  ведает  он,
Что  сам  он  не  прав,
И  розы  его
Цветут  среди  трав,
Уходят  в  ковыль,
Как  в  небо  –  полынь,
И  чуждый  он  нам,
Как  мы  для  него,
Но  каждый  из  нас
За  дружбу  его
Дорогу  отдаст,
Подарит  свой  дом,
Не  будем  жалеть
Мы  после  потом.
Ты  –  сам  по  себе.
Я  –  сам  по  себе.
И  третий  из  нас  –  
К  чему  бы  он  мне?
   Это  мир  одиноких  людей,
   Это  мир,  полон  чьих-то  идей,
   Это  мир,  где  бы  все  нужны  всем,  
Но…
Я  сажусь  на  свой  байк,
Ты  идёшь  к  себе  в  дом,
Он  срезает  цветок,  
Что  бы  бросить  потом;  
Я  молюсь  в  нём  на  дождь,
Ты  –  на  солнечный  свет,
Ну  а  он,  там,  во  тьме  –  
Лишь  на  Новый  Завет.
Знаю,  все  мы  правы.
Знаю,  каждый  не  прав.
Ну,  а  точный  ответ
Там,  среди  степных  трав,
Там,  где  есть  облака,
И  людей  больше  нет:
Им  виднее  с  небес,
Что  в  нас  тень,  
И  кто  свет…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=719519
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 21.02.2017


печаль для русалки

Моя  любовь  осталась  вековечной,
Моя  любовь  осталась  на  дне  моря,
Моя  любовь  и  я  –  мы  так  тоскуем,
Друг  к  другу  тянем  руки  –  
И  притронуться  не  можем…
Сквозь  волн  зелёных  шум  узнаю  её  голос,
Она  при  свете  меня  ищет,
Зачем  меня  ты  погубила,  о  русалка,
Ведь  я  любил  тебя,  как  свою  душу?

Кораллом  заросла  моя  могила,
А  я  гляжу  на  тебя  с  неба,
Притронуться  к  твоей  руке  желаю,
Ты  тянешь  ко  мне  руку  –  и  всё  мимо.

Притронуться  друг  к  другу  мы  не  можем,
Два  призрака  –  небес  и  океана;
Один  вверху,  тоскует  по  русалке,
Вторая  же  клянет  себя  за  подлость…

Моя  любовь  на  волнах  океана  –  
Когда-нибудь,  забывши  о  запретах,
В  мирах  далёких…  В  новых  странах…

Два  призрака  друг  к  другу  тянут  руки  –  
И  руки  встретиться  не  могут…  

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=718740
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 17.02.2017


Dark side (рок-песня)

Ей  говорили:  «  Не  ходи  в  тот  сад,  
Там  феи  не  живут!»
Она  искала  чудо  светлых  сказок:
Волшебный  лес  –  там  ангелы  живут,
Лишь  надо  поискать  среди  руин  и  замков.
Ей  говорили:  «  Все  легенды  ложь,
И  света  там  давно  уже  не  видно!»
Она  пошла  искать  там  мир  чудес,
Соцветье  необычного,  что  было.
Ей  говорили:  «Черен  этот  лес,
Проклятие  над  ним  столетия  витает!»
-  Она  не  верила.  Светла  её  душа,
Так  светит  ярко,  что  тьму  ночи  отгоняет…
Она  не  верила  другим…
Она  ушла…  и  заблудилась
В  тёмном  саду,  где  бродят  вампиры,
Где  чёрти  расставили  сети  и  ждут,
В  семи  черепах  Тех,  Что  Правили  Миром,
В  кривых  зеркалах,  что  от  света  умрут.

Ей  говорили:  «Не  ходи  в  тот  лес,
Там  феи  не  живут!»
Что  хочешь  ты  найти  здесь,  о  мой  ангел?
Здесь  тьма  царила  уже  сотни  лет,
Твоя  душа  здесь  слишком  бела,  ангел…
Тебя  сюда  не  звали  и  не  ждут,
Здесь  душу  твою  выпьют,  кровью  смоют,
И  мёртвые  деревья  в  жизнь  твою  войдут.
Куда  ты,  детка?  Оглянись,  опомнись!
Здесь  тьма,  здесь  мрак,  здесь  феи  не  живут!!!

Ты  заблудилась
В  тёмном  саду,  где  бродят  вампиры,
Где  черти  расставили  сети  и  ждут,
В  семи  черепах  Тех,  Что  Правили  Миром,
В  кривых  зеркалах,  что  от  света  умрут…

Ей  говорили:  «Все  легенды  ложь,
И  света  там  давно  уже  не  видно!»
Её  преследовали  страх  среди  теней,
Огни  из  зла  за  ней  среди  деревьев.
И  слёзы  с  глаз  бы  ей  не  помогли,
И  ужас  –  словно  пламя  преисподней,
Здесь  страх  и  тьма,  здесь  сказки  вовсе  нет,
А  ты  пришла…
За  чудом…
За  виденьем…

И  заблудилась
В  тёмном  саду,  где  бродят  вампиры,
Где  черти  расставили  сети  и  ждут,
В  семи  черепах  Тех,  Что  Правили  Миром,
В  кривых  зеркалах,  что  от  света  умрут…

Ей  говорили:  «Чёрен  этот  лес!
Проклятия  над  ним  века  витают!»
-  Она  ушла,  не  верила,  и  лес
Один  лишь  знает,  где  она  пропала…
…Но  я  в  эти  сказки  и  вовсе  не  верил,
Я  в  старца  спросил,
Но  он  правду  сказал,
Что  душу  её  теперь  тьма  поглотила,
А  тело  её…
Оно  в  землю  вросло…
Там  замок  чернел  –  в  чаще  жуткого  леса,
А  в  замке  хозяин  теней  всех  стоял,
Как  мрамор,  холодный,  до  боли  прекрасный  –  
Он  сердце  наивной  девчонки  забрал.
Один  поцелуй  –  одна  капелька  крови…
И  клятва  любви,  она  душу  отдаст  –  
Что  б  быть  бы    лишь  с  ним,
Хоть  бы  статуей  белой,
Любить  лишь  –  
Всё!  –  
-  Но  он  жизнь  лишь  забрал.
…  А  девушка  –  новая  статуя  в  длинной-длинной  
Очереди  глупых,  лишённых  и  жизни,  и  души,  и  тела…
Всего  лишь  из-за  иллюзии…
Ха  –  глупо  так!

Она  осталась
В  тёмном  саду,  где  бродят  вампиры,
Что  жаждают  крови,  и  лишь  кровью  живут;
Где  черти  расставили  сети  для  мира,
И  новую  жертву  для  пиршества  ждут;
Она  осталась
В  семи  черепах  Тех,  Что  Правили  Миром,
Великих  владык,  чей  позорен  конец;
В  кривых  зеркалах,  порождениях  тени  –  
Лишь  солнышка  луч  –  и  они  все  во  прах…
Но  это  будет  не  скоро,  так  как    этот  сад,  или  лес  –  
Навеки  проклят,  не  знаю  уж  за  что…
…  Возможно,  эта  история  выдумана,
Или  же  –  быль.
Но  мне  по-прежнему  иногда  снится
Белый  ангел
В  чёрном  саду…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=718739
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 17.02.2017


странник дождя

…  Он  всегда  приходит  во  время  дождя…
…Упали  капли  на  листья  вишни…
Он  всегда  приходит  во  время  дождя  –  
По  лужам  неба  из  мокрой  пыли.

Он  вынимает  из  кармана  призы  –  
Кому-то  серость,  а  кому  –  улыбки,
И  оставляет  на  жизни  следы  –  
Чьи-то  победы  и  чьи-то  ошибки.
Come  to  me,  rain…
Я  не  знаю,  кто  он,  и  откуда  идёт  –  
Просто  бог,  что  подарит  надежду,
Просто  облачный  звон,  просто  облачный  дождь  –  
В  вечно  мокрой  одежде.
Come  with  me,  rain?
Он  встречает  меня  –  и  на  счастье  улыбка.
Я  смотрю  ему  вслед:  может,  это  ошибка?
Нет,  я  знаю  его,  как  он  знает  меня:
Просто  встречные  птицы…
Каждый  раз  в  каждый  дождь,
Капли  льда  на  ресницах…
You  with  me,  rain?
Как  всегда,  навсегда  –  
Это  время  дождя,
Когда  падает  небо.
Он  подарит  всем  то,
Что  поют  облака,
Когда  синее  небо  –  
Солнце,  свет,  и  –  мечта!
You  with  me,  rain…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=717420
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 10.02.2017


загиблим під час другої світової війни

…Постріли  налякали  зграї  безпритульних  ворон,  змах  чорних  крил  –  і  ось  уже  сотні  загублених  душ  здіймаються  в  глибоке  синє  небо,  зблискують  цятками  сонця  в  цій  глибині  і  скорботним  мереживом  падають  кудись  за  дерева  на  поля.
Вечірнє  сонце  облило  все  навкруги  золотом,і  здивовані  очі  немовляти  запитали  в  осінніх  дерев:  чому  навкруги  так  холодно  та  пусто?  Чому  чорні  дерева  плачуть  від  сірого  дощу,  а  яскраві  хмари  летять  надто  високо,  щоб  хоча  б  промовити  до  них  слово…
Прокинутися  з-під  клоччя  мокрої  землі,  підвести  голову  догори  і  замість  холодної  осені  побачити  яскраве  гаряче  літо.  Хоча  б  осіннє  «бабине»…  Випростатися,  ступити  на  зелену  траву,  одягнутися  в  золотаве  проміння  тепла…
На  ріллі  де-не-де  ще  біліє  вранішній  сніжок,  марно  намагаючись  прикрити  собою  хоч  якось  темні  сліди  крові.  Білі  цятки  холоду  на  чорній  землі.
…Огорнув  смуток.  Пройтись  сірими  туманами  і  не  побачити  нічого,  бодай  трохи  схожого  на  сонце.  Дивитись  вдалечінь,  мріючи  про  щастя,  та  постріли,  постріли,  постріли,  гавкіт  вівчарок  і  червона,  гаряча  кров  в  цьому  маренні  смутку.  Війни?  І  знову  з’явиться  нова  рілля,  ховаючи  тих,  хто  хотів  би  дивитися  на  небо  і  мріяти  про  далеке-далеке  щастя.  
Ще  іноді  проходять  мимо  черстві,  огрубілі  люди  зі  смертю  в  руках  –  болі.  Ці  болі,  як  сизий  вітер,  холодні  та  байдужі,  без  душі  та  власної  волі,  і  смерть  в  їх  руках  –  лише  засіб  вираження  свого  нелюдського  «я»,  страшного  та  водночас  безликого  і  розмитого,  як…  Як  жахи  в  темноті?  Як  холодні  дощі  похмурого  вечора?  Як  роззявлена  паща  величезного  звіра?  Хто  вони?
З  холодних  клубів  туману  знову  вийти  на  сонце.  Повернутися  назад,  в  те  сизо-сіре  життя…  Війни?  Ні,  мабуть,  легше  зоставатися  тут  і  гріти  руки  під  променями  хоча  б  осіннього,  та  проте  ж  сонця.  Зрозуміти,  чому  там,  за  межею  життя    сірі  хмари  та  осінь?  Чому  з’являються  біля  сіл  та  серед  степу  рілля  за  ріллею,    і  навіть  густі  снігопади  та  рясні  дощі  не  можуть  заховати  сором  людства  –  пурпурові  плями  крові  на  землі  та  пусті  очі  ляльки,  у  котрої  назавжди  зникла  десь  в  туманах  власниця?
 …Постріли  налякали  зграї  безпритульних  ворон,  змах  чорних  крил  –  і  ось  уже  сотні  загублених  душ  здіймаються  в  глибоке  синє  небо,  зблискують  цятками  сонця  в  цій  глибині  і  скорботним  мереживом  падають  кудись  за  дерева  на  поля.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=717417
рубрика: Проза, Лірика кохання
дата поступления 10.02.2017


Куда бы деть мою печаль…

Куда  бы  деть  мою  печаль?
Поймать  одну  с  летящих  мимо  капель:
Там,  в  выси  холодно  теперь:
Апрель.
Моя  любовь,  моя  печаль  –  
Жаль,
Что  слёзы  неба,  разбиваясь,
Утонут  в  море  грёз  и  сна,
И,  как  роса,  с  рассветами  прощаясь,
Снова  вернётся  в  синеву  без  дна
Моя  мечта.
Куда  бы  деть  мою  печаль?
Наверно,  в  небе  растворить,
Иль  облакам  в  сини  дарить  бы,
Как  ветер,  солнце…  Просто  жаль
Тиши  в  высокой  морской  глади;
Кому  мою  печаль  отдать  бы,
Что  б  потом  моря  не  жалеть?
Куда  бы  деть  мою  печаль?
Хоть,  только  вот  вопрос:  а  стоит
Девать  куда  мою  печаль?

…Куда  бы  деть  мою  печаль?
Быть  может,  в  море  растворить,  
Иль  подарить  бы  небу,  небу!
Ему  так  лёгко…  Так  бы  мне  бы
Стать  лёгким,  словно  белый  пух…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=714932
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 28.01.2017


луне, поющей серенады…

Луне,  поющей  серенады
Я  много  отдал  бы
Хоть  за  один  лишь  взгляд,
Но  только  ей  того  не  надо:
Ей  посмотреть  бы  на  закат…  
На  вечер…
Но  я  закатом  не  родился,
Я  даже  солнцем  не  блесну,
Но  для  нее  весь  мир  под  ноги  брошу:
Ну  посмотри  хоть  на  меня!
Лунное  сияние  –  
Пригоршня  монет  в  воду,
Серебро,  дороже  моей  жизни  –  
Но  холоднее,  чем  сама  луна,
Но  холоднее  мёртвого  вина:
Кто  его  выпьёт?  Может,  я?
Я  приведу  ей  солнце  в  ноги,
Я  подарю  ей  весь  рассвет,
Но  с  высоты  своей  меня  не  видит  –  
Нет.
Я  птицей  сизой  к  ней  приплыл  бы,
Все  звёзды  с  неба  ей  собрал,
Луне,  холодной  до  обиды:
«  А  знаешь,  я  люблю  тебя…»
Но  только  ей  любовь  не  надо  –  
Разве  заката,  не  моя.
И  боль  моя  свободной  птицей  –  
Луна,  скажи,  а  как  же  я?!
…  Лунное  сияние  –  пригоршня  
Серебра  в  воду…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=714930
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 28.01.2017


Зона сумерек

…Оправа  снова  в  камне  появилась,
Кристалл  угас,  пришёл  твой  рок,
Смотри,  как  над  землёю  разгорелась
Война,  что  предсказал  её  пророк.

Смотри,  во  что  мы  все  шагнули  –  
Вокруг  бетон,  цемент,  азот,
Война  –  война  идёт  по  кругу,
Война  за  жизнь,  любовь,  полёт…

Смотри  –  что  нам  вчера  лишь  снилось,
Сегодня  потеряло  смысл,
И  наша  жизнь  мне  пригодилась  
в  моменте  перелома  числ.

Инфокристаллы  скоро  треснут
С  переизбытком  наших  душ,
Но  кто  же  памятник  воздвигнет
Всем  тем,  кого  залила  тушь?

Оправа  снова  в  камне  появилась,
Хотя  её  никто  и  не  менял;
Кристалл,  угаснув,  засветился,
Хотя  его  никто  не  затенял.

Так  я  не  знаю,  что  здесь  было:
Поймай,  найди  в  земле  свой  след  –  
И  не  могу  представить,  что  забылось
В  толпе  непрожитых  побед…

Не  знаю,  когда  в  космос  путь  проляжет,
И  ляжет  ли  он  вообще,
И  кто  мне  руку  сквозь  себя  протянет
В  другие  разумы  в  «Нигде».

Смотри,  что  выдумали  люди  –  
Сколько  во  зло,  что  для  добра?
Меня  давно  уже  не  будет,  
когда  придёт  сюда  пора

когда  посыплются  ответы
на  мой  незаданный  вопрос,
и  я  не  знаю,  будет  ль  где-то
тот,  кто  воспримет  их  всерьёз…

Оправа  рассыпается  на  грани,
Кристалл  вновь  чистый,  как  роса,
И  снова  новый  свет  для  новых,
А  мы  –  как  снег  для  февраля.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=714202
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 24.01.2017


Если бы…

Первой  появилась  она  –  
Угадай,  что  в  моих  мыслях?
Первой  появилась  зима  –  
Угадай,  что  в  моих  снах?
Я  бы  назвал  её  Лето,
Хоть  она  –  моё  дежавю,
Я  бы  назвал  её  Где-то  –  
Хотя  не  её  я  люблю.
Я  бы  сказал,  что  она  –  моя  сказка,
Но  вторым  появился  я,
Я  бы  сказал,  что  она  меня  знает,
Только  где-то  –  её  мечта.
Я  бы  сказал,  что  она  –  подсказка
Для  чужого  мне  дежавю,
Я  бы  сказал,  но  проблема  –  
Я  не  её  люблю.
Где-то  там  бегает  лето
В  небоскрёбах  пустых  городов,
Только  до  этого  где-то
Сотни  чужих  шагов,
Где-то  гуляет  свобода  –  
Но,  увы,  не  моя,
Только  мечты  свои  в  лето  –  
Три  вероятности  «Я».
Я  бы  сказал,  что  я  –  осень,
Как  тоска  моя  ни  по  ком,
Только  мороз  в  моём  сердце,
Только  печаль  о  былом…
…Я  бы  сказал,  что  она  –  моя  сказка,
Но  вторым  появился  я,
Я  бы  сказал,  что  она  меня  знает,
Только  я  –  не  её  мечта.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=714201
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 24.01.2017


Был ли я, иль жизнь моя?

Был  ли  я,  иль  жизнь  моя?
-  Всё  поглотили  пески…
Только  печалью  листья  шуршат  
Травы  моей  тоски.
Сколько  мне  жизней,  и  сколько  мне  лет?
-  и  вспомнить,  забыть  не  могу,
Только  гляжу  –  журавли  всё  летят
Из  темноты  в  темноту.
Кто  же  я  был  ли,  была  ли  когда?
-  смотрим  из  неба  на  грусть,
Сколько  нас  вместе,  зачем,  никогда  –  
Снова  дождь  падает…  Пусть.
Мы  слишком  выросли,  нас  слишком  нет  –  
Кто  же  я?  Ты?  Он?  Она?
Только  дождь  падает,  капельки  лет  –  
Не  долететь  им  до  дна.

…  Был  ли  я,  иль  жизнь  моя?
…  Всё  поглотили  пески…
Только  на  звёзды  взглянуть  с  высоты  –  
Им  незнакома  тоска…
Сколько  нам  жизней,  и  сколько  нам  лет  –  
Капля  за  каплей  в  песок,
Был  ли  другой  наш  мир,  иль  его  нет  –  
Метеоритов  поток.
Кто  же  ты,  друг  мой,  и  кто  в  мире  я  –  
Нам  не  узнать  порой,
Есть  ли  на  свете,  иль  только  я  –  
Прежней  зари  покой…
Мир,  как  иллюзия:  был  вчера,  нет  –  
Мы  в  нем,  как  капли  в  песках,
Только  бы  вспомнить,  да,  вспомнить  бы  мне
Все  мои  жизни  в  веках…
…  Был  ли  я,  иль  жизнь  моя?
Всё  поглотили  пески…
Но  завтра  будет  новый  день  
Травы  для  моей  тоски…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=708621
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 26.12.2016


Летучий голландец ( по Малларме, кажется)


…  когда  я  попрощался  из  командой,
Бесславно  потонувшей  с  моим  телом,
Моя  душа  законам  возмутилась,
И  призвана  была  летать  по  небу.

По  палубе  шагает  капитан  мой  –  
Лишь  он  один,  и  нет  ему  покоя,
Пиратом,  помню,  был  он,  чьим  –  не  важно,
Ведь  в  море  бесконечном  каждый
Найдёт  много  вещей,  довольно  странных.

Раз  в  год  он  плачет  над  своей  могилой,
И  над  друзьями  (  если  они  были),
Из  неба  звёзды  покладёт  на  море  –
Ведь  до  цветов  лететь  нам  мили  й  мили…

…  Порой  бывает  очень  больно  
Смотреть  на  гибель  своих  братьев,
Что  тают  среди  волн  безмолвных
И  нет  им,  как  и  мне,  спасенья…

А  лишь  вновь  разгорится  буря,
Что  надувает  моря  парус,
И  я  лечу  опять  по  небу…
Но  капитан  мой  недоволен:
Как  в  жизни  не  было  покоя,
Так  нет  его  и  после  смерти.

Быть  может,  рассказать    тебе  о  прошлом?
О  том,  что  видел  я  на  море,
На  берегах  далёкой  суши,  
Блестящей  от  засохшей  соли?

Бои,  бои,  а  с  ними  слава,
Но  жизни  те  мне  так  далёки,
И  капитан  рубец  кровавый
Всё  прячет  под  рубахой  белой…

…  Когда  я  попрощался  из  командой,
Бесславно  потонувшей  с  моим  телом,
Моя  душа  законам  возмутилась,
И  призвана  была  летать  по  небу…

Как  много  видел  я,  ты  не  поверишь!
Блестящих  рыбок  стайки  в  бухтах  –  
Их  разноцветной  чешуе-каменьям
Завидовали  б  все  короны  мира
В  наибогатших  государствах.

А  ночью  нежно  укрывала
Морская  гладь  зелёным  светом
Мой  парус,  призрачно-прозрачный,
Сотканный  с  сини,  моря,  ветра;

И  звёзд  крикливые  каменья,
Как  слёзы,  заплывают  в  душу;
Что  б  капитана  грусть  развеять,
Неслись  к  нам  голоса  из  суши.

А  иногда  я  к  берегу  подходил  –  
И  видел  орхидеи,  глаза  тигра,
Что  в  джунглях  тенью  лёгкой,  плавной
Несётся  в  сумерках  за  жертвой
И  освещает  путь  глазами.

Там  змеи,  плавно  извиваясь,
Неспешно  тянутся  лианой,
Там  птицы,  радуге  подобны,
И  там  цветы,  как  тигр,  голодны…

Там  тень  пантерой  пробегает
По  скалам,  волнам  бухт  спокойных,
Издалека  там  светят  тучи,
Как  горы,  холодам  подобны…

Но  волны  меня  вдаль  манили,
И  я  так  мчал,  вперед,  как  ветер,
И  у  штурвала  –  капитан  мой  грустный,
Всё  смотрит  вдаль  и  проклинает
Свою  судьбу,  богов  и  море.

Мы  мчали  между  скал  голодных,
Охочих  корабли  разрушить,
И  между  заводей  спокойных,
Мимо  домов  родных  на  суше;

Хозяин  лишь  неслышно  плакал:
Не  ступит  он  теперь  на  травы,
И  не  сорвет  цветок  расцветший…
…  Не  будет  больше  бой  кровавый…

А  острова  к  себе  манили
Своим  огнём  домов  радушных,
Но  волны  мимо  речек  плыли,
И  гавани  друзей  послушных  –  
Всё  проносилось  мимо,  мимо,
И  только  боль  моя,  как  ветер,
Металась  между  парусами,
Хлестала,  словно  плетью,  небо,
И  капитан  мой  одинокий
На  сушу  смотрит  всё  с  тоскою,
И  я  бегу  так  над  волнами,
Не  знающий  нигде  покоя!

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=708620
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 26.12.2016


осень

Лето  в  дымке  потонуло  –  
Видно,  облака  забрали
И  умчали  с  ним  куда-то
В  дали,  полные  топазов  –  
Уже  осень…
Небо  цвет  свой  изменило,
Затужило,  загрустило  –  
Осень…  осень…
И  мехами  дорогими,
Соболями  и  песцами
Плывут  тучи  золотые:
Осень…  осень…
Пар  из  губ  цветок  тревожит,
Не  сумеет  и  не  сможет
Обогреть  его  хоть  просто  –  
Осень.
И  туманом  даль  покрыта,
Хрусталём  холодным,  чистым;
Синь  вся  свежа  и  умыта
И  дождём,  и  ветром,  тучей
Что  прошла  по  небу  быстро,
Будто  холодами  гнана,
И  куда-то  в  дали,  к  лету
Улетела,  там  не  ждана  –  
Осень…
И  слегка  все  погрустнело,
Топаз  в  сини  заискрился,
Ласточки  куда-то  скрылись,
Степь  дождями  вся  умылась  –  
Осень…  осень…
И  деревья  лишь  чернеют
Между  золотом  й  пурпуром,
Не  видать  тепла  нам  больше:
Осень…  осень…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=707412
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 19.12.2016


Скажи, кто спит в твоих глазах? (рок-песня)

…Скажи,  кто  спит  в  твоих  глазах?
Твои  глаза  –  мои  глаза,
В  них  светит  чёрная  луна,
В  мечте  о  днях  она  до  дна
Луч  солнца  в  небе  испила,
И  только  ночь,  мечты  все  прочь  –
Лишь  звёзды…
Скажи,  кто  спит  в  твоих  глазах?
Туда  так  странно  заглянуть,
Ещё  чуть-чуть  –  и  не  вернуть
Ни  жизнь,  ни  свет,  ни  луч,  ни  день,
И  только  где-то  в  полутень
Услышу  смех  –  твоя  душа?
Иль  тот,  кто  спит  в  твоих  глазах?
…Не  знаю…
Луна,  дракон?
Так  испокон
Они  слепы  –  
Ведь  знаешь  ты,
Драконов  больше  в  небе  нет,
Вот  весь  ответ.

Скажи,  кто  спит  в  твоих  глазах?
Твои  глаза  –  мои  глаза,
В  моих  волшебная  луна
Прочертит  звёздам  Млечный  Путь,
В  твоих  так  просто  заглянуть
И  утонуть
Во  тьме,  как  в  моих  –  в  дне,
И  кто-то  там,  в  глубь  твоих  глаз
Смеётся,  ненавидя  нас;
Моё  «за  что?»  -
 ему  ничто,
наверняка  же  есть  причина?
Твои  глаза  –  мои  глаза,
И  так  идёт  из  года  в  год,
Ещё  немного  –  поворот,
И  звёзд  неспешная  капель,
И  вишни  лепестков  метель,
В  твоих  глазах  опять  нет  сна,
В  моих  –  вновь  сказка,  чудеса,
В  твоих  мыслях  течёт  лишь  кровь,
В  моих  –  к  чудесному  любовь.

Мне  бы  дракона  возродить,
Тебе  бы  крепость  победить,
Нас  в  небе  двое  –  я  и  ты,
И  наши  странные  мечты
Омрачены  одним  из  нас  –
Ответь  хотя  б  в  какой-то  час:
Скажи,  кто  спит  в  твоих  глазах?
Он  стар,  как  мир,  и  в  своих  снах
Он  ненавидит  мир  и  нас.
Твои  глаза  –  мои  глаза,
В  наших  глазах  же  лишь  луна,
И  её  светлая  душа
Идёт  сейчас  по  звёздам  в  путь,
Во  дне  найдёт  когда-нибудь
Ответ  на  мой  тебе  вопрос:
Скажи,  кто  спит  в  твоих  глазах?
     Зачем  тебе  его  кошмары?
Нас  двое  в  небе,  и  мы  пара,
Как  тьма  и  свет.
И  только  слишком  много  бед
С  того,  что  спит  в  твоих  глазах:
…  мой  страх…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=707411
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 19.12.2016


Я думал, что это….


 Я  думал,  что  это  вода  –  
Но  дождь  у  бескрайних  дорог…
Я  думал,  что  он  часть  меня  –  
Но  в  чувствах  его  я  продрог.
Я  думал,  что  просто  мечта  –  
Где  в  ней  есть  свет  и  тень,  ты  и  я,  
И  что  было  бы  исполниться  ей?
Но  во  сне  миллионов  путей
Я  не  вижу  ни  ночи,  ни  дня…
Подскажи,  где  искать  мне  тебя?
…  Я  думал,  что  это  –  весна,  
Но  звёзды  зимы  холодней,
Я  грёзил  о  каплях  тепла  –  
Но  всё  же  один  средь  морей,  
Не  вижу  ни  солнца,  ни  дня,
И  крылья  мои  для  меня  –  
Как  память  о  счастье…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=705256
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 07.12.2016


Звезда…

…  А  там,  вон,  взгляни-ка:  чужая,  родная,
Галактика  кружит,  совсем  не  такая,  
Как  была  тогда,  когда  умерли  мы…
Холодная  вечность…  Цветные  мечты
Плывут  по  спирали,  в  них  связаны  крылья,
И  рады  б  умчаться,  но  держишь  их  ты  –  
Вечность…
Галактика…  Знаешь,  какие  мечты
Рассыпаны  звёздами  в  этой  короне?
Короне  безвечности,  холода,  жара,
Короне  из  света…  Взгляни,  посмотри  –  
А  там  ещё  кружит  корона  из  света,
И  их  бесконечность  повсюду.  Сотри
Из  мрака  ты  эту  –  
Другие  увидишь.  Ответа  
Тебе  не  пошлют  их  чужие  миры,  
Хоть  как  не  попросишь  –  
не  смеешь,  не  сможешь  –  
услышать  ответы,
столь  долог  их  путь…
а  там,  как-нибудь…
Ответы
Столь  чужды  тебе  и  земле,
Что  просто  покажутся  красками  неба,
Игрой  перламутра.
 Галактика.  Видишь  –  за  нею  другая,
И  думают  где-то  там,  просто  не  зная,
Что  всё  во  вселенной,  как  прежде,  мертво,
Но  и  то,
Что  вот,  мы  их  видим,
И  их  вспоминаем,
Услышать  бы  рады,  но  просто  не  знаем
Как  к  ним  бы  поближе  возникнуть  из  мрака  –  
Нет,  нет,  не  уверит  ничто,  как  года…
М-да…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=705255
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 07.12.2016


оды дождю

С  серого  неба,  капля  за  каплею  –  дождь.
С  листьев  и  веток,  капля  за  каплею  –  дождь.
Быстрый  ручей,  сквозь  траву,  по  земле  –  в  никуда.
Самое  главное,  самое  важное  –  снова  вода.

С  серого  неба,  капля  за  каплею  –  дождь.
Всё  что  надумалось,  сырость  и  холодность  –  ложь.
Я  обниму  всей  душой  серые  облака  –  
Сколько  в  травы  есть  восторга  и  радости  –  снова  вода!

Может  когда-то,  когда  дождь  закончится  –  грязь.
Серое  небо,  водой  всё  умытое  –  связь.
Громы  да  молнии,  в  небе  живущие  –  страх.
Но  ведь  без  них  всё  сейчас  зеленеет  что  –  прах.

И  снова  серость,  и  снова  шуршание  –  дождь.
Только  бы  больше,  гнётся  под  каплями  рожь.
Зелень  и  радуга,  и  песни  горлицы  –  лето  пришло.
Пускай  запомнится  лужами  в  солнышке  это  тепло.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=704862
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 05.12.2016


Сладкий поцелуй июня.

…  Рубиновые  капли  на  зелёных  шелках  да  атласах…  
Кто-то  сбрызнул  яркими  каплями,  сверкающими  на  солнце,  всё  вокруг  –  зелень,  зелень,  и  даже  небо  тянется  к  ним,  блестящим  на  солнце.
В  каждой  капле,  сверкающей  утренней  росой,  заключено  солнце,  лето,  свадебные  песни  птиц  –  посмотри:  в  её  полупрозрачных  глубинах  сверкает  счастье.
Попробуй  хоть  одну:  сладкий  нектар  потечёт  по  твоим  пальцам,  словно  поцелуй  самого  лета,  останется  переливами  аромата  степной  жары  на  твоих  губах…
Всего  лишь  вишня?  Нет!  Самая  большая  драгоценность  июня,  и  ни  ветра  в  высоких  густых  травах,  ни  жара  в  бесконечных  степях,  ни  радуга  ароматных  соцветий  в  равнинах,  ни  даже  серебро  чешуи,  сплеснувшей  в  отражении  неба  –  ничто  не  достойно  рубиновых  капель…
Капли  в  синеве,  капли  на  листве,  в  каплях  отражаются  и  облака,  и  небо,  и  вспыхивает  солнце  –  только  им  одним,  для  них  одних  поёт  лето:  для  сладких  поцелуев  июня…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=704861
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 05.12.2016


Звёздное небо над нами

Звёзды  накрыли  нас    своим  куполом  –  
Южная  ночь  в  миллиарды  чудес,
Все  свои  сказки,  истории,  выдумки  –  
Там,  в  тишине,  у  мерцаньи  чудес.
   Звёзды  накрыли  нас  своим  куполом  –  
   Ночь  без  луны.
   Песни  сверчков  золотистыми  душами  –  
   Небо  и  ты.
   Моря  прибой  или  шелест  листвы  во  тьме  –
   Сказка,  быль?
   Может  много  прошедших  солнца  дней  –
   В  степь  ковыль.
Звёзды  с  неба  дарят  истории,  все  тебе.
Не  забудь,  запиши  себе,  для  себя  –  
Где-то  там,  с  своей  памяти,  сквозь  года
Пронесёшь  ты  сквозь  жизнь  звёзды-сны,
Крик  дракона  вверх  и  иллюзии  –  только  ты.
Небо  в  полночи,  в  небесах  летят  острова;
Звёзды  яркие,  луны  разные,  тень  дворца…
Звёзды  накрыли  нас  своим  куполом:  
Что  может  быть  красивей?
Звёзды  накрыли  нас  своим  куполом:
Что  может  быть  величественнее  и  светлей?
Жаль,  что  не  сможем  мы  все  истории  их  прочитать,  
Только  снами  мгновенными,  южными  их  записать;
Капля  за  каплею  –  с  темноты  в  прибой,
И  останутся  они  только  вспышками
В  памяти  нас  с  тобой…
Вся  Вселенная  над  нами…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=704415
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 03.12.2016


осень

Холодает  что-то…
Светит  солнце  в  небе,
И  летят  куда-то
В  дали  журавли…
Осень  наступила,
Золотая  осень,
Вместе  с  нею  придут
Сизые  дожди…
Осень  наступила…
Золотятся  ивы,
И  сребрятся  в  небе
Чудо-корабли,
Что  летят  по  сини
Лёгкою  рекою,
С  ними  капитаны  –  
Бусы-паучки.
Осень  наступила…
Тихо  и  спокойно,
Лишь  роняют  листья
Ивы  и  кленки…
Посмотри  на  небо  –  
Золотятся  тучки,  
Им,  видать,  спокойно
Спать  после  жары…
…Золотятся  тучки…
Золотые  липы…
И  в  себя  приходят  
После  дней  поля…
Осень  наступила,
Распростёрла  крылья,
Золотая  осень,
Тихая  пора…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=704266
рубрика: Поезія, Лірика кохання
дата поступления 02.12.2016


Утренняя звезда (пролог)

В  синем  вечернем  небе,  среди  холода  дождевых  ветров,  взгляни  –  вон  там,  над  красными  в  свете  застывшей  зари  скалами,  такими  же  безжизненными,  мертвяще-холодными,  как  и  небо  цвета  индиго  –  застыла  голубовато-белая  луна…
Знаешь,  грустно  возвращаться  туда,  откуда  вышел:  мой  мир  распался,  его  разбили  вдребезги,  остались  только  пыль,  воспоминания,  и  братья-демоны,
Пролетая  мимо,  смотрят  на  меня  из-за  далёких  скал…
Снова  в  подлунный  мир,  сумеречную  грусть  странной,  невозможной  эпохи,  где  всё  уже  закончилось:  рассказаны  все  истории,  написаны  все  картины,  умерли  и  покрылись  пылью  имена  героев;  ночь  и  день  слились  воедино,  и  не  знают,  как  себя  называть  –  переросли  в  мертвящие  сумерки  до  горизонтов  пустыни…  Города  исчезли  в  миражах  веков,  и  всё  началось  сначала:  когда-то,  в  такое  же  время,  как  и  сейчас,  я  появился  –  до  сотворения  мира,  не  демон,  не  дракон;  стоя  посреди  мёртвых  песков  в  Нигде,  ловил  призрачную  музыку  жизни  и  не  знал,  кем  же  мне  быть,  но  вдруг  в  мою  ладонь  упала  бриллиантовая  слеза  одной  из  звёзд,  подарив  мне  сущность.
Обидно,  во  что  превратилась  моя  некогда  красочная  планета  –  вот  и  ответ  на  тот  вопрос,  куда  деваются  миры  после  окончания  своих  историй.
Холодные  звёзды  с  каким-то  странным  выражением  глаз  смотрят  на  меня  из  ночи,  роняя  хрустальную  росу  куда-то  за  горизонты  небес,  за  пики  пламенных  скал  в  свете  мёртвого  луча  застывшего  времени…
…И  так  две  тысячи  лет…
Солнце  здесь  умерло,  забрав  с  собой  свои  миры,  и  оставило  меня  одного  –  в  ночь,  и  я  не  знаю,  будет  ли  здесь  новая  история,  и  вернётся  ли  сюда  новая  жизнь?
Внезапно  что-то  в  этом  мире    изменилось:  я  ещё  не  понял,  что,  просто  в  холодных  ночных  ветрах  вдруг  появились  звук  и  смысл,  скалы  приобрели  душу,  а  далёкие  холодные  звёзды  в  ночи  с  удивлением  взглянули  на  тёмно-охристые  пески:  на  фоне  мёртвой,  равнодушной  луны  я  заметил  что-то  новое,  живое  и  светлое…  Ангел?
…Хрупкая  девушка  с  развевающимися  ветром  волосами,  похожими  одновременно  на  солнечный  закат  и  сны,  стоит  на  обрыве  из  зенита,  укутанная  в  живую  песню  беловато-оранжевого  шёлка,  или  это  заря  раскрасила  его  так?
Перья  бронзовых  крыльев  тянутся  к  свету,  пытаются  поймать  хоть  один  лучик  солнца,  но,  утомлённые  порывами  ночи,  застывают  огненной  волной  –  слушают  музыку  шёлка,  утреннюю  паутинку  ранней  осени.  Моя  надежда  на  новую  жизнь  этого  мира…
Послушай,  ангел,  разве  может  такое  светлое,  солнечное  существо  находиться  в  таком  сумеречном,  пропитанном  смертью  и  болью  мире?  Даже  я,  полудемон-полудракон,  хоть  и  не  такой,  как  мои  собратья,  не  в  силах  видеть  свой  ушедший  мир.
Девушка-ангел  открыла  глаза  –  готов  поклясться,  голубые,  как  зимнее  небо  ясным  днём,  и  обвела  взглядом  горизонты…  Здесь  ничего  нет,  кроме  пустоты,  и  только  демоны  да  руины  вспоминают  прошедшую  жизнь…
Мягкое  движение  руки  –  и  застывшая  мёртвая  заря,  пылающая  далёким  костром  ярко-оранжевых  скал,  стала  утром,  звёзды  с  доброжелательным  изумлением  посмотрели  на  нас  и  соткали  ангелу  шаль  со  своей  привязанности;  золото  волос  зажглось  ярче,  и  из  дымки  забытых  столетий  появились  призраки  воздушных  городов,  парящих  в  воздухе,  прозрачные,  дрожащие  миражи  пустынь.
Взмах  крыл,  навеявших  бесплодным  пескам  жизнь  –  и  здесь  начались  новые  истории.  Я  рад  за  свой  мир  –  он  снова  будет  солнечным  и  ярким,  а  мне  пора  уходить  в  тень:  не  надо  мешать  рождению  новых  дней,  предупредить  бы  только  девушку,  что  здесь  живут  мои  собратья,  и  настоящий  хозяин  здесь  –  я…  Но  я  не  против:  интересно  было  бы  посмотреть  на  мир  ангела  и  демона  одновремённо,  хотя  я  не…
Голубые  глаза  заметили  меня,  зажглись  изумлением.  Ты  никогда  не  видела  полудемона,  полудракона,  в  человеческом  обличье?  Что  ж,  нас  ждет  ещё  не  одна  встреча,  и,  к  сожалению,  я  не  знаю,  как  выразить  тебе  свою  благодарность:  ты  меня  не  поймёшь,  мы  с  тобой  по  обе  стороны  грани,  хотя  всё  же…
Холодные,  ещё  ночные  ветра  и  золотой  ангел  на  теле  ночи,  мир  демонов    за  горизонтом  дней  и  свет,  яркий  солнечный  свет  рождающегося  дня…
Ну  что  ж,  мой  ангел,  до  встречи  –  взмах  чёрного  крыла  и  блеск  огненных,  без  зрачков,  глаз  –  бездомная  душа  с  грустью  в  сердце  вместо  тьмы,  мой  мир  уже  никогда  не  будет  прежним…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=704265
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 02.12.2016


Вечер. Африка.

Барабаны  били,
Будто  б  море  плавно
Волны  к  берегу  несло  и  отходило
В  даль  за  скалы…
Солнце  уже  скрылось
За  лесами  ветра,  за  горами  пара,
И  уже  подавно
Отгорел  палящий  день…
Барабаны  били,  заглушая  трели
Птиц  бессонных;  звонкая  капель
Волн  гремящих  поднималась,  утихала,
Уплывала  речкой…  Спала  
В  небе  жаркая  луна.
Барабаны  били,  и  птиц  сизокрылых
Восхвалял  шаман.  Барабаны  били;
Ветер  вдаль  уносил
Их  неспешный  гул  и  ритм:
Проплывали  звёзды,  как  мерцали  крылья,
И  смотрел  из  неба
Серебристый  Ра,
В  ожиданьи  чуда
Расходилось  эхо,
Как  бездонный  вечер  под  крылом  орла…
Барабаны  били,  и  миры  другие  
Появлялись  плавно,  долгой  чередою,
Словно  цепь  златая…  По  небу  плыли
Странным  фейерверком
Чьи-то  сны  чужие,
Древние  виденья  –  как  ручей  журчащий,
Как  в  ночи  -  огни.
Барабаны  били,  барабаны  звали,
Странный  ритм  танцуя,
Чудеса  небес.
Барабаны  били…  Сребряной  косою
Облака  тянулись,  и  топазный  Ра
Платиной  полил  всё  –
Золотом  нестойким
Опаляло  где-то
Солнце  небеса.
Барабаны  били…
Словно  шелест  крыльев,
Эхо  расходилось
Вдаль,за  скалы  неба,
За  вечерний  ветер,  за  туман  морей…
Эхо  это  плыло
Золотым  потоком
У  лучах  последних
Гаснущего  дня…
И  боги  из  неба,
Будто  существуя,
Тихо  улыбались,  хвалу  принимали,
И  дарили  счастье
В  честь  Нового  Дня.
…Барабаны  били,
Будто  море  плавно
Танец  свой  танцуя,
Наплывало  шумно,
Тихо  отходило
Там,  за  ночь,  за  дымку,
За  отблески  дня…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=703631
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 29.11.2016


Воды Нила

Воды  Нила  песком  укрылись…
  …песком  укрылись…
Пальмы  Нила  жарою  смылись…
…жарою  смылись…
Дождь  лишь  прибьёт  пыль  на  улицах  храма…
…улицах  храма…
От  городов  здесь  осталось  так  мало…
…осталось  так  мало…

Воды  Нила  берега  моют…
…берега  моют…
Воды  Нила  тайны  откроют…
…  тайны  откроют…
Тех,  кого  жар  поглотил,  и  они  зов  не  слышат…
…  и  они  зов  не  слышат…
Зов,  что  зовёт  их  у  древнее  царство…
…  древнее  царство…
Зов,  что  подарит  им  жизни  богатство…
…жизни  богатство…
Только  они  спят,  и  зова  не  слышат…
…зова  не  слышат…
И  их  дыханье  папирус  колышет…
…  папирус  колышет…
Воды  Нила  их  песни  живили…
…  песни  живили…
Но  века  память  их  давно  смыли…
…  их  давно  смыли…
Воды  Нила  сердца  их  омоют…
…  сердца  их  омоют…
Но  просыпаться  им  всё  же  не  стоит…
…  всё  же  не  стоит…
Воды  Нила  их  храмы  очистят…
…  храмы  очистят…
Но  их  боги  давно  в  Лете  мыслят
О  прошедших  жизнях,  о  Ниле  усохшем…
…  о  Ниле  усохшем…
О  себе  и  людях,  о  мирах  прошедших…
…  о  мирах  пошедших…
…Воды  Нила  сердца  их  тревожат…
…  сердца  их  тревожат…
Тех,  кого  разбудить  Ра  не  может…
…  Ра  не  может…
Воды  Нила  сердца  их  омоют…
…  сердца  их  омоют…
Но  просыпаться  им  всё  же  не  стоит…
…  всё  же  не  стоит…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=703630
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 29.11.2016


Говорила луна…

Говорила  луна  –  её  жизнь  недолга,
А  сама  живёт  годы  и  годы…
Лик  мой  много  сменил
Городов  и  могил  –  
А  луна  живёт  годы  и  годы…

Говорила  луна  –  она  в  небе  одна,
Но  вокруг  неё  звёзды,  планеты…
Я  же  вечно  бродил
По  стопам  тех  могил,
Что  в  себе  хоронили
И  веру,  и  правду…

Говорила  луна  –  что  её  жизнь  пуста,
Но  она  светит  ночью  глубокой…
Я  же  много  сменил
Жизней,  и  исходил
Много  стран  и  путей  –  
Для  чего  же?

Говорила  луна:  у  нас  жизнь  лишь  одна.
Но  я  помню,  как  эту,  былые…
За  рассветом  закат,
И  за  смертью  возврат  –  
И  в  легендах,  я  знаю,  есть  правда.

Говорила  луна  –  её  жизнь  недолга,
А  сама  живёт  годы  и  годы…
Лик  мой  много  сменил
Городов  и  могил…
…А  луна  всегда  та  же…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=702777
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 25.11.2016


Эра Водолея (Написано по картине Баканова, часть1)

Окончилась    эра  героев.  Подвиги  давно  превратились  в  легенды,  а  великие  герои  ушли  отдыхать  от  тяжелых  боев.
             Снова  вечер  –  день  клонится  к  концу.  Солнце  потихоньку  уходит  в  другие  миры,  за  горизонт  –  ведь  им  всем  тоже  нужен  свет.
   Все  бы  ничего,  только  белое,  с  серой  синевой  небо  холода,  почти  незаметные  на  его  шелку  ажурные  облака  и  всепоглощающий  снег  равнин  –  только  сизая,  заиндевелая  река  неспешной  поступью  ползет,  подобно  змее,  куда-то  за  края  горизонта  –  такие  же  белые,  как  и  вся  солнечная  зима…
       Зима?  Вечная…
   Застывшие  горы  вдали,  да  скала  изо  льда,  видная  в  окно  –  вот  и  все,  что  осталось  от  некогда  многоцветной,  многоярусной  жизни…
     Отдыхающий  мир…Эра  водолея…Мир,  готовящийся  к  новым  порам,  к  новым  легендам  и  сагам…
       …В  доме  волшебника  тепло  –  как  бы  в  противостояние  вечной,  застывшей  струне  алмаза  за  окном.  Приятно  пахнут  древние  засушенные  травы,  тихонько  тикают  часы.  Я  спросил  у  мага,  сколько  лет    его  травам,  да  чучелу  орла-перепелятника    на  каминной  стойке  –  маг  хитро  улыбнулся,  но  ничего  не  ответил.    Подал  лишь  чашку  с  горячим  чаем.  Значит,  зима  здесь  не  всегда?  Лето  и  осень,  после  весны?  
 Маг    улыбается:  нет,  всегда.  
               Уютно:  цветок  в  глиняном  горшке,  часы  –  заводные,  древние  сушеные  травы  да  свеча  в  подсвечнике.  Тяжелые  бархатные  шторы…  
                 -  А  зачем  вам  меч?  -    спрашиваю.  –  Украшение?  
                 -    С  чего  ты  взял,  что  меч  –  украшение?  –  удивился  старик.  –  Меч  никогда  не  бывает  украшением.  А  этот  -    просто  ждет  хозяина.  
                 -  Когда  тот    снова  воскреснет.  –  Лишь    уголком  глас  улыбаюсь  глаз,  отпивая    горячий  чай.  
                 -  Откуда  ты  знаешь?  –  в  выцветших    от  холодной  заиндевелости    глазах  –  немой  намек  на  удивление.  
                 -  Просто  история  знакомая.  Где-то    видел.  
…Холст.  Стеклянный,  похожий  на  каплю  дождевой  воды,  стакан,  возле  горшка  с  цветком.  Что  за  цветок  -    не  знаю.  Может…    
                   Мерно  тикают  часы;  карманные,  на  толстой  потемневшей  цепочке,  древние  рукописи  –  на  них  небрежно  поставлен  орел  с  табличкой.  
                   -  Разве  их  кто-то  перепутает?  –  удивляюсь  я.  
                   -  Нет.  Просто  их  больше  не  будет.
                 Эра  Водолея?  Бесконечный  водоворот  истории,  как  святой  на  коне,  убивающий    Дракона  :    за  окном  –  начало  эр,  эпох  ,  а  здесь  уже  конец,  остатки  прошлого    и  …  Нет.
                   Картинка  с  изображением  дракона.  Нужна  для  заклинаний?
                   -  Ну  что  ты!    Конечно  же  нет!  –  отвечает  маг,  -    скорее,  как  напоминание  о  сагах  .  Великих  воинах.      Знаешь,  мне  это  родно  –  ведь  моя  молодость  прошла  в  сражениях,  подвигах.  Ты  пей    чай,  а  то  остынет.      Может,  тебя  угостить  хлебом  с  вареньем?  Будешь?  
                   Я  поблагодарил  мага,  взял  свой  чай:
     -  А  все-таки:  вам  не  грустно  о  прошедшем?
         Маг  рассмеялся:
     -  Почему  же,  грустно?  Взгляни  за  окно:  это  –  эра  Водолея.  Пускай  сейчас  зима,  но  завтра  потеплеет,  и  снова    вернется  великий  воин,  Воин-Сокол,  меч  найдет  своего  хозяина,  а  где-то  там  буду  я  –  вновь  молодой,  полон  сил,  веры  в  будущее  и…
   Я  улыбнулся  и  снова  взглянул    на  стену  передо  мной  :  теплые,  уютные  шторы.  Меч  и  лук.  Связка  давным-давно  засушенных  трав.  Орел  на  древнем  пергаменте,  чернильница  и  на  память  –  стрела.  Цветок  в  горшке,  стакан,  прозрачный,  как  роса  после  звездной  ночи.  Свеча,  часы,  цепочки.  
Волшебное  зеркало,  в  котором    не  отражается  ничего,  кроме  цвета  неба,  и,  скорее  всего,  будущего;  над  ними  картинка  с  драконом.  Возле  связки  трав  –  образ  святого,  убивающего  черного  дракона.  
     И  безмолвная,  гипнотизирующая    белесость  за  окном  –  связаны  между  собой  так  же  неразрывно,  как    начало  и  конец.
     …Кажется,  я  хотел  что-то  сказать?
Я  отхлебнул  горячего  чая  с  малиной,  и  с  благодарностью  улыбнулся  магу,  самими  лишь  глазами.  
 Да  ладно  уж,  давай  слушать  воспоминания  прошедшего  мира  и  дыхание  нового  начала.
   Но,  все-таки,  я  хотел  что-то  сказать?  Может,  о  зиме  и  лете?

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=700526
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 14.11.2016


посвящается прошлогоднему сентябрю

Осень  золотом  покрылась…
Задержать  бы  ещё  лето.
Это  лето  ещё  где-то
В  небесах  теплом  светилось,
В  дали  радужным  сияньем;
В  хризантем  ярких  соцветьях
Это  лето  закружилось,
Улетать  не  захотело,
Ведь  дожди  –  в  калины  гроздьях
 Скоро  серостью  увянут,
Скоро  будет  серо,  сыро,
Скоро  будет  столь  уныло…
Лето,  лето,  ещё  лето!!!
Ну  и  что.  Что  всё  желтеет
И  боярышник  в  цвет  крови,
Дымкой  дали  все  покрылись,
Тишина  и  пустошь  в  поле…
Солнце,  солнце,  ещё  лето!
Это  лето  заблудилось,
Не  показывай  дорогу,  
Улетит  же  вот,  ей-богу!
…  В  хризантем  ярких  соцветьях,
В  небе  знойном  полудённом,
Пусть  задержится  немного,
В  ноябре  –  тогда  в  дорогу.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=700524
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 14.11.2016


Весна.

І  бігли  коні.  Під  копитами
Ридав  зникаючий  вже  сніг,
Сліди  чорніли  на  шляхах,  покритих  ще
Сіреньким  килимом.  І  безлічі  доріг
Так  мчали  разом  з  тими  конями
Із  ночі,  сходу,  ген,  до  днів,
І  сонце  з  бурштину  долонями
Торкалось  ще  сідих  полів.
А  там,  в  далечині  синяво-сизій
Вже  зеленіє  сонечком  весна,  
Там  знову  вечір  топазом  зігріє,
І  ті  глибокі  небеса
Знов  запашіють  літньою  росою,
Що  падала  колись  в  зиму,
І  чорне  поле  знову  вкриється  травою,
Що  зникла  перед  осінню  в  пітьму…
Там  тепло.  Радісно.  Яскраво  
Знов  вечір  запалає  в  небесах
Своєю  пурпуровою  загравою.  І  в  снах
Земля  побачить  чисте  небо
У  літніх  сутінках,  як  до  зими,
Й  шкода  мені,  що  лиш  весні  не  треба
Пурпуру  осені.  Ті  сни,
Ті  хмари,і  холодні,  й  величаві
Пробіглися  по  синяві  тепла,
На  мить  про  зиму  нагадали
Й  в  світ  інший  зникли.  І  до  дна  
Все    навкруги  наповнилося  спекою,
І  всюди
Все  оживає,  і  радіє,  і  бринить,
Але  шкода  зими  криштальної.  Й  не  буде
Нікого  більш.  Хто  б  міг  її  спинить.
А  все  радіє,  і  повсюди
Палають  топаз  і  бурштин  весни,
Й  день  золотавий  всюди  гріє,
І  сонце  знов  заграє  на  росі.
     …  А  коні  бігли.  Під  копитами
Вже  глухо  гупотів  асфальт,
Дивуючись  цим  білим,  півзабутим  вже
Створінням  літ  минулих.  Й  хат
Вже  стріхи  з  марева  бурштинного  полинули,
Хоч  ні,  навіщо  вони  нам?
А  коні  до  весни  та  літа  бігли  все,
Туди  де  сонце  та  тепло.  Там…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=699904
рубрика: Поезія, Філософська лірика
дата поступления 11.11.2016


Я бы пригласил на танец Метель…

…  Я  бы  хотел  потанцевать  вальс  Зимы…
Я  пригласил  на  танец  Метель,  я  станцую  вальс  с  Метелью,  не  замечая,  как  черная  земля  под  ногами  постепенно  укрывается  белым  –  серые  тучи,  серое  небо,  черные  ветки  и  белоснежный  мех  снега  –  если  прислушаться,  то  можно  услышать,  как  он  с  тихим  шелестом  плавно  ложится  на  землю.  Помнится,  так  же  таинственно  облетала  листва  с  деревьев  ещё  недавно  –  в  полной  тишине  уснувшего  до  следующей  весны  –  нет,  поздней  зимы!  –  мира.  Сейчас  же…
   Плавные  повороты  белых  китиц,  хлопья  снега  –  самого  драгоценного,  что  есть  в  Зимы  –  я  медленно  веду  метелицу  в  вальсе.  Нет  отсчета  «раз,  два,  три»    танца,  здесь,  как  и  в  танго,  полная  свобода  действий  –  рука  на  хрупкой  иллюзорной  талии,  несколько  шагов  в  скрытую  за  снегопадом  Бесконечность,  поворот  –  серое  небо,  серый  мир,  тишина,  нарушаемая  лишь  едва  слышным  шелестом  снега;  плавный  шаг  назад  –  вокруг  –  на  многие  километры  –  холмы  и  равнины;  снова  поворот    и  меха  поглотили  легкие  звездочки  далёких  сёл  на  холмах  и  в  долинах;  три  шага  вперёд  –  серый  мир,  в  котором  мне  совсем  не    холодно,  я  счастлив  танцевать  вальс  с  метелью.  
   Я  знаю,  что  это  не  надолго  –  когда  уже  совсем  стемнеет,  я  поклонюсь  милой  леди  и  поблагодарю  её  за  честь  станцевать  со  мной;  вернувшись  домой,  с  головой  утону  в  рутине  до  следующего  шанса  глотнуть  свободы.  Я  знаю,  что  завтра  о  метели  мне  напомнят  только  чудесные,  блестящие  на  солнце  радугой,  шелка,  что  тянутся  от  бирюзового  горизонта  к  горизонту,  залитому  зимним  солнцем;  знаю,  что  оттепель  смоет  белый  цвет  в  грязь  и  уныние,  но  сейчас  –  сейчас  я  по-настоящему  свободен  и  счастлив,  танцуя  в  самом  сердце  зимы  вальс  с  метелью.  Шаг  влево,  поворот  –  весь  мир  принадлежит  мне.  Порыв  ветра,  тишина  –  весь  мир  создан  для  меня.  Весь  мир  создан  для  каждого  из  нас,  но  многие  этого  не  замечают,  многие  прячутся  в  иллюзиях,  кто-то  отрекается  от  него…  
   Я  пригласил  на  танец  Метель,  в  мире,  который  принадлежит  мне,  я  танцую  вальс  с  прекрасной  дамой  в  мире,  созданном  для  меня…  
Жаль  только,  что  мир  об  этом  не  знает.  Миру  всё  равно.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=699903
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 11.11.2016


Горец.

Я  хожу  по  земле
Уже  тысячи  лет,
Неба  синь  надо  мной  –  
Я  древнее  её,
И  народов  река,  
Словно  пыль,  протекла,
Как  вода  между  пальцами,
В  бездну…

Сколько  в  мире  небес,
Столько  было  имён,
Я  не  помню  их  всех,  
Ни  к  чему  их  хранить;
У  меня  есть  мечта  –  
Видеть  мира  конец,
Когда  придет  вновь  Бог,
Когда  вспыхнет  вновь  свет…

Но  пока  я  иду
Куда  мысль  полетит:
Иль  у  гор  пустоту,
Иль  где  лето  горит.

…  Я  сменил  много  стран,
Видел  много  небес,
Видел  много  людей,
Много  жизней  и  дней,
Только  где  же  мой  дом,
Где  же  имя  моё,
Где  же  жизни  мои,  
Мои  мысли  и  время?

…  У  меня  есть  мечта:
Луч  живого  огня
Меня  вновь  исцелит,  
Жизнь  мою  прекратит
Долгую,  вечную…

-  Где  же  жизни  мои?
-  С  ветром  вдаль  унеслись.
-  Где  же  имя  моё?
-  Сорняком  заросло,
И  где  время  моё,
Я  не  знаю  и  сам,
Лишь  мечту  я  храню
На  зло  многим  богам…

…  Я  хожу  по  земле
Уже  тысячи  лет,
Неба  синь  надо  мной  –  
Я  древнее  её…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=699141
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 07.11.2016


Первый снег.

Падает  снег.  Тишина.
Вроде  бы  осень,  а  вроде  –  зима.
Серое  небо,  усталые  листья  –  
Белое  –  чёрное,  прошедшего  письма:
Зима?

Падает  снег.  Серое  небо.
Белые  крыши  и  голоса  в  дали  –  
Осенний  покой  и  немного  печали:
Скоро  зима.

Может  быть,  в  вечере  так  раствориться  –  
Ни  звёзд,  ни  ветров,  только  чёрные  листья,
Только  вокруг  бесконечный  покой:
Сумерки.  Осень  перед  зимой.

Холодно?  Вряд  ли.  Зелёные  травы
Под  снегом  дремают.  Они  будут  рады  –  
Может  быть,  завтра  солнце  рекой.
Падает  снег.  Тишина.  Вечер.  Покой.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=699140
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 07.11.2016


ангел

На  далёкой  земле,  что  средь  сини  одна,
Где-то  греется  свет  у  немого  костра
Из  любви  и  мыслей,  только  боль  есть  одна  –  
Тьма…
И  средь  той  пустоты,  среди  той  красоты
Слёзы  блеснут  дождём,  собираются  в  край,
Что  мерцает,  как  рай,  в  бесконечности
«  где-то»…

На  далёкой  земле,  что  средь  сини  одна,
В  угасающем  дне  золотого  огня
Только  теплится  грусть  у  глазах  золотых,
Тихо  капает  песнь,  у  устах,  столь  немых,
Что  не  могут  просить  Бога  остановить
Боль  и  вечер…
Солнце  клонится  вниз,  и  ночь  близится  всё,
И  слепые  глаза,  словно  топаза  два,
Видят  утро  в  сини,  и  те  прошлые  дни,
Когда  было  здесь  «что-то»  и
«где-то».
Оглянитесь,  глаза!  Перед  вами  –  земля,
И  леса,  и  поля  в  тёплом  вечере  дней,
А  вокруг  облака,  зимних  снов  холодней,
В  дымке  горы  уснут;  гнётся  ивовый  прут
Под  дыханием  ветра  вечерним…
Но  слепые  глаза  не  взглянут  никогда
На  землю,  в  неба  синь,  там,  за    край,  в  «далеко»,-
А  ведь  так  нелегко
Оторвать  златой  взгляд  от  тепла  огонька,
Оглянуться  назад  –  там  ведь  не  темнота,
Вспомнить  имя  своё,  и  понять,  что  это  –  
Лишь  вечер…
…  На  далёкой  земле,  что  средь  сини  одна,
Где-то  греется  свет  у  немого  костра
Из  любви  и  мыслей,  только  боль  есть  одна  –  
Тьма…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=697787
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 31.10.2016


Недописанная страница тетради

 Недописанная  страница  тетради…  чем  её  можно  заполнить?  После  многочисленных  дней,  героев,  дождей,  снегов  и  солнц?  Наверное,  летним  вечером.  Тёплым,  как  щастье,  и  легким,  как  бархатистый  шелк…  Герои  пошли  отдохнуть,  погибшие  ожили  и  сказали,  что  да,  фильм  удался  на  славу.
 Сверчки  запели  песню  для  ранних,  привечерних  рос,  а  звезды  улыбнулись  самими  лишь  глазами  закату.
 Чем  можно  заполнить  последнюю  страницу  тетради?
   Вечерний  чай  стынет  в  фаянсовой  чашке.  Над  улицами,  деревьями  и  вечером  льется  из  «где-то»  музыка    -    долгое  эхо,  расходящееся  далеко-далеко  в  тишину  летнего  сна,  только  изредка  прерываемое  одиноким  усталым  шумом  автомобиля…  дома  уже  окунулись  в  сумерки  прошедшего  дня,  и  только  спутниковые  антенны  да  верхушки  деревьев  ещё  смотрят  с  надеждой  на  свет  –  может,  день  задержится  хоть  на  еще  чуть-чуть?
 Отдых.  Набираются  сил  для  завтрашнего  дня,  делятся  впечатлениями  от  сегодняшнего,  посылают  приветы  добрым  и  дружелюбным  звездам,  запивая  горячим  кофе  волны  песен  кузнечиков.
 Одиннадцатый  час  вечера.  Луны  нет  –  зачем  в  янтарно-ультрамаринистой  бархатности  луна?  Пусть  отдыхает…  Облака,  подобно  снежным  изморозям,  согрелись,  растаяли,  улыбнулись  и  помахали  рукой  дню  –  спокойного  отдыха,  до  завтра?
…Вот  и  заполнена  последняя  страница  тетради.  Допит  немного  остывший  чай.  Умолкла  льющаяся  где-то  издалека  музыка  –  магнитофон  выключили  и  внесли  в  дом…  Спокойного  отдыха,  звёзды!
 До  завтра…
…  Если  зачерпнуть  ладонями  кусочек  зимнего  неба,  и  заглянуть  в  солнечный  день,  то  в  нем  можно  найти  маленькие  паутинки  перьев  лета  –  запах  полыни,  вечернюю  песнь  сверчков    и  легкие,  теплые  облака,  доверху  наполненные  

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=691422
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 29.09.2016


Воспоминания об ушедшем лете.


Привечерние  лучи  тепла  –  чистейший  янтарь  вина,  пропитавшего  душу.
 Прошел  дождь  –  хрустальные  семена  ручьёв  упали  в  зелёные  моря,  проросли  чистыми  безгрешными  душами  воды,  радуги  и  влаги,  и  взлетели  лёгкой  стаей  времерей  в  небо…В  чистое  небо,  пьющее  янтарь  вина,  пропитавшего  душу.
 С  востока  доносится  музыка  прошлолетних  воспоминаний    -  добрых  и  грустных,  отражение  уже  отзвучавшей  красивой  мелодии…    Помнишь  тот  слепой  дождик,  когда  тебе  было  семь  лет?  Ну  хоть  немного?  Ты  знаешь,  я  тоже  едва  могу  вспомнить  мир  ребёнка,  когда  всё    являло  собой  тайну  и  загадку:    только  искры  смеха,  кометами  мчащиеся  навстречу  земле.  Пар,  подымающийся  от  мокрого  асфальта,  пробежка  по  воде  –  с  ног  до  головы  промокшие  корабли  и  самолёты,  влюбленные  в  прохладу  берёзы,  целующие  привечернее  солнце.  Мне  дороги  эти  воспоминания!
 …  Днём  была  жара;  она  застыла  мягкой  канифолью  до  самого  неба,  и  только  изредка  пронизывалась  трещинами  пыльного  ветра.
 А  ветер  пригнал  облака,  и  весёлая  ребятня  –  где-то  там,  далеко  –  ты,  в  других  краях  –  я,  и  еще    кто-то  –  попрятались  от  бриллиантовых  шелков  в  домах  и  подъездах.  Мы  спрятаться  не  успели,  остались  мокнуть  под  моим  старым  каштаном  –  высоченной  ракетой,  не  раз  взлетавшей    в  звёздные  выси,  но  всегда  находившей  дорогу  обратно…
 Теперь  всё  не  то  –  мы  выросли…
Небо  протёрто  облаками,  отполировано  до  блеска;  солнце  дня  разбивается  в  лужах  на  ожерелья  света,  а  привечернее  одеяло,  сотканное  с  мягкой,  мерцающей  ночи…
   Когда-то  мы  бегали  по  пшенице.  Больших-больших  волнах  зелени,  сразу  после  дождя  –  смотрели,  как  сизые  водопады  туманной  лавиной  летят  откуда-то  с  самых  вершин  заоблачных  краёв  куда-то  вниз,  сквозь  землю,  обдавая  своими  воспоминаниями  о  синеве…
 Воспоминания…  Люблю  хорошие  воспоминания  –  особенно  о  лете  тёплых  спокойных  сумерках,  когда  ложится  спать  дневная  жизнь  и  из-за  луны  прилетит  сказочный  туман    с  большими-большими  добрыми  глазами  цвета  западного  неба,    уже  покрытой  росой  травы  и  сумеречных  далей.
 Может,  мне  хотелось  бы  остаться  навсегда  в  этом  сумеречном  мире?  Нет  –  вечер  только  отдых  для  души,  рассвет-  вспышка  радости.  А  я  живу  во  дне.
 Привечерние  лучи  тепла  –  янтарь  чистейшего  вина,  пропитавшего  душу.  Кто-то  пришёл  к  сумеркам,  и  сказал,  что  будет  ночь…  Нет,  после  сумерек  сразу  начнется  утро  –  после  короткой,  почти  незаметно  мерцающе-уснувшей  ночи…
     День…  Утро…  глоток  янтарного  вина,  пропитавшего  душу.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=691089
рубрика: Проза, Лирика любви
дата поступления 27.09.2016


Все мы - маленькие дети ;)

Все  мы  –  маленькие  дети,  
Все  мы  хочем  верить  в  сказку,
Может,  сказка  станет  явью,
Может  быть  –  наоборот…
Все  мечтают  о  драконах,  
О  принцессах  в  светлом  замке,
О  сокровищах  в  пещере,
О  небесных  кораблях.
Может,  если  вдруг  о  чуде
Ты  немного  позабудешь  –  
Ты  утонешь  в  своём  сердце
И  не  выплывёшь  назад.
Может,  если  сильно  верить,
Сказка  вдруг  начнет  сбываться,
Золотой  единорожек
Увезёт  тебя  в  закат:
Там,  где  звёзды  и  где  грёзы
Где  русалки  и  жарптицы,
Где  принцесса  в  светлом  замке
И  на  белом  коне  принц…
Главное  –  поверить  в  чудо!
Главное  –  поверить  в  сказку!
Главное  –  в  руке  синица
Превратилась  в  журавля.
Все  мы  –  маленькие  дети,
Все  мы  –  хочем  верить  в  чудо,
Просто  сказка  у  нас  разных
Эпизодов  и  ролей.
Все  мы  –  маленькие  дети,  
Все  мы  –  хочем  верить  в  сказку,
Верьте,  верьте  в  свою  сказку,
И  она  вдруг  станет  явь!

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=690034
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 21.09.2016


Лунная соната.

…  Я  повернулся  и  ушёл.
 -  Куда  же  ты?  –  луна  кричала.  –
-Давай  начнём  мы  всё  сначала!
Я  повернулся  и  ушёл.

Ещё  зима.  Но  снега  мало  –  
Был  и  растаял,  словно  белый  сон;
Весна  пришла.  Но  будто  бы  устало
Притронулась  к  траве  имён.
Зима  так  само  грустно  оглянулась
Постояла  чуть-чуть
И  вдаль  ушла.
Ничья  пора…  И  ветры,  вновь  вернувшись,
Подули  на  поля.  Ничья  пора…

Красавица  луна,  
Показывая  из-за  туч  свой  белоснежный  лик,  
Вновь  в  волнах  пены  утопала,
Как  будто  ночью  солнца  блик  
На  крылья  белой  птицы  падал…

Я  оглянулся,  посмотрел  ей  вслед…
И  ты,  луна,  бежать  устала…
Когда-нибудь  возьмёшь,  притормозишь…
Когда-нибудь…  Но  й  моей  жизни  мало,  
Что  б  посмотреть  на  миг  «когда-нибудь».

А  тучи  плыли,  словно  порванная  шаль…
Ночная  шаль.  И  капли-слёзы  
Откапали  о  прошлом,  как  печаль  –
Кап-кап,  кап-кап,  и  где-то  там  морозы
Испьют  до  дна  с  жарой  вино  своих  начал.

…  А  тучи  плыли,  словно  порванная  шаль…
Тучи  навстречу  им  летели  вдаль,
Вперёд,  вперёд,  быстрей,  чем  ветер,
И  взять  бы,  да  и  время  подождать…
Но  нет,  бегут,  наверное,  в  янтарный  вечер
Их  жизни.  Зря:  мгновения  не  перегнать.

Ну,  а  красавица-луна,
Подобна  солнцу,  чуть  бледна,
В  окошко,  улыбаясь,  выглядала,
Пугливо  пряталась…  О  нет,  
О  нет,  не  прячься,    ну  пожалуйста,  луна!
Она  ж  стыдливо  спряталась  меж  туч…

Я  повернулся  и  ушёл.  Ночь  марта.
Как  будто  март,  а,  может,  и  февраль  –  
Не  разберёшь,  то  холодно,  то  жарко.
Но  всё  же  в  этой  ночи  смысл  один:
Когда  февраль  вновь  выиграл  у  марта
Когда  мгновения  не  перегнать,  
В  миры  другие  можно  уйти  тихо…
А  ночи  этой  лета  ещё  ждать  и  ждать…
Зима?  Весна?  Вновь  вальс  ветров  –  
И  всё  утихло…
Ничья  пора…
Как  облачный  покров.

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=687004
рубрика: Поезія, Философская лирика
дата поступления 01.09.2016


Місяць, що сходить

…Пані  мисливице,  чи  дозволите  постояти  поруч,  відпочити?  Моя  дорога  далека  й  важка,  та…
 Дівчина  дивиться  на  мене  зверхньо  й  вороже:  «  Хто  ти?  Адже  я  тебе  не  пам’ятаю.  Та  й  навіть  не  знаю  взагалі  –  чужинець.»
 Хто  я?  Далекі  світи  спочивають  в  зорях,  а  по  небу  пливуть  мої  мрії,  надзвичайно  щасливі  й  легкі;  я  тінь  місячної  ночі,  я  подих  сонця  в  безкраїх  степах.  Ти  боїшся  мене?  Не  треба,  я  всього  лиш  подорожній  і  шукаю  зовсім  не  тебе.
 -  Земля  нічия.  –  Знизала  плечами  дівчина  й  знову  перевела  погляд  в  далечину:  безкраї  простори  відкриваються  з  обриву  скелі,  на  яку  я  вийшов.  Крик  сокола  в  безмежній  синяві,  далеко  внизу,  до  самого  горизонту,  тонуть  в  легкому  ранковому  мареві  ліси;  яскравою  перлиною  сяє  містечко  біля  підніжжя  –  як  тільки  не  боїться  обвалу?
 Хижий  крик  –  до  мисливиці  в  розкішному  синьому  вбранні  повернувся  яструб,  скинувши  зайця  пані  під  ноги,  вмостився  на  обтягнутому  шкірою  плечі.  Сонячні  очі  пронизали  мене  наскрізь,  і  десь  в  закутках  душі  знайшли  моє  ім’я.  Яструб  сприйняв  мене  вороже:  ось  хто  я.  ну  добре.
 -    Ти  не  з  нашої    країни.  –  Примружила  очі  дівчина.  –  І  не  з  жодної  з  сусідніх  –  дуже  несхожий  на  нас.  То  звідки?
 -  Дуже  здалека.  Ти,  мабуть,  ніколи  не  чула  про  цю  країну.
Я  роздивляюся  яструба:  що  мені  в  цій  птасі?  Хтось,  кого  я  майже  не  пам’ятаю,  та  водночас…  Цілий  калейдоскоп  асоціацій,  спогадів  та  кольорових  картин:  небо,  два  місяця  над  пустелею,  мій  зореліт  та  ще  забагато  чого.
 -  Ти  ніколи  не  бачив  мисливських  птахів?  –  В  дівочих  очах  посмішка  та  ворожість.
 -  Не  зовсім.  –  Перше,  що  спало  на  думку.  У  нас  зовсім  інші  повітряні  хижаки,  та  все  ж:  -  Яке  його  ім’я?
 -  Дивно,  -  усміхається  дівчина,  -  ти  запитуєш  його  ім’я,  а  не  моє!  Чи  я  не  так  гарна,  що  б  ним  не  цікавитись?
 -  А  все  ж  таки?
-  Його  ім’я  Ворон.
…  Сніжно-біле  вороння,  що  літає  в  чорному  гіллі  спогадів:  зима.  Птахи,  що  кружляють  над  сірою  холодною  вічністю…  Хтось  загинув  в  снігах,  моя  самотність  та  довгий,  безкінечний  шлях  до  літа,    життя  і…  Та  геть  минуле:  зараз  літо  й  день.
-  Ворон…  -  Повторив  я.-  Гарне  ім’я…
Проте,  ім’я,  якого  я  не  пам’ятаю,  чиє  та  коли?  Кажуть,  в  імені  –  велика  сила,  і  кожен  схожий  на  своє  власне.  Або  на  себе  самого,  свою  сутність?
…Густі  трави  –  гарна  оздоба  для  глибокого  неба:  нарешті  наздогнала  втома  пройдених  шляхів,  великий  кошлатий  пес  з  жовтими  яструбиними  очима  на  сірому  мареві;  вмостилася  поруч  з  шинкою  мокрого  язика:  теж  втомилася  ходити  за  мною.
 Шурхіт  трави  приніс  мені  спогад:  швидкісний  політ  на  флаєрі  бурштиновим  каньйоном,  спека  літньої  пори;  високо-високо,  майже  біля  обличчя  білого  місяця  –  троє  білих  птахів.  Місяць,  що  народжується…
З  зоряних  далей  мене  звуть  спогади  про  до  болю  знайомі  очі,  треба  йти.
Важке  дихання  поруч:  це  втома  все  ніяк  не  може  відпочити  від  безкрайньої  дороги…  Ну,  якщо  вже  втома  втомилася  йти…  не  переймайся,  я  майже  прийшов,  ще  трішки,  ще  один  крок  –  і  над  світом,  над  степами  й  горами,  над  горизонтом  зійде  величезний  рожевий  місяць.  
 Сині  скелі  та  мереживні  палаци,  білі  птахи  в  небі  та  таємничі  тіні  в  містах  –  світ  нових  сутінок,  адже  саме  тут  народжується  місяць…  треба  лиш  зробити  декілька  кроків,  і  я  повернусь…

адрес: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=673728
рубрика: Проза, Лірика кохання
дата поступления 21.06.2016